Неуклонная переменчивость

Государственную пропаганду губит слишком быстрая смена ориентиров и привычка к форс-мажору. Принцип работы государственной пропагандистской машины известен давно: деятельность политически положительного героя рисуется исключительно благоприятно, ну а о противнике власти, напротив, нельзя сказать ничего хорошего.

Метода эта была отработана давно и неоднократно давала уже в наше время и в наших условиях блестящий для пропагандистской машины эффект: соответствующие рейтинги тому подтверждение. Однако не бывает идеально действующих механизмов. Даже если он сам по себе функционирует по-прежнему хорошо, проблемой становится любая внештатная ситуация.

Долгие годы российская пропаганда искренне и от всего сердца любила белорусского лидера Александра Лукашенко. После нескольких конфликтов середины 90-х, когда официальный Минск всерьез сцепился с федеральными российскими телеканалами, отношение к решительному «батьке» было в целом доброжелательным. Возможно, лично Лукашенко и не вызывал сильного прилива положительных эмоций, однако выстроенная им жесткая вертикаль власти и решительность по отношению к оппозиции не могли не импонировать путинской Москве. Не лишним был и процесс объединения России и Беларуси, создававший необходимое пространство для политического маневра. Однако по мере нарастания «транзитно-энергетического конфликта» фигура Лукашенко рисовалась во все более мрачных тонах, совпадающих по странной случайности с оценками, которые давались белорусскому лидеру минскими и московскими оппозиционерами.

Вот председатель сенатского комитета по международным делам Михаил Маргелов заявляет в интервью агентству «Интерфакс» о том, что «антидемократические правительства, подобные нынешнему руководству Беларуси, имеют обыкновение «дружить только в одну сторону», эксплуатируя друзей ради упрочения своей власти, и такая дружба наносит ущерб России». Происходящее подвигает Маргелова и на более масштабные политические выводы: «Еще менее выгодно строить союзы с такими правительствами, а не с народами стран, где они (недемократические правительства) волею судеб правят. Нынешние торговые недоразумения между Россией и Беларусью являются всего лишь очередным подтверждением этого правила».

В том, что Маргелов заговорил, как завзятый либерал, нет ничего удивительного — ситуация вынуждает. Когда российское руководство ссорится по нефтегазовым поводам с «оранжевой Украиной», надо поминать борьбу с чуждым влиянием, когда с государственно близкой Беларусью и про демократические ценности поговорить не грех.

Однако для пропагандистской машины такие виражи каждый раз подобны небольшому инсульту

Современная Россия достаточно далека от мира описанного в антиутопии Оруэлла «1984». Это там можно было менять государственных врагов, как перчатки. Если в последние годы население убеждали в том, что есть неспокойная и нестабильная «оранжевая Украина», и есть процветающая и стабильная Беларусь, то достаточно непросто одним махом объявить последнюю зоной бедствия, а ее лидера — не слишком адекватным политиком.

И даже если социологические опросы покажут «правильный» результат, осадок непременно останется

Чем больше осадка, тем менее эффективна работа всего пропагандистского аппарата. Кульбиты происходят ведь не только во внешней, но и во внутренней политике.

Четыре года подряд, с 2000-го по 2004-й, граждане регулярно получали из государственных СМИ информацию о том, что работой правительства руководит компетентный и крайне умелый Михаил Касьянов. Исходя из того, что было сказано об этом же человеке за последний год, непонятно, как назначавший Касьянова на эту должность Владимир Путин вообще разрешал ему переступить порог Белого дома. У памятливого гражданина, не посвященного в тонкости кремлевской политики, может возникнуть вполне резонное недоумение. И примеров таких можно вспомнить достаточно.

Советская пропаганда сломалась на несоответствии картинки и реальности, путинская начинает сбоить из-за слишком быстрой смены картинок

На самом деле системная проблема государственной пропаганды в том, что она работает все время в кризисном, форс-мажорном режиме. Это включает в себя и преобладание частных решений над стратегическими, и несколько истерический подход к освещению любой проблемы (любить так любить, ненавидеть так ненавидеть), и отсутствие простора для маневра. Поправить тут что-либо сложно, поскольку пропаганда у нас всего лишь часть всего государственного устройства, также почитающего форс-мажор за норму.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)