Анастасия Зеленкова
«Нужно быть очень серьезным человеком, чтобы танцевать стриптиз»

6 декабря в минском клубе «Фортуна» прошла первая (мужская) часть фестиваля стриптиза «Жар-птица». Накануне Вадим Ванюхов, танцор самого популярного в Беларуси мужского танцевального шоу «СandyMEN», рассказал «Салідарнасці» почему после выступления в первую очередь он ждет аплодисментов от мужчин, как относится к женскому стриптизу, и что сказала его бабушка, когда увидела, чем занимается внук.

«От настоящего мужчины даже пахнет сексом»

— Вообще-то, надоело мне все это. Устал, — неожиданно признался во время нашей встречи Вадим.

— Вот уж не думала, что буду писать материал под названием «Исповедь уставшего стриптизера», — не поверила я.

— Почему «стриптизер»? Я — танцор!

— Ну, хорошо. И чем же на пенсии занимаются уставшие от стриптиза танцоры?

— Нет, на пенсию я пока уходить не собираюсь. «СandyMEN» — основное мое место работы, я 5 лет уже там танцую.

А еще открыл вот эту студию танца для детей. Вначале не верил, что получится, но удивительно — дети пошли. И покатило. Показываем очень достойные результаты.

— А родители знают, к кому водят своих детей?

— Конечно, знают.

— И не боятся, что ты их «плохому» научишь?

— Не боятся. К тому же я еще профессионально еще и спортом занимаюсь. Я абсолютный чемпион Беларуси по фитнессу, стал пятым в чемпионате Восточной Европы. Сейчас готовлюсь на Московский федеральный округ.

Вернее, в январе начну готовиться, сейчас — сама понимаешь, предновогодний период. Потом — на Питер.

— Как же тебя такого спортивного стриптизом угораздило заняться? Вряд ли в детстве мечтал стать стриптизером?

— Вообще, я раньше профессионально занимался футболом. Жил какое-то время в Израиле, и был кандидатом в юношескую сборную этой страны.

Но так получилось, что я сломал оба голеностопа. Вылечился, приехал сюда. Решил тут играть в команде и на первой же тренировке снова ломаю голеностоп. Мать (вернее, моя бабушка) посмотрела и говорит: «Нет, футболистом тебе, сынок, не быть».

— Хочешь сказать, что тебя бабушка надоумила стать стриптизером?

— Где-то в середине 90-х, когда я вернулся в Беларусь, оказалось, что мои друзья занялись танцами. Начали возрождать брейк-данс. И я стал танцевать вместе с ними.

Так пошло-поехало. А первые выступления, помню, были на детской дискотеке «Лимпопо» в кинотеатре «Москва».

— Вот так с детской дискотеки «Лимпопо» да в стрип-клубы…

— Ты знаешь, правда, интересно вспомнить, что было. Даже если брать материальное положение. Тогда получал 5-10 долларов за танцевальное выступление. Старался экономить. Даже ночью пешком шел от кинотеатра «Москва» до Пушкинской, только, чтобы маме принести и положить то, что заработал. Конечно, про стриптиз тогда даже не думали, даже не знали, что это такое.

Сейчас суммы выросли в 100 раз. За каких-то 12-13 лет такой огромный скачок произошел. Приятно, елки-палки.

— А когда решил раздеться на сцене?

— Когда мы разбежались с этими ребятами (кто-то в армию ушел, кто-то еще куда), я танцевал один. И просто решил как-то сделать себе стриптиз-программу. Там у меня пять номеров. Помню, даже мумия была с гробиком.

— Самое первое выступление со стриптизом помнишь?

— Ой, лучше об этом не вспоминать! Это, было ужасно. Я не помню, что я танцевал, но у меня сохранились фотографии с того выступления. Смотрю на них — ребенок горький.

Кажется, мальчик вот так вышел и просто снял майку. Ты ж пойми, когда выходит настоящий мужчина — от него пахнет сексом, а когда такой, чего тут можно хотеть…

К тому же, что обычно подразумевается под словам стриптизер? Это мачо, яркий накачанный мужчина, с длинными волосами. А у меня — 1 метр 66 см роста, да еще и лысый я — вернее, полулысый. В то время о солярии не подозревал, тем более о тренажерном зале. Думал, прокатит и так.

— Не страшно было раздеваться?

— Да нет, в этом плане у меня нет комплексов. Это нормально. Я считаю, что хороший танцор должен быть универсален и уметь танцевать все. Причем, хорошо.

— Как попал в «СandyMEN»?

— Я сам безумно хотел туда, и настойчиво добивался, чтобы меня взяли. Я ведь не сольный танцор. Мне нужен коллектив. Пришел на тренировку и так и остался.

В наше время одними танцульками мало кого удивишь. Все хотят видеть шоу. Мы и делали это шоу. Добавили больше стриптиза. Стали активнее заниматься в тренажерных залах.

Кстати, коллективу -- 15 лет. Его поднимали Саша Асташко и Ваня Рабец. Саша — руководитель.

Увидев, бабушка сказала: «О, сынок, да ты молодец у меня!»

— Как при таком напряженном графике у тебя с учебой дела обстояли?

— Да так себе. В училище искусств, где я учился, очень не нравилось преподавателям, что я работаю по ночам. Только и слышишь: «А мы тебя видели, когда ты стриптиз танцевал!» И всем ответь, всем объясни.

— А что преподаватели делали там, где ты стриптиз танцевал?

— Вот-вот. В общем, тяжело было. Я первый, у кого в группе появился мобильный телефон — о нем многие тогда даже не мечтали. Естественно, как на меня могли смотреть преподаватели?

— Как родители отнеслись к тому, чем ты занимаешься?

— У меня нет ни матери, ни отца. Меня бабушка воспитывала. А к тому, что я танцую стриптиз, она всегда нормально относилась.

— Она видела твои выступления?

— По телевизору видела. Говорила потом: «О, сынок, да ты молодец у меня! Мне так понравилось!»

Но «вживую» за все это время ей так и не удалось на меня посмотреть — все-таки она человек уже пожилой, и в ночные клубы тяжело ходить.

— Наверняка, у тебя есть какие-то секреты на сцене. Ты ж даже смотришь совсем не так, как сейчас, разговаривая со мной…

— Я бы на тебя сейчас с большим удовольствием так посмотрел. Ой, я, наверное, что-то не так сказал? Ты вообще, замужем?

— Вообще-то, да.

— Тогда тем более. Ну, какие секреты? Многие об этом спрашивают. Мол, как сделать, чтобы вас вот так пожирали глазами?

Отвечу за себя: я просто знаю, чего я хочу, когда выхожу на сцену. У меня нет цели соблазнить девушку, но мне важно заставить девушку смотреть на меня. Если я просто танцую в постановочном шоу, то настраиваюсь совсем по-другому.

У меня в команде такой веселый образ. Я редко делаю какие-то серьезные номера. Я смеюсь над собой. Мало людей, которые умеют это делать.

Я нашел свою фишку. Да, мне не говорят: вон какой холеный мачо, но при этом и не освистывают. Когда тебе хлопают девушки — это хорошо, но когда тебе хлопают мужчины… Похвалу мужиков заработать тяжело.

А еще нужно быть очень серьезным человеком, чтобы танцевать стриптиз. Просто раздеться — любой мужчина сможет, но сделать это красиво, чтобы всем понравилось...

Часто бывает: интересный парень, вроде, все есть — и внешность и танцует хорошо, и сальто крутит — а вот не то. Я и детям в своей студии говорю: вы не удивите никого своими танцами или чувством ритма, но вы удивите своей харизмой, энергетикой.

— Казусы во время выступлений случались?

— Ой, очень много. Хватало всего — и полотенца падали. Да вот не так давно танцевали в клубе. Вроде и номер уже закончился, бах, смотрю, а у меня одна часть, так сказать, тела не прикрыта. Кто-то ахнул, кто-то заулыбался, кто-то глаза закрыл. А что я сделаю уже — ну не прикрыл!

Бывало такое, что стринги снимаешь, а их кто-нибудь из посетителей подбирает. В последнее время просим охрану, чтобы смотрела за нашими вещами, пока мы танцуем.

А как-то меня просто попросили девушке стринги подарить. Она день рожденья отмечала. Что мне оставалось делать? Подарил, конечно.

А еще у нас есть номер «Люди в черном». Мы в нем выходим в черных костюмах и по ходу номера раздеваемся и остаемся в белых стрингах. И вот мой напарник Ваня рассказывает: «Снимаю я штаны и чувствую, что что-то не то». Оказалось, что он просто забыл одеть белые стринги и остался в том белье, в котором пришел. Мы чуть все со смеха там не легли.

«Я не порядочный»

— Девушка у тебя есть?

— Я уже 8 лет женат. В 18 лет женился. Детей пока нет.

— И как жена относится к такой работе своего мужа?

— Во всем меня поддерживает.

— А детям расскажешь, чем папочка занимался?

— Конечно. Но я бы не хотел, чтобы мои дети шли в шоу-бизнес. Я, конечно, помогу им, если надо будет. Но постараюсь строго за ними смотреть.

— То есть, ты такой вот добропорядочный семьянин?

— Ой, я не порядочный, но очень стараюсь быть. И это уже хорошо. Не отрицаю, и с девушками знакомлюсь, и они со мной, но дальше как-то не заходит, да я и не позволяю себе.

Да если бы с каждой девушкой, которую я встречал на своем пути, у меня что-то было — что бы от меня осталось? Есть такое стихотворение:

Орлы на землю не садятся
И яйца в небе не несут,
Они своим клювом гордятся —
Кого попало не клюют.

Это про меня. Свою супругу я очень люблю, и рад, что она меня понимает.

А танцы — это моя работа, от которой я получаю о-огромное удовольствие. Стриптиз это — не стриптиз. Главное — я танцую, я на сцене.

— Жена у тебя часом не стриптизерша?

— Нет, она вне шоу-бизнеса.

— А как сам относишься к женскому стриптизу?

— В своей жизни я видел только один стриптиз, после которого мне захотелось засунуть руки в карманы. Да, много хороших девочек, и у нас, и за рубежом. Но чтобы вот так открыть рот и обалдеть — у меня было только однажды.

Причем эта девушка ничего особого не делала. Она просто выходила, просто раздевалась. Но было не оторвать глаза.

Это была действительно леди, такая недоступная и тем самым такая сексуальная. Она словно говорила: ребята, смотрите, но не трогайте. И вроде хочешь что-то сделать, а не можешь.

— Мог бы жениться на стриптизерше?

— А почему бы и нет? Она такой же человек. Такая же танцовщица. За меня же пошли замуж.

— То есть, ты не собственник?

— Ты что! Еще какой собственник. Раньше я мужчинам на свою жену даже посмотреть не разрешал. Естественно, сейчас когда мы выходим на какие-то вечеринки я могу позволить ей общаться с другими мужчинами, все равно я знаю, что это моё. МОЁ!

— А что ценишь больше всего в женщине? Ум, бюст 5-го размера…

— Тут я бы тебе очень большой комплимент сделал.

— Это по поводу первого или второго?

— И того, и другого. А вообще, главное — чтобы человек был хороший. Да я как-то мало на женщин смотрю. Думаю, каждая женщина красива по-своему.

— То есть ты — не бабник. Какой тогда у тебя самый большой недостаток?

— Я очень вспыльчивый, хоть и отхожу быстро. Но я работаю над своими недостатками.

— Поступали когда-нибудь предложения интимного характера от состоятельных дам?

— Да. Как-то предлагали нам пять тысяч долларов за ночь. Вернее, Саше — пять, мне — три.

— Из-за метража что ли скинули?

— Обижаешь. Я бы не сказал...

— Так ведь Саша, и правда выше.

— А-а! Вот ты о чем. Ну да. А ты еще спрашиваешь, какие у меня недостатки… Хотя это, пожалуй, про достоинства.

— И чем все закончилось?

— Отказались.

— Да неужто?

— А ты бы согласилась?

— Так я все-таки девушка.

— Глупости. Какая разница. Стишок про орла помнишь? Так вот я — орел.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)