Антон Орех, «Ежедневный журнал»
Небо… самолет

Российского министра транспорта Игоря Левитина уже хорошо знают в лицо. Для него это плохой знак. Если министра транспорта знают в лицо, значит, с транспортом что-то не в порядке.

С транспортом действительно не все в порядке. С ним почти все не в порядке. Но я не уверен, что сам Левитин лично в этом так уж виноват. Я не уверен даже, что в его силах что-то исправить. Не думаю, что у него вообще есть время заниматься своими непосредственными министерскими обязанностями. Он заседает в межведомственных и межгосударственных комиссиях, он поднимает черные ящики и расшифровывает самописцы, он оказывает помощь родственникам, он инспектирует авиационный парк, пытаясь предугадать, что и где еще упадет.

У Левитина лицо оптимиста. Видно, что он привык в жизни смеяться, решать все проблемы с шуткой. Такие люди могут быть довольно сентиментальны. Если так и есть, я определенно не завидую министру транспорта. Потому что тут никаких душевных сил не хватит. Сотни погибших здесь и там, тысячи рыдающих родных, кучи покореженного металла, искуроченные самописцы.

Одна трагедия следует за другой. Министр — человек неглупый, и он понимает, что крушение под Донецком не то что не последнее в отпущенное ему в министерском кресле время, а, очень может быть, что в черном списке еще и до середины не дошли.

Министерство транспорта похоже на похоронное бюро. Квалификация растет, действия отрабатываются, времени на все процедуры надо все меньше. До развития транспорта руки не доходят — тут бы всех погибших опознать. Причины крушения могут быть разными. Погода, ошибки экипажа или что-то еще, но всегда неизменно будет присутствовать и еще один огромный фактор риска — сам по себе полет на борту российского авиаперевозчика, особенно на внутреннем рейсе.

Мы поддерживаем отечественного производителя в самых разных сферах. Главным образом в тех, где его, может быть, поддерживать и не надо бы. Вот бывает, что люди что-то умеют, а что-то не умеют. Так, мы не умеем, например, строить хорошие автомобили. И самолеты гражданские. Вот военные самолеты у нас отличные, а гражданские не получаются. Не сумели мы поднять эту отрасль, и тысячи рабочих заняты на бесполезном производстве устаревшей техники, которая сама по себе угроза безопасности.

Другое дело, что с автомобилями легче: товар они куда более массовый и на несколько порядков дешевле. Посему всякий нормальный человек, имеющий деньги, лучше купит десятилетний подержанный «Фольксваген», чем абсолютно новый «жигуль».

По небу тоже летает достаточно всякого б/у. Но нашего б/у больше, чем иностранного, и тут уж ты не сам решаешь, что выбрать. Нам всегда говорят, что экипаж был одним из лучших, а воздушное судно недавно стояло в ремонте или на профилактике. Может быть, именно так все и обстояло, но капремонт морально устаревшего аппарата сам по себе бессмыслен и бесполезен. Ведь даже новые вазовские машины под разными индексами так и остаются просто «Жигулями». Так и ТУ-154, какие литеры к нему ни присобачивай, давно пора сдать в музей или поставить на постаменты в аэропортах.

Самое страшное, что я видел за последнее время, — это список погибших рейса «Анапа-Питер». Сплошняком состоящий из одинаковых фамилий. Летели по двое, по трое, вчетвером. Целые семьи погибли. Но деньги, которые могли бы пойти на разработку своих новых машин или покупку иностранных, уходят на поддержание старых и на материальную помощь жертвам очередной катастрофы.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)