Александр СТАРИКЕВИЧ
Нарыв прорвало. Что дальше?

Отказ Александра Милинкевича участвовать в Конгрессе демократических сил стал его первым решительным шагом за весь период после президентских выборов. Теперь экс-кандидату в президенты предстоит доказать, что его претензии на лидерство обоснованны.

Руководители политических партий тут же обвинили Милинкевича в раскольничестве. Однако будем честными: реального единства в рядах оппозиции не было даже во время предвыборной кампании. И уж тем более после ее окончания.

Как справедливо в общем-то заметил Анатолий Лебедько в интервью «Салідарнасці», «мы не избирали на Конгрессе английскую королеву для пожизненного правления, а выбирали лидера для определенных целей» — участия в выборах 2006 года. Поэтому после их окончания в оппозиции неизбежно обострилась внутривидовая политическая конкуренция.

Команда Милинкевича всеми силами старалась пролонгировать его статус «лидера объединенных демократических сил». Руководители политических партий, напротив, всячески старались для начала освободить «оппозиционный трон»: практически каждый из них хотел сам рассчитывал впоследствии занять это место.

Методы борьбы порой вызывали брезгливость. К примеру, Милинкевичу пытались запретить создавать движение «За свабоду»: мол, это общий бренд, права на который принадлежат всей оппозиции. Хотя вполне очевидно, что никто из партийных руководителей использовать его не собирается. Просто таким образом Милинкевичу хотели осложнить жизнь, помешав создавать собственную структуру под чуть-чуть раскрученным брендом.

Все это было, с одной стороны, вполне естественным поведением политиков, с другой — отвратительно выглядело и дурно пахло. От этого нарыва и попытался избавиться Милинкевич.

Энтузиазм, который вызвало его решение у многих в Сети, вполне понятен. Демократически настроенным белорусам давно обрыдло наблюдать за мышиной вознёй, ставшей для ряда оппозиционных функционеров нормой жизни.

Проблема в том, что до сих пор Милинкевич, в основном, двигался по наезженной колее: Конгресс демсил — участие в выборах — «победа в сознании многих людей», но, увы, не в кампании. Причем, как только он попадал в нештатную ситуацию, то сразу терялся. Так было 19 марта, так было и в последующие дни Плошчы.

Теперь Милинкевичу предстоит самому прокладывать путь, либо двигаться параллельным курсом с партийными лидерами. Второй вариант значительно легче, но лишен всякого смысла. Ну, появится у нас еще одна малочисленная оппозиционная структура, ну, перейдут в нее из БНФ, ОГП и т.п. часть активистов — что от этого изменится?

Хватит ли у Милинкевича воли и умения пойти другим путем, неизвестно. Он упустил время и бездарно растратил значительную часть кредита доверия. По существу, сейчас Милинкевич снова стал кандидатом в лидеры, как это было перед Конгрессом 2005 года. Впрочем, его конкуренты выглядят ничуть не лучше. Все они являются, в лучшем случае, номинальными лидерами. Чтобы стать реальными, нужно доказать свою профпригодность конкретными делами, а не эффектными заявлениями.

У Милинкевича остался последний даже не шанс, а полушанс, стать реальным лидером. Чтобы воспользоваться им, нужно иметь очень точное представление, что, как и когда нужно делать. Плюс удачу.

Важно понимать банальную истину: лидерами не назначают и не избирают, лидерами становятся. Поэтому, даже если сейчас Милинкевич помирится с партнерами по коалиции, и они вместе и в полном соответствии с пожеланиями экс-кандидата в президенты изберут «лидера объединенных демократических сил с достаточными для организации эффективной деятельности полномочиями», это будет означать ровным счетом ни-че-го. Лидер для своих, для внутреннего употребления. Кто бы им ни стал, ситуацию в стране это не изменит.

Доказывать свою состоятельность нужно за пределами довольно узкого круга единомышленников. Тот, кто сможет это сделать, и станет реальным лидером. Будь то Милинкевич, Лебедько или кто-то на данный момент широкой публике неизвестный.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)