Народная артистка БССР Наталья Гайда: «До сих пор думаю, какая я ужасная мама»

Наталья Викторовна не скрывает, что на первом месте у нее всегда была профессия.

Артистка до кончиков ногтей, она пробыла в декрете четыре месяца, а когда дочь заболела, бабушка на год забрала внучку на Урал. Родители оставляли девочку одну в два с половиной года, уходя вечером на работу, а на собраниях мама была дважды. И дочка не закрылась, не обиделась – все решения в жизни научилась принимать сама. О сложностях и радостях воспитания ребенка в артистической семье Наталья Гайда откровенно рассказала «Комсомолке»

С дочерью Анастасией. Все фото из личного архива

- Наталья Викторовна, многие советские мамы работали, крутились в быту, часами стояли в очередях – не до детей было. Сейчас жалеют, что недодали, корят себя...

- Я тоже в этом смысле чувствую не то, чтобы ущербность, скорее - упущение. Но так складывалась жизнь. Придя в театр на четвертом курсе консерватории, я понимала, что надо расставить приоритеты. Да, уже вышла замуж, и вроде уже не 20, а 25, но я понимала, что на первом месте у меня всегда будет профессия. Так получилось, что вскоре после замужества мне пришлось избавиться от ребенка.

 Казалось, мы все делали для того, чтобы не забеременеть, но так случилось. Я все понимала, меня отговаривали, еще и болезнь обнаружили, пугали, что больше могу не забеременеть. Первый аборт - всегда страшно и опасно...

- Потом никогда не жалели?

- Нет, я считала, что если есть Бог и высший разум, они поймут, что я делаю это не потому, что не хочу рожать, а потому, что у меня должна быть другая жизнь. Сначала я пыталась утвердиться в профессии, думала, время еще есть - рожу позже. Я хотела детей в 19, а ближе к 30 предложила мужу: «Юра, может, без них?» Он ответил: «Нет, Натик, хоть одного надо». И я согласилась: «Тогда сейчас, а то передумаю». Вспоминаю и не понимаю: как бы я жила без моей замечательной дочечки? Хорошо, что в итоге все получилось: в 29 лет я родила нашу Настюшу.

«С детьми надо разговаривать, особенно с нынешними», - уверена Наталья Викторовна (на фото - с внуком Даниилом)

- Долго были в декретном? Сейчас спорят, сколько он должен длиться.

- Знаете, я до сих пор думаю, какая я ужасная мама. Я виновата перед дочкой, четыре месяца прошло, и я сказала мужу: «Я артистка или нет? Я хочу работать». И отдала дочку в ясли, брали как раз с четырех месяцев. Сейчас три года – и многие выдерживают, невероятно. Но дочь сразу заболела, началось воспаление легких. Мы еще жили на Урале, там коляски оставляли в яслях в сенях, а потом в холодные клали детей. Я отправила телеграмму маме, думала, она возьмет отпуск за свой счет, а она бросила работу и приехала. А потом на год забрала дочку к себе.

У некоторых мам обостренное чувство материнства, такие бы не отдали ребенка на год. А я отдала (мы как раз перебирались с Урала в Минск) и знала, почему. Дочке там было лучше, мама очень любила маленьких, и я не бросала дочь каждый вечер, уходя на работу. Была уверена, что поступаю правильно.

«Убирали спички – и оставляли дочку одну»

- Я знала, что больше одного ребенка у меня не будет. По двум причинам: у меня отрицательный резус, у мужа - положительный, к тому же я понимала, что нам не на кого положиться, рядом ни бабушек, ни дедушек. Когда садики закрывались, наш рабочий день только начинался, домой возвращались ближе к полуночи. В садик рано, поэтому его исключили, ребенок все время был рядом, это отвлекало, плюс в театре строгая дисциплина, но как-то договаривались…

Когда дочке исполнилось 2,5 года, мы с мужем шли на вечерние спектакли, и оставляли ее дома одну. Готовили ужин, ставили часы, говорили: «Доченька, покушаешь, и когда стрелочка подойдет к цифре 9 - ложись спать». Выключали газ, убирали спички и шли в театр. Потом, когда у нас уже была внучка, мы с ней нянчились, Арише было лет шесть, я говорила мужу: «Юра, пойдем с тобой погуляем». А он мне: «А как же мы Аришеньку оставим? Мало ли что». Какие мы были легкомысленные – такое возможно только по молодости.

С мужем, народным артистом БССР Юрием Бастриковым и дочкой

 Но я никогда не подстраивалась под общественное мнение. Мне говорили: «Родишь своего – узнаешь, каково это ночи не спать!» Я родила, но было по-моему. В полночь покормила – и спать, вставала только водичку дать, следующая кормежка – в шесть утра Говорила: «Ты можешь плакать, но ты будешь спать - до 6 утра никакой еды». Плакала дней пять, на шестой – в полночь заплакала и не переставала где-то до двух ночи. А потом замолчала.

С тех пор в полночь я ее кормила, укладывала спать и говорила: «До свидания, дочечка». Понятно, вначале, когда она плакала, я переживала, меня даже колотило, но я решила, что это дело принципа, выдержу. Еще подумала: девочка – грыжи не будет...

- Как вы считаете, детей надо наказывать и как?

- Я даже за то, чтобы иногда выпороть ремнем по попе. Но лишь за проступок. Какой? Лицемерие. Когда ты лебезишь перед старшими, у них на побегушках, а младших или домашних животных готов пнуть, издеваешься. В детстве я за издевательство над кошкой хорошенько выпорола своего брата, он на семь лет младше.

С дочкой дальше угроз не доходило: «Ох, кажется, ремень сейчас затрещит…» Правда, рукой я ее по попе шлепала. Но нельзя бить по лицу или оскорблять. Настя у нас в семье никогда не слышала даже слова «дурак».

«В школе заставили писать правой, но все равно все делаю левой»

- С детьми надо разговаривать, особенно с нынешними. Внуку 10, но мне не нравится, как он общается. Они все понимают, но из-за своих гаджетов с трудом выражают мысли - все потому, что мало разговаривают. Раньше воспитание детей шло с детского сада: нас учили уступать дорогу старшим, в общественных местах громко не говорить.

Согласна, не все было правильным, меня, левшу, например, в школе переучивали. Папа постоянно перекладывал ручку, а мама говорила: «Не могу смотреть на твою клешню!» Я до сих пор все делаю левой, хотя в школе заставили писать правой.

В творческом репертуаре Натальи Гайды - десятки ведущих партий в опереттах, музыкальных комедиях и мюзиклах

- Это переучивание и разговоры про «клешню» задевали?

- Нет, задевало, когда называли курносой. Тогда я решила, что своей дочери никогда не скажу: «Ты некрасивая!» Наоборот - за малейшее надо хвалить, я всегда говорила: «Ты красивая девочка, только следи за собой, чтобы везде был порядок». Она не злоупотребляла косметикой, я советовала: «Ты старше выглядишь, это некрасиво». Но у нее и самой было чувство вкуса.

- А уроки у дочери проверяли?

- Первую неделю в первом классе. Потом только спрашивала: «Сделала уроки?» Ребенок с детства должен учиться принимать решения и брать за них ответственность. И на собраниях я была два раза в жизни, мне хватило.

С шести лет дочь бегала в танцевальный кружок, со второго класса сама ходила в музыкальную школу…

Сейчас понимаю, что мы мало разговаривали. Она рано уходила в школу, я еще спала. Когда дочь возвращалась, я отдыхала после репетиции. Потом она убегала на кружки, а вечером мы уже были не спектакле. Обнимались в выходные: «Ой, дочечка, здравствуй, дорогая!» Помню, у меня был выходной, я предложила: «Давай я тебя помою!» На что услышала: «Не надо, мамочка, меня папа помоет». Слезы на глаза навернулись, но я понимала, что она так привыкла: папу она видела чаще…

«Мне будет стыдно, если ты будешь тунеядкой»

- Так дочь и училась – сама. В 10 классе случился смешной случай. Мы узнали, что она идет на золотую медаль, и муж вдруг забеспокоился: «Ты что – уже уроки сделала?! Так быстро?» Она лишь улыбнулась: «Папчик, ты что? Ты 10 лет не проверял» (смеется).

Внуки Арина и Даниил

Когда встал вопрос о том, что делать после школы, я посоветовала: «Дочь, если не знаешь, кем хочешь быть – иди поработай. Пройдет годик, осмотришься». Она спросила: «А тебе не будет стыдно, что я не в институте?» Я ответила так: «Мне будет стыдно, если ты будешь тунеядкой». Но она часто ездила в лагерь, ей нравилось с детьми, и решила поступать на музыкально-педагогический. Я поддержала, подумала, что если будет заниматься фортепиано, сможет быть и моим личным концертмейстером (улыбается).

- Анастасия не обижалась, что вас часто нет?

- Она чувствовала, что мы ее очень любим. Если любить искренне – дети поймут и вашу занятость, и минимум внимания. Они видят, что вы не водку пьете, не тунеядствуете, что работаете для того, чтобы у нее была и комната, и еда, и одежда красивая.

- Наталья Викторовна, многие женщины вам завидуют – вы никогда не умели и не хотели готовить, помогал муж. Но раньше в почете были женщины-хозяйки, как вы объяснили дочке, что должна уметь женщина?

- Единственное, что я требовала от дочери – это порядок, начиная от постели и личных вещей. Чтобы в дом хотелось возвращаться. Однажды, увидев у нее в комнате беспорядок, не выдержала: «Настя, к тебе же гости ходят!» У меня началась истерика – выбросила все вещи из ее шкафа… Но никогда не говорила: «Ты должна уметь готовить – иначе муж от тебя уйдет». Нежелание и неумение готовить у меня в генах, по женской линии. Помню, бабушка шепотом признавалась: «Ната, а ведь я не люблю готовить…» Но готовила – так было надо. И мама не любила – была злая, когда приходилось. Но дочь готовит с удовольствием.

Однажды, она была в классе четвертом, раздался звонок – гости идут. Я в панике: «Настя, а у нас ничего нет!» Она нарезала батон, открыла шпроты, натерла сыр, запекла вкуснющие бутерброды, заварила кофе – мы прекрасно посидели! Я еще подумала: какое счастье, что ребенок не в меня (улыбается). Да, я ощущала свою ущербность в этом, но мужа предупредила еще до свадьбы: готовить не люблю и не умею. Считаю, что женщина, которая любит готовить, должна все равно иногда становиться слабой, чтобы о ней больше заботились. У каждого человека лишь одна жизнь – его самого.

«Ты должна или сесть, или уйти!»

- Еще я всегда говорила дочери: «Настюша, если мальчики сидят, и ты остановилась рядом – ты должна сесть. Если нет – уйди, нельзя стоять перед мальчиком». Про отношения мужчины и женщины советовала так: «Даже когда ты выйдешь замуж, будешь женой, это не значит, что тебе в жизни уже никто никогда не понравится. И может быть, ты будешь испытывать сильные чувства. Но если у тебя крепкая семья, это надо побороть. Спроси себя: «Зачем мне это, если все это у меня есть дома?» Думаешь, мне кроме папы никто не нравился? Но я знала, что лучше, заботливее и любящее его никого не встречу. Я могла общаться с понравившимся человеком, а потом, вдохновленная, возвращалась домой и еще больше любила своего мужа».

Поначалу я вообще не собиралась замуж, считала, что не умею любить, что быстро разочаровываюсь. С годами поняла, что семья сохранится, если есть обоюдное желание понять друг друга и стараться друг другу нравиться.

И еще: женщине – в любом возрасте! – нельзя без влюбленности. Мне через год 80 – и что? Я люблю жизнь, свою работу и людей вокруг!

- Наталья Викторовна, а с внуками вы изменились? Сейчас ведь больше времени для общения.

- Нет, я сразу сказала, что я плохая бабушка - не брошу работу до тех пор, пока Бог голос не отобрал и пока здоровье есть. Они живут отдельно, но моя позиция относительно воспитания детей и внуков осталась прежней.

- Психологи считают, что родителям в старости вернется столько же внимания и заботы, сколько они отдавали детям...

- Это, скорее, исчисляется глубиной, а не количеством времени, проведенного с ребенком. Однажды дочь сказала: «И почему вы у меня артисты? У всех папа с мамой вечером дома, а вас вечно нет…» Но она была ребенком, сейчас мы с дочкой близки. Я ей как-то сказала: «Мы уделяли тебе так мало внимания, наверное, ты обижаешься?» - «Нет, я все понимала и благодарна».

- То есть она вас простила?

- Насть, ты простила родителей? – переадресовала артистка вопрос дочери, которая появляется под занавес интервью на пороге маминой квартиры.

- У меня и вопроса такого не было, мамуся моя! – обнимает Наталью Викторовну обаятельная Анастасия. – Да, я часто оставалась одна, зато в этом есть большой плюс - никогда никакого насилия: все решения в своей жизни я всегда принимала самостоятельно.

ДОСЬЕ «КП»

Наталья Викторовна Гайда - актриса оперетты, народная артистка БССР. Родилась 1 мая 1939 года в Свердловске (ныне - Екатеринбург). С 1965-го – солистка Свердловского театра оперы и балета, в 1966 году окончила Уральскую консерваторию, с 1970 года - солистка Белорусского государственного музыкального театра. В творческом репертуаре - более 50 ведущих партий в опереттах, музыкальных комедиях и мюзиклах.

С 2012 года театр проводит в Минске фестивали оперетты «Наталья Гайда приглашает». С мужем, ныне покойным народным артистом БССР Юрием Бастриковым, прожили в браке 47 лет. Дочь Анастасия (49), внуки – Арина (23), Даниил (10).

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)