Александра Квиткевич, FINANCE.TUT.BY

Нацбанк «попрощался» с юристом после ее 15 суток по 23.34

«Когда пришла на работу после того, как отбыла административный арест, на моем столе лежало уже написанное заявление на увольнение. Мой руководитель сказала, что мы прощаемся либо по собственному, либо по статье», — рассказывает FINANCE.TUT.BY Анастасия Клещ, бывший юрист Нацбанка.

С работницей решили разорвать трудовые отношения после того, как суд ей дал 15 суток по статье 23.34. Вдобавок к этому девушку выселяют из общежития, ведь там она живет по ходатайству нанимателя.

Настя отработала в Нацбанке всего 2,5 месяца. За последние 4 месяца на девушку дважды составляли протокол по статье 23.34 — участие в несанкционированном массовом мероприятии, и один раз по 23.4 — неповиновение при задержании.

— Первый раз меня привлекли за 6 сентября. Меня сфотографировали на площади в Гродно, когда я приезжала туда на выходные. В тот раз я отделалась штрафом, — рассказывает Настя. — Второй раз меня задержали 15 ноября. Я пришла на «Площадь перемен», принесла цветы к народному мемориалу Роману Бондаренко. Потом услышала взрывы, решила зайти в гости к подруге, которая живет в доме рядом с площадью.

Мы особо не следили, что происходило во дворе, пили чай. Через какое-то время к нам в дверь постучали. Это были силовики. Мы открыли. Нам сказали, что мы бросались камнями в сотрудников ОМОНа. Ответ, что у нас нет камней и окна выходят на другую сторону дома, а не во двор, их не убедил. Следующей версией было, что мы бросались камнями на улице, а потом забежали сюда и спрятались.

Настя говорит, что ничего такого девушки не делали. Однако, по ее словам, им предложили проехать в РУВД и дать объяснение, что они делали в квартире.

— Мы решили не сопротивляться и пошли с силовиками. На меня составили протокол по статье 23.34. А за то, что это уже второй привод, вменили еще и статью 23.4 за якобы сопротивление при задержании. В протоколе было написано, что я хваталась за форменное обмундирование людей, которые меня задерживали, упиралась ногами в землю. Это при том, что меня задержали в квартире на 14-м этаже, — отмечает девушка. — По совокупности мне дали 15 суток. Отбывала я их в Могилеве.

Настя говорит, что в изоляторе подхватила коронавирус. Сразу после освобождения она пошла в поликлинику, ей сделали тест, он оказался положительным. На больничном она была меньше двух недель.

— Когда вышла на работу, нашла на своем рабочем столе написанное за меня заявление на увольнение. Руководитель позвонила и сказала мне, что сегодня они со мной попрощаются, но я могу выбрать как: будет увольнение по статье либо по собственному желанию. Это могло быть увольнение за несоответствие занимаемой должности либо за совершение какого-то проступка, недостойное поведение государственного служащего. Поэтому я решила уйти по собственному, — продолжает собеседница. — Меня рассчитали, даже выплатили материальную помощь к отпуску, в который я так и не сходила.

Вдобавок к тому, что Настя осталась без работы, ей теперь еще нужно искать и жилье. Девушка не минчанка и жила в общежитии с 2015 года.

— Я живу здесь по ходатайству нанимателя, а нанимателя у меня теперь нет. Мне сказали в трехдневный срок освободить помещение, принесли уведомление. Пока я болела, мне разрешали здесь оставаться, потому что нельзя было выходить из дома.

Но и сейчас освободить комнату я не могу, пока не разберусь с работой. Тем более что выселить меня могут только по решению суда. Либо можно попробовать принести новое ходатайство от нанимателя, но здесь уже неизвестно, удовлетворят его или нет, — говорит она.

Настя закончила юрфак БГУ. Сразу работала юристом в небольших частных фирмах, занималась правовым обеспечением деятельности предприятий и немного кадровой работой. Потом устроилась в Белинвестбанк, работала больше 6 лет. Говорит, что там ей очень нравилось.

— Сначала я была в юридическом департаменте, потом в управлении по работе с проблемными активами. Я занималась взысканием задолженности — работа с нотариусами, судами, ответы на обращения граждан и юрлиц. Был момент, когда я работала с делами о банкротстве, начиная от подачи заявления и заканчивая ликвидацией. На последнем месте работы я была больше юристом правоприменительной практики. Это работа в том числе и с Нацбанками других государств — у меня был Кыргызстан.

В этом году летом Настя прошла переподготовку в Институте бизнеса БГУ, получила второе высшее по специальности «переводчик-референт» — выучила английский язык.

Говорит, что в Нацбанк пошла потому, что хотелось что-то поменять, попробовать что-то новое.

Сейчас Настя ищет работу. Ее уже пригласили на несколько собеседований.

— Я готова даже сферу деятельности поменять, главное, чтобы у меня получалось делать это, было достаточно навыков, знаний и умений. Ну и крайне важно работать в хорошем коллективе, — отмечает девушка. — Юристом работать мне тоже нравится, пошла бы на какое-нибудь предприятие.

В резюме в графе с желаемой зарплатой Настя указала «от 1500 рублей».

— Это минимум, на который можно жить и снимать квартиру в Минске, — считает она.

Что сказали в Нацбанке насчет этого увольнения

Мы обратились в Нацбанк за комментарием относительно сложившейся ситуации и спросили, может ли быть основанием для увольнения работника привлечение его к административной ответственности по статье 23.34. Получить внятный ответ не удалось.

— Национальный банк расторгает трудовые отношения с работниками по основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом. Одним из таких оснований является просьба работника о расторжении трудовых отношений по соглашению сторон, — сказали в Нацбанке.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.7 (оценок:29)