Виталий Иванов, ”Известия”
Не нужно заблуждаться насчет Беларуси

Дискуссия об обоснованности/необоснованности той жесткой политики, которую Россия сейчас проводит в отношении Беларуси, вновь выявила глубокую укорененность в общественном сознании разных сомнительных заблуждений. В последние недели едва ли не общим местом стали рассуждения, что-де Кремль своими действиями окончательно уничтожил «надежду на объединение двух братских государств».

Но нужно четко понимать, что в текущей ситуации интеграция Белоруссии и России может стать реальностью только при одном условии. Если Лукашенко станет президентом России или главой объединенного государства, считает Виталий Иванов, заместитель генерального директора Центра политической конъюнктуры России.

Причем реального государства, а не конфедерации или международной организации). Известно, что сам он в конце 1990-х гг. строил соответствующие планы. Все другие сценарии - сны и фантазии. Лукашенко как правитель суверенен настолько, насколько только возможно в белорусских условиях. И он никогда добровольно не отдаст ни крупицы своей власти, ни лоскутика суверенитета.

Батька грамотно играл на постсоветском синдроме, на глубоких родственных чувствах русских и белорусов, на комплексе вины Ельцина за разрушение СССР. Единственный реальный интеграционный шаг с его стороны - предоставление русскому языку статуса государственного (аж в 1995 г.) Впрочем, как в дальнейшем выяснилось, само по себе это вовсе не препятствует государственному обособлению. Под объединительный проект Минск получил в 1990-е гг. всестороннюю политическую поддержку, серьезные субсидии и преференции, в том числе поставки нефти и газа по предельно низким ценам, "таможенную дыру" на границе. Благодаря всему этому Лукашенко решил многие экономические и социальные проблемы Беларуси, по максимуму укрепил свой режим. Россия, безусловно, тоже свои выгоды имела, но ни о каком паритете речи не шло и идти не могло. При этом в те годы Батька грезил "аншлюсом" России, которая изнывала от мерзостей соревновательной олигархии и требовала сильного лидера, способного навести порядок.

К концу 1999 г. стало ясно, что Лукашенко не въедет в Москву на белом коне. Передача власти Путину похоронила его мечты. С этого времени объединительные мероприятия проводились лишь по инерции и/или ради PR. Причем с обеих сторон. Батька окончательно взял курс на строительство самостоятельного и независимого государства. И вполне преуспел. Интеграционной и союзнической риторикой он лишь стремится подольше пролонгировать полученные ранее преференции. Путин начал постепенно, но настойчиво "инвентаризировать" отношения, требовать конкретных выгод для хотя бы минимизации убытков России здесь и сейчас, а не в светлом объединенном будущем, которое при Лукашенко нипочем не наступит. Батька намерен править еще очень долго, заменить его невозможно, во всяком случае, в обозримой перспективе. Поэтому и "таможенную дыру" еще в 2000 г. заткнули, и по «Белтрансгазу» вопрос подняли и т. д. Свобода маневра у российской власти ограничена общественным мнением, поддерживающим интеграцию и воспринимающим давление на Беларусь довольно негативно. К тому же среди нашей элиты есть пробелорусское лобби из товарищей, делающих разнообразный бизнес с людьми Батьки. Есть и партии и политики, профессионально торгующие патриотической риторикой, в которой белорусская тема одна из важных составляющих. Всякий раз, когда заходила речь о том, что с Лукашенко надо разобраться, вся эта публика немедленно за него "вписывалась", устраивала истерику, сваливая в одну кучу советское прошлое, славянское братство, движение НАТО на восток (ага, кто туда Батьку пустит?), транзит и товарооборот. Тем не менее, еще два года назад дело уже доходило до кратковременного прекращения транспортировки газа в Белоруссию.

В принципе Кремль не хочет закрывать популярную у электората игру в объединительный процесс. Но и мириться с демонстративным паразитизмом Минска невозможно. Поэтому требовалось, чтобы Лукашенко пошел на какие-то содержательные уступки, например, отдал "Белтрансгаз" и еще какие-нибудь предприятия или же добром согласился умерить аппетиты, признав обоснованным некоторое повышение цены на газ. Прекрасно известно, сколько с ним возились, сколько убеждали. Даже поддержали его на прошлогодних президентских выборах, хотя на этот раз он сделал все, чтобы свести к минимуму российское влияние. Батька не мог не понимать, что в один прекрасный день у Москвы лопнет терпение и за него возьмутся. И должен был выбирать: прогнуться или пойти на конфликт. Он выбрал конфликт, очевидно чтобы подтвердить свою репутацию "крутого мужика" и, главное, создать новый повод для сплачивания нации вокруг себя. Что объединяет лучше, чем война, надо ли пояснять? Лукашенко также явно надеялся доконать Кремль упорством. Благо и российское общественное мнение на его стороне, и упомянутое лобби поднялось и вовсю камлает, и Западу очередная свистопляска с поставками дала повод вновь порассуждать о "ненадежном поставщике" и "энергетическом оружии". Но Батька переоценил силы собственные и дружественные и недооценил масштаб накопившегося "за зубцами" раздражения и неприязни.

У нас тоже был свой выбор. Или продолжать выбрасывать ежегодно миллиарды долларов на поддержку белорусской экономики, соцсферы и политического режима и наивно ждать, что когда-нибудь батька размякнет и начнет оплачивать накопившиеся счета. Или всерьез его встряхнуть, заставить вспомнить, что он до сих пор сидит в своем кресле только благодаря России.

Ни у кого нет интереса в дестабилизации Беларуси, никто не собирается ее разорять, а тем более свергать Лукашенко. Однако необходимо, мягко говоря, выровнять наши экономические отношения относительно политических. Да, нам нужен союзник. Но именно союзник, а не гонористый паразит.

Не надо бояться или стыдиться гнуть свою линию. В свое время начисто испортив отношения с Западом, Лукашенко лишил себя возможности диверсифицировать источники политической поддержки. Правда, он уже как-то пробовал туда сунуться. Получил отлуп. Белорусская промышленность исторически очень крепко привязана к российской, отсюда идет сырье, комплектующие, здесь сбывается значительная часть продукции. От продолжения конфликта Минск проиграет куда больше, чем мы. Так что деваться Батьке некуда. Уже пришлось уступать и еще придется.

Рядовые белорусы обижаются на Россию. А на своего президента, запутавшего отношения наших государств и наших народов так, что теперь без жестких мер не обойтись, не обижаются. Это их право. Зачастую не получается отстаивать собственные интересы, не задевая чужие. Уж такова жизнь. Бог рассудит, кто прав, а кто нет.

И напоследок еще раз о пробелорусском лобби. В этот раз особенно отличились коммунисты и лично Зюганов, договорившийся до обвинений в "предательстве национальных интересов". Понятно желание сохранить расположение Лукашенко и как следует отпиариться накануне весенней серии региональных выборов. Однако потом не следует удивляться, получая за столь страстную защиту встречное аналогичное обвинение.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)