Нутро власти в одной фразе

Ярослав Романчук — о «шедевральном» высказывании Румаса.

«Нутро власти в одной фразе, — пишет Ярослав Романчук. — Обманывать плохо. Можно схлопотать. Даже если ты чиновник. Даже если на самом верху. Особенно осторожно нужно с цифрами. Сказал будет $500, а получилось $400 – обманул. сказал экономика вырастет на 3% ВВП, получили 1% — обманул. Сказал создать 100 тысяч рабочих мест, а создал 30 тысяч – обманул. Сказал увеличить производительность труда до $20 тысяч, а получил $13 тысяч – обманул. Сказал белорусов будет более 10 миллионов, а их стало меньше 9,4 миллионов – обманул.

Чтобы не подставлять себя, чиновники изобрели свой собственный язык. Слова вроде бы умные и правильные. Их много-много, но что конкретно сказал тот или иной чиновник определённо понять невозможно.

Вот типичный пример такого бюрократического новояза в исполнении премьер-министра Сергей Румаса от 12 мая 2020г. Бизнес хочет, наконец, определённости и ясности в том, как правительство будет реагировать на глубокий кризис, кому и как будет оказана помощь, в какой форме и на как долго. Ответы на эти вопросы критически важны для срочной выработки антикризисного плана действий, для планирования работы хотя бы на ближайшие 12 – 18 месяцев. Такие ответы надо было бы иметь уже два месяца назад, но белорусский Совмин никуда не торопиться.

И вот шедевральная фраза его руководителя: «Там, где будет совсем плохо, при условии достаточности принятых нами мер, государство окажет посильную помощь, чтобы максимально сохранить трудовые коллективы и наработанные экономические связи».

Вы поняли, кому, какая, как и на каких условиях будет оказана помощь? Едва ли. И в этом суть номенклатурной вербальной эквилибристики.

Первое. Где будет «совсем плохо»? Что такое «совсем плохо»? Это будут решать нужные люди в кулуарах. Это отсечение «лишних» глаз от процесса дележа бюджетного пирога. Понятное дело, какой методички о том, что такое «совсем плохо», не существует.

Второе. «При условии достаточности принятых нами мер» — ещё одна потрясающая точностью фраза. Что такое «достаточность»? Кто будет определять? Правильно, те же VIP-распорядители чужого, номенклатурно-силовое начальство и его коммерческие партнёры.

Третье. «Посильная помощь» — это о чём? «Посильная» в деньгах или законодательных, регуляторных послаблениях? Посильная кому? На сколько? Опять же, кто и по каким критериям будет решать, по силу это правительству (государству) или нет? Те же люди будут делать оценку регулирующего воздействия, описывать преимущества именно такого распределения бюджетных ресурсов. В кулуарах. Закрыто. В режиме «междусобойчик».

Четвёртое. «Максимально сохранить трудовые коллективы» — это сколько людей можно уволить? В 2015 – 2019 гг. в Беларуси было уволено почти на 325 тысяч человек больше, чем принято на работу. В I квартале 2020г. мы уже имеет минус 12 тысяч.

«Максимально сохранить» — это не одно и то же, что «никого не увольнять». Вот приходит инсайдер директор-лоббист к своим людям в правительство/Администрацию президента и легко доказывает, что «максимально возможное число рабочих мест» с учётом резкого ухудшения спроса и финансов – это минус тысяча человек. И всё. «Максимум» — это совсем не про цифры, а про субъективное восприятие номенклатурно-коммерческого начальства.

Пятое. Сохранить «наработанные экономические связи». Это уже литературщина какая-то. Какие такие связи? Когда наработанные? Зачем их сохранять, если они не помогли спасти от очередного глубокого кризиса? Звучит, как восстановление хозяйственных связей белорусских предприятий после развала Советского Союза. Они были наработаны совсем в другой политической, правовой среде. Их восстановление в режиме новых государств, новых технологий и структуры собственности абсурдно.

То же самое про «наработанные экономические связи» в Беларуси. Они почему-то не предотвратили редкое сокращение экспорта, ухудшение финансового положение и сползание экономики в рецессию. Под ширмой «наработанные связи» нужные номенклатурно-силовые начальники и их коммерческие партнёры будут проводить всё то, что им лично угодно.

Вот такая «конкретная, адекватная, своевременная» помощь белорусского правительства национальным производителям товаров и услуг.

Так дурят общество. Так бросают в беде производителей. Так в кризисе VIP-распорядители чужого делят бюджетный пирог – в пользу 1% избранной «белой кости», бросая на произвол судьбы 99% «народца».

Романчук: «Самое опасное — это «жуки-короеды», которые втюхали Лукашенко модернизацию деревообработки»

Совмин в привычной схеме работы сформировал «рабочую группу, которая сконцентрирована на точечной, индивидуальной поддержке отдельных крупных предприятий». Возвращается режим 2016 года, когда был список ста шести крупных предприятий. Тогда вся страна подставила им плечо. Власти обещали вывести их на устойчиво прибыльную работу. Не прошло и четыре года – и вот очередная яма. Опять с учителей, врачей, малых предпринимателей и всех потребителей страны собирают ресурсы для очередного спасения всё тех же предприятий.

Управленческий тупик. Занавес. Опускается. И снова поднимается для начала перформанса «президентская кампания». В нём люди – статисты и пассивные зеваки. Были, когда их хорошо кормили, до беды не доводили. Сегодня ситуация быстро меняется. Шоу не обязательно должно быть таким же».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:173)