Кино
Максим ЖБАНКОВ

«Никто не знает про секс»//Их честный секс

В перестроечные времена питерская тетка прославилась на весь мир, заявив в прямом телеэфире: «У нас секса нет!» Примерно тогда же неутомимый шоумен Фоменко осуществил личную сексуальную революцию в формате телевизионной «Империи страсти». Нынче «Плэйбоем» и «Пентхаузом» никого не удивишь, эротический массаж вполне доступен, порно легко раздобыть у любого видеопирата, а секс по телефону рекламируется по большинству российских телеканалов. Ура, мы победили? Рано радуетесь, товарищи! Стоит увидеть «Никто не знает про секс» Алексея Гордеева, чтобы убедиться: территория свободной любви заканчивается где-то в районе Садового кольца.

Авторы фильма продолжили славную линию киношного мичуринства, попытавшись скрестить советскую бытовую комедию и забугорное молодежное секс-шоу в стиле «Американского пирога». Продукт получился условно съедобным, но замечательным по нескольким причинам.

Прежде всего: трудно испортить то, что абсолютно ни на что не претендует. Простенькое смеховое смотрилово не открывает философских глубин — и не надо! Это так тупо, что почти забавно. Здесь за актерство отвечают не беспомощная молодая поросль на первых ролях (во главе с замороженной теледивой Авророй), а старшее поколение «на подпевках» — безбожно комикующий Михаил Ефремов, активно цитирующая собственную «Интердевочку» Елена Яковлева, заштампованный бузотер Александр Баширов, таежный дедок Анатолий Кузнецов. Прочее — лишь цепочка не очень смешных трюков (вроде косяка в штанах), нанизанная на фельетонный сюжет о визите провинциального простака в полный соблазнов мегаполис. Таежный парнишка абсолютно несведущ в плане амурных дел и, после случайной встречи со столичной штучкой, отправляется за любовью в Москву. Казалось бы — даешь секс-беспредел? А вот и нет! Именно здесь — главный сюрприз этого широкоэкранного сеанса эротического КВНа.

Москва — есть. Танцы — есть. Телешоу — есть. Наркота и обкурки — в ассортименте (кажется, прежде невиданном). А вот секса-то и нет! Знойная Аврора в розовых спортивных штанах и лифчике, скачущая за таежным визитером вокруг дивана — не в счет. Голый зад в бордовых стрингах со слоном и прыжки с балкона — тоже. Мужской стриптиз, показанный выше пояса — тем более. Скажете — авторский просчет? Я вот тоже сначала так подумал. Но досмотрел до конца и понял: это не просчет. Это концепт. Потому как делался фильм по-русски — не про буйный молодой трах, а про светлые чувства и большую любовь. Лесной Иванушка-дурачок, не знакомый с чудесами канализации и сотовой связью, за все полтора часа фильма ни на шаг не продвигается в секс-образовании. Даже согласившись на публичный стриптиз («Дед говорил — тело показать не стыдно!») выполняет его сдержанно и строго — как в банной раздевалке: брючки сложил по стрелочке — повесил на стульчик. Что абсолютно логично. Миссия у парня такая: демонстрировать душевную чистоту и первозданную славянскую моральность. В укор пропащей столице, где «женщины не женщины, мужики не мужики, и любовь — не любовь».

Старшее поколение москвичей, выпив таежного настоя, убегает в спальню, упитанный парниша по кличке Гоблин получает тупую блондинистую тёлку — и вполне счастлив, громила-стриптизёр находит тихую гавань в объятиях худосочного продюсера. А вот лесной герой Тундра всех обошел: увез в свою тайгу нецелованную москвичку и голышом пошли они на травку (муравку). Тут и сказке конец.

В общем, права была давешняя тетка. Легкий американский секс — игрушка для столичных телеведущих в блестящих лифчиках и телевизионщиков в нежно розовых брючках. На бескрайних же просторах за пределами Садового кольца по-прежнему считают, что любовь — это когда знакомятся с родителями, а про секс так никто не в курсе.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)