Валерий Томилин

«На вопрос, что сделать с семьей кулака, ответил: «Уничтожить до младенца»

Вспоминаем, как с подачи Сталина чекисты уничтожили миллионы советских граждан.

Исполнилось 100 лет с момента официального объявления «Красного террора». По этому печальному поводу начинаем сериал «Сто лет чекистского террора: от ВЧК до ФСБ» в рамках проекта «СССР: как это было на самом деле».

В предыдущей серии «Салiдарнасць» рассказала о репрессиях во время революции и до начала сталинских репрессий. В новой части сериала вспоминаем о сталинских репрессиях в СССР до июля 1937 года.

«Надо дать ОГПУ директиву о повальных обысках и арестах по всему СССР»

Началом сталинских репрессий многие историки считают 1927 год. Весной из-за политики активного насаждения коммунистических идей и поддержки компартий за рубежом у СССР ухудшились отношения с Великобританией. В конце мая страны разорвали дипломатические и торговые отношения.

В обществе началось нагнетание «оборонного психоза», а советские газеты убеждали, что англичане хотят вторгнуться в СССР.

После этого, 7 июня, происходит странное. Белорус Борис Коверда убивает полпреда СССР в Польше Петра Войкова. Члены монархического Российского общевойскового союза устраивают взрыв в партийном клубе Ленинградского коммунистического университета, убив одного человека и ранив 26. А глава ОГПУ Белорусской ССР Опанский гибнет на железной дороге. Притом события эти, казалось бы, связаны не были.

Организатор убийства Войкова, издатель газеты Белорусское слово Арсений Павлюкевич, был агентом ГПУ и в 1928 году был арестован за это в Польше на 12 лет. Опанский погиб при невыясненных обстоятельствах: согласно воспоминаниям Франтишка Олехновича, разбился в дрезине по «пьяному делу», а согласно официальной версии – виноваты владельцы прилегающей к железной дороге территории, устроившие «диверсию».

Роль ГПУ в организации взрыва в Ленинграде так и осталась загадкой.

Похороны Войкова. Фото aif.ru

Так или иначе, серия убийств и теракт стали формальным поводом для начала массовых репрессий. Сталин телеграфирует Молотову из Сочи 8 июля:

«Всех видных монархистов, сидящих у нас в тюрьме или в концлагере, надо немедля объявить заложниками. Надо теперь же расстрелять пять или десять монархистов, объявив, что за каждую попытку покушения будут расстреливаться новые группы монархистов. Дать ОГПУ директиву о повальных обысках и арестах монархистов и всякого рода белогвардейцев по всему СССР с целью их полной ликвидации всеми мерами… Этого требует от нас задача укрепления собственного тыла».

Политбюро ЦК ВКП (б) снова расширяет полномочия ОГПУ – разрешает расстреливать на месте «виновных в преступлениях белогвардейцев», а также дополнительную материальную и техническую поддержку.

Начался массовый террор – за июнь арестованы не меньше 20 тысяч человек, притом 90% из них были жителями деревни. В основном это были бывшие помещики, священники, белогвардейцы и интеллигенты или те, кому это вменили.

Сталину было мало – 26 июня он телеграфирует главе ОГПУ Вячеславу Менжинскому:

«Агенты Лондона сидят у нас глубже, чем кажется, и явки у них все же останутся. Повальные аресты следует использовать для разрушения шпионских связей, для завербования новых сотрудников из арестованных и для развития системы добровольчества среди молодежи в пользу ОГПУ и его органов. Хорошо бы дать один-два показательных процесса по суду по линии английского шпионажа».

Далее он рассказывает: нужно публиковать выбитые из арестованных показания в прессе и это даст результат, если «умело это обставить».

Пытки в советских тюрьмах

28 июля в «Правде» выходит статья с его речью. «Расстрел… «светлейших» есть необходимая мера самообороны революции… пусть знают враги СССР, что пролетарская диктатура в СССР живёт и рука ее тверда».

Развернуть полномасштабные репрессии Сталину не дали товарищи по партии. Активно протестовал против них, как ни удивительно, Менжинский – чекист требовал «число расстрелянных ограничить сравнительно небольшой цифрой, передавая дела главных шпионских организаций в гласный суд».

«Долой сталинских душителей революции!»

У большевиков развернулась внутрипартийная борьба. Бухарин, Рыков и Томский в ЦК постоянно голосовали против вывода из ЦК Троцкого, Зиновьева и Каменева, которые составили т. н. «объединенную оппозицию». Сталин очень хотел с ними расправиться.

Троцкий, Каменев, Зиновьев. Фото Wikipedia.org

Накал был острым. «Вождь» в одном из своих писем Молотову писал: «[хочу] набить морду Троцкому и Зиновьеву с Каменевым» и «сделать из них отщепенцев». Кульминацией стало проведение сторонниками оппозиции альтернативных демонстраций в противовес «сталинских» в честь десятой годовщины революции – 7 октября 1927 года в Москве и Петербурге.

Троцкисты вклинились в общие колонны и выкрикивали: «Долой сталинских душителей революции!», «Долой аппаратчиков!», «Требуем внутрипартийной демократии и тайного голосования!», «Выполним завещание Ленина!», «Да здравствуют верные соратники Ленина: Троцкий, Каменев, Зиновьев».

В Москве из частных квартир удалось вывесить антисталинские плакаты и портреты лидеров «объединенной оппозиции». Приехавшие начальники начали уговаривать оппозиционеров разойтись, но они отказались.

Прибывшего старого большевика Сергея Малышева, пытавшегося увещевать протестующих, назвали «сталинским лакеем» и оплевали. Начальники нагнали из «официальных» демонстраций людей, которые пытались перекричать оппозиционеров и использовали свистки и трещотки.

Начались аресты. Подговоренные ОГПУ активисты начали оттеснять и избивать оппозицию, а милиционеры обстреляли автомобиль Троцкого. Из толпы сторонников Сталина раздавались крики: «Бей жидов-оппозиционеров!», «Долой!».

Демонстрация в Ленинграде тоже провалилась. А курсант-троцкист Яков Охотников напал на Сталина около Кремля – ему удалось ударить его в затылок.

После этого большинство оппозиционеров исключили из руководящих структур СССР, многих арестовали или сослали. Начались репрессии чекистов против тысяч сторонников Льва Троцкого, а самого его сослали в Алма-Ату. Троцкий отказался идти своим ходом и трое ГПУшников несли его (а тот сидел на стуле). Провожать Троцкого пришли более трех тысяч человек.

Троцкий в ссылке, 1928. Фото Wikipedia.org

Сторонник Бухарина Михаил Томский тогда сказал, критикуя «объединенную оппозицию»: «в обстановке диктатуры пролетариата может быть и две и четыре партии, но только при одном условии: одна партия будет у власти, а все остальные в тюрьме».

Иронично, что Томский и другие сторонники Бухарина, протестовавшие против сворачивания НЭПа и разграбления деревни, также были репрессированы и сняты со всех должностей в рамках борьбы с «правой оппозицией», которая началась почти сразу после.

При этом не стоит думать, что «левая», «объединенная» и «правая» оппозиции лишь жертвы сталинской системы. Не факт, что если бы им удалось победить Сталина, то репрессии и «37-й» не повторились бы, ведь идеи, по сути, не отличались – разногласия возникли скорее в методах, а Троцкий сам был одним из идеологов «красного террора» во время Гражданской войны.

«Комсомольцами был отрыт на кладбище труп бывшей купчихи, тело выброшено, а цинковый гроб сдан в утильсырье»

6 июля 27-го года ОГПУ рассылает циркуляр об «оперативном воздействии на деревенскую контрреволюцию». Там говорится: «в ряде районов Союза, особенно на Украине, Северном Кавказе и Белоруссии, Закавказье и на Дальнем Востоке, мы имеем в деревне некоторые элементы, на которые зарубежная контрреволюция сможет опереться в момент внешних осложнений».

Но полномасштабный террор развернулся в начале 1928 года. План хлебозаготовок выполнили только на 60%, и «товарищ» Сталин нашел виноватых – «зажиточные слои деревни». Начальники начали требовать выполнения плана с рассмотрением дел по неуплате продовольственного налога «в особо срочном, и не связанном с формальностями, порядке».

Раскулачивание. Фото argumentua.com

В основном «зажиточных» судили по статье 107 УК РСФСР – «злостное повышение цен на товары путем скупки, сокрытия или невыпуска таковых на рынок». По ней грозило «лишение свободы до трех лет с конфискацией всего или части имущества, или без таковой». Но на самом деле никто особенно не разбирался в мотивах укрывавших зерно.

Против таких мер протестовали даже коммунисты. Например, председатель правления Сибирского краевого сельхозбанка Загуменный пытался уверить Сталина, что это настроит крестьянство против советской власти и ни к чему хорошему не приведет. Сталин ответил: противников репрессий «вычищать и заменять другими, честными работниками».

Аресты стали массовыми – в январе — феврале в Сибири осудили 1704 человека, за январь — март на Северном Кавказе – больше 3400 человек, а  только в апреле по всему РСФСР – больше 5500 человек, из них треть были абсолютно нищих крестьян.

Крестьяне не дремали – в 1928 году зарегистрировано не меньше 1400 крестьянских антибольшевистских выступлений. В некоторых районах начался голод, хотя план за год удалось выполнить.

В 1929 году террор не утихал: в деревне арестовано только органами ОГПУ не меньше 47,5 тысяч человек. А в марте 1930 года началось одно из крупнейших крестьянских восстаний того времени – в Муромцевском районе Омской области. Восстание жестоко подавлено, убиты около сотни, а арестованы больше 1000 крестьян, из которых около 100 расстреляны ОГПУ, а 350 приговорены к разным срокам наказания.

В Сибири в то время действовали 28 активных крестьянских повстанческих групп численностью около 3000 человек. Из докладной ОГПУ: «банды при столкновении с нашими отрядами проявляют особую ожесточенность и упорство».

Всего в 1930 году были «ликвидированы» десятки тысяч недовольных крестьян по всему СССР, которые в чекистских донесениях именуются «вредителями», «бандитами», «шпионами» или «диверсантами». Только в одном Северном Кавказе – более 15 тысяч, в Украине – более 16 тысяч и произошло три крупных восстания: Павлоградское, Драбовское и Синявское.

ОГПУшники после успешного разгона восстания. Фото Wikipedia.org

Сами начальники приводят факты издевательств в своих отчетах:

«В Колдобаровской ячейке комсомольцы забрали у кулака деньги, пропили их и ходили по селу, выкрикивая: «Ура», «Мы живем». В Никифировском районе Козловского округа уполномоченные дошли до того, что взяли из конфискованного имущества яйца, молоко, варенье и съели их прямо в присутствии семьи кулака.

Были случаи, когда комсомольцы отбирали сапоги, тулуп, шапку у кулака, выходили на улицу, одевали все это и чувствовали себя на высоте положения. Вопли женщин, плачь детей, разбазаривание имущества, отсутствие учета – все это создавало картину ночного грабежа».

Кроме того, отмечены случаи, когда во время раскулачивания людей расстреливали. Это признали даже в сталинское время. Из статьи Р. Никулина «Участие комсомольских организаций Черноземья в раскулачивании», в которой цитируются архивные отчеты:

«Один из членов Данковской районной организации Козловского округа во время проведения чистки на вопрос о том, что надо сделать с семьей выселенного кулака, ответил: «Уничтожить до младенца».

Пугающим и жестоким выглядит поступок кирсановских комсомольцев, вынесших на своем собрании решение расстрелять 30 кулаков.

Великолепный образчик решительного преобладания классовой морали над общечеловеческой дает пример комсомольцев Золотухинского района Курского округа, не остановившихся перед надругательством над могилами своих, как они считали, врагов. Последними был отрыт на кладбище труп бывшей купчихи, тело выброшено, а цинковый гроб сдан в утильсырье».

Масштабы издевательств над деревней впечатляли: за 1930-1931 годы были выселены не меньше 2.4 миллиона человек. Сотни тысяч отправлены в концлагеря и «спецпоселения».

Крестьяне-спецпоселенцы. Фото pmem.ru

Крестьяне сопротивлялись по мере сил. В 1929-1930 годах произошло около 15 тысяч (!) массовых выступлений крестьян (в некоторых из них участвовали десятки тысяч), совершено не меньше 15 тысяч (!) террористических актов, из которых около двух тысяч убийств и несколько тысяч поджогов.

Противостояли сталинской коллективизации даже бывшие борцы за власть большевиков. В июле 1930 года в Майкопском округе была создана «Краснопартизанская Белореченская республика», власть в которой взяли бывшие борцы за советскую власть во время Гражданской войны.

Они потребовали распустить колхозы и отдали крестьянам награбленное.

«Сволочи только отбирают, а вот мы, Советская власть, вам возвращаем», – говорили восставшие. Просуществовала «республика» несколько дней – под давление прибывших сил армии она вынуждена была самораспуститься. Впоследствии мятежные активисты были репрессированы.

Антисоветские восстания и выступления крестьян продолжались во все время коллективизации. Их жестко подавляли, восставших расстреливали, заключали в тюрьмы и концлагеря, ссылали в отдаленные районы, но доведенные до отчаяния люди были готовы на любые лишения, чтобы отомстить советской власти.

Историк: «Организация юных пионеров в середине 30-х стала кузницей осведомителей»

Сталин быстро нашел виновных в «непорядке» с сельским хозяйством. ОГПУ фабрикует дело «Трудовой крестьянской партии». По нему были арестованы около 1300 человек. Среди них академики, экономисты и заместитель наркома земледелия – все приговорены к различным срокам концлагерей, многие впоследствии расстреляны.

Советский агитационный плакат, 1929. Фото thngs.co

«Собирались залить страну кровью, сорвать пятилетку, разрушить народное хозяйство»

После начала борьбы «кулачеством» началась «борьба с вредительством» в производстве. И первым в этой череде стало «Шахтинское дело».

Поселок Шахты отличался высокой сознательностью работников и готовностью их бороться за свои права. В 1923 году там произошло восстание горняков, в котором участвовали больше 10 тысяч человек, а волнения в поселке длились целый год.

Тогда протестующие вынудили большевистских начальников сменить руководство не только на шахтах, но и в поселке.

Восстание в Шахтах

В мае 1927 года рабочие решили взбунтоваться – им вдвое срезали зарплату. Выступление вызвало резонанс в советском обществе. Такого Сталин простить не мог. С его подачи начинаются массовые аресты специалистов и руководителей, их обвиняют во «вредительстве» и «шпионаже» в пользу иностранных разведок. Часть арестованных – граждане Германии, а аресты происходят на волне обострения советско-немецких отношений.

Арестованы сотни людей. Некоторых из них выпускают, а 82 осуждены Коллегией ОГПУ, де-факто, без суда и следствия. Тогда у чекистов не было опыта фабрикации дел – приговор готовят больше года, а дело «клепают» чекисты из Москвы и Киева. 53 человека ждет гласный суд: 11 из них расстреляли, а остальные получили сроки от 1 до 10 лет тюрьмы. Многих из «выживших» расстреляют во время Большого террора.

Рой Медведев в книге «О Сталине и сталинизме» приводит воспоминания чекиста Газаряна, которые ездил в советский Донбасс в 1928 году:

«В Донбассе в то время из-за преступной бесхозяйственности часто возникали тяжелые аварии, сопровождавшиеся человеческими жертвами (затопления и взрывы на шахтах и др.)… процветали взяточничество и воровство, не говоря уж о пренебрежении интересами трудящихся. За все эти преступления необходимо было наказывать.

В ходе следствия к обвинениям уголовного характера (воровство, взяточничество, бесхозяйственность и др.) добавлялись обвинения во вредительстве, связях с различного рода «центрами» и заграничными контрреволюционными организациями… эти подлоги преследовали одну цель: отвлечь недовольство широких масс трудящихся от партийного руководства, поощрявшего гонку за максимальными показателями индустриализации».

ОГПУ конвоирует обвиняемых по «Шахтинскому делу». Фото Wikipedia.org

Количество забастовок на предприятиях союза было впечатляющим. Если в 1925 году их было 419, то к 1930 году – 1464 (по данным ОГПУ). Требованиями рабочих было повышение зарплат, прекращение задержек с выплатами, остановка интенсификации труда (когда за те же деньги нужно было делать больше) и улучшение снабжения продовольствием.

Весной 1930 года проходит большая серия забастовок в шахтах. Главной причиной было снижение расценок на выработку и, как следствие, очередное снижение зарплат рабочих. Но Сталин быстро нашел виноватых – специалистов, инженеров и руководителей на производствах. Чекисты взялись за дело.

Его назвали «Делом Промышленной партии». По нему арестовали больше 2 тысяч человек, из которых восьмерых подвергли гласному суду, записанному на видео. Согласно чекистской легенде, все они были связаны с иностранной разведкой, хотели свергнуть власть в СССР и привести в Кремль «капиталистов» (каким образом – внятно не разъясняется).

Адвокаты у них были соответствующие времени. Например, «защитник» Брауде сказал:

– Вместе со всеми трудящимися защита переживает чувство глубокого внутреннего протеста от сознания того, что подсудимые подготовили для нашей страны такие ужасы, создавали базу для кровавой интервенции, собирались залить страну кровью, сорвать пятилетку, разрушить народное хозяйство.

Видео оглашения приговора транслировали по ТВ в послесоветское время. Приглашенные «зрители» аплодируют расстрельным приговорам:

 

 

По этим же лекалам чекисты фабрикуют «Дело Союзного бюро» и ряд других дел, счет арестованных идет на десятки тысяч, а расстрелянных – на тысячи.

«Метод кнута» не помог. Восстания рабочих в СССР продолжались – каждый год в 30-е их проходили сотни. В апреле 1932 года восстали рабочие Вичуги, несколько тысяч человек. Они разгромили горсовет, здания ГПУ и милиции. И хотя рабочих удалось усмирить, за ним последовали еще несколько восстаний в Ивановской области.

«Отдать все силы социалистическому строительству на расцветающей индустриально-колхозной почве Советской социалистической Беларуси»

Беларусь первые сталинские репрессии тоже затронули. Уничтожали и высылали в основном крестьян, интеллигенцию и рабочих. С конца 20-х до середины 30-х были репрессированы не меньше 46 тысяч человек, из них больше 13 тысяч – расстреляны.

Сфабрикованы десятки дел – «Союза освобождения Беларуси», «Белорусского национального центра», «Белорусской народной громады», «Партия освобождения крестьян», «Белорусского филиала промпартии» и другие. Начинается череда «признаний» во всех смертных грехах.

Крест памяти расстрелянных в Куропатах. Фото novychas.by

Во время репрессий по делу «Союза освобождения Беларуси» чекисты вынудили известнейших белорусских писателей написать покаянные письма. Выдержки из письма Якуба Коласа:

«Я самым твердым и категорическим образом отмежевываюсь от всего, что противно духу Советской власти и Коммунистической партии, что я порываю с национал-демократическими концепциями, если они еще хоть подсознательно живут в моей психике, и своей деятельностью литературного и общественного характера постараюсь оправдать то высокое доверие, которое оказывает мне партия большевиков и советская власть».

После неудавшегося самоубийства Янка Купала в развернутом покаянном письме требует отдать «все силы социалистическому строительству на расцветающей новыми огнецветными красками индустриально-колхозной почве Советской социалистической Беларуси».

В последующие годы из-под его пера выйдут произведения «О Сталине-сеятеле», «Съезду советов», «Самолету «Максим Горький», «Генацвале» и «Благодарю партию Ленина-Сталина». Впрочем, такими же опусами Сталину и большевикам рассыпаются почти все известные литераторы Советского Союза.

Аналогичные «анти-нацдемовские» репрессии начались и в других «союзных республиках» – по ним осуждены тысячи людей, а из судов делали настоящие спектакли. Например, на суд по делу «Союза освобождения Украины» раздавали билеты, а сам процесс фотографировали со всех возможных ракурсов.

Процесс «Союза освобождения Украины»

Характерно также и то, как расправились с финскими коммунистами, поверившими советскому правительству. Около 30 тысяч человек переехали в СССР, ожидая лучшей жизни – на деле почти все они были физически уничтожены во время сталинских репрессий. Самое громкое дело против финнов – «Союз освобождения финских народностей», по которому в 1932-1933 годах были осуждены представители и других финно-угорских национальностей.

Примерно то же время ОГПУ склепало дело «Сибирской бригады» против нескольких писателей и поэтов, выходцев из Новосибирска. Под пытками они дали показания о том, что якобы хотели уничтожить СССР, отделив от него Сибирь.

Начались репрессии против ученых – «Академическое дело», «Дело краеведов», «Дело геолкома», «Дело славистов» и другие. Это привело к значительному ослаблению советской гуманитарной науки, а позже – и биологической (в связи с кампанией против генетики).

Справка об исключении из Академии Наук по обвинению в «контрреволюционном заговоре»

А поскольку ученых уничтожали по всему СССР, некоторые отрасли науки пришли в такой упадок, что не смогли оправиться до самого развала союза. Национальные Академии наук были де-факто разгромлены.

«Они заживо сгорали у костров во время сна, умирали от истощения и холода, от ожогов и сырости»

Особой жестокостью отличились чекисты во время переселения т. н. деклассированных элементов в отдаленные районы СССР. Высылали их миллионами – и оставляли умирать без еды и крова.

Наиболее известной стала Назинская трагедия – о ней остались подробные воспоминания. Чекисты посчитали хорошей идеей высадить более 6 тысяч человек, включая женщин и детей, на отдаленный необитаемый остров в Томской области (Западная Сибирь). Полураздетых и истощенных долгой поездкой людей выкинули посреди ледяной пустоши. Впоследствии инструктор Нарымского окружного комитета партии В. А. Величко напишет об этом Сталину:

«Обледеневшие, они были способны только жечь костры, сидеть, лежать, спать у огня, бродить по острову и есть гнилушки, кору, особенно мох и прочее. Люди начали умирать. Они заживо сгорали у костров во время сна, умирали от истощения и холода, от ожогов и сырости. В первые сутки бригада могильщиков смогла закопать только 295 трупов, неубранных оставили на второй день.

И только на четвертый или пятый день прибыла на остров ржаная мука, которую и начали раздавать трудпоселенцам по несколько сот грамм. Получив муку, люди бежали к воде и в шапках, портянках, пиджаках и штанах разводили болтушку и ели ее. При этом огромная часть их просто съедала муку (так как она была в порошке); падали и задыхались, умирали от удушья.

Комендатура острова и ее военные работники [организовали] систему избиений палками, особенно прикладами винтовок и индивидуальные расстрелы трудпоселенцев. Такие методы руководства и воспитания явились поддержкой начавшемуся с первых же дней на острове распаду какой бы то ни было человеческой организации. Людоедство явилось наиболее острым показателем этого распада».

Памятник погибшим во время переселений. Фото pikabu.ru

Он сообщал, что среди выселенных были абсолютно случайные люди: например, Новожилов из Москвы, трижды премированный, был арестован чекистами, когда вышел за папиросами; Гусева приехала в Москву купить мужу белого хлеба и костюм – арестована ОГПУ и сослана на остров; Зеленин – ехал с путевкой от партии на лечение в Москву – тоже «взят».

«Наша Украина очень хлеборобная – хлеб вывозит за границу, сама сидит голодная»

После насильственной коллективизации во многий районах СССР начался голод, унесший жизни до 8 миллионов человек. Суммарные же потери во время коллективизации с 1926 по 1939 годы составили около 11.2 миллионов человек.

Мы писали о том, как голод затронул Беларусь, а крестьяне желали Сталину смерти. Но не все знают, что хуже всего пришлось казахам: во время голода 1931-1933 годов было потеряно до половины этнического казахского населения – 2.2 миллиона человек. Численно сильнее всего пострадали украинские земли – между тремя и четырьмя миллионами умерших.

Чекисты устроили в деревне террор: отбирали у людей последнее, а недовольных репрессировали. Например, из-за недостатка продовольствия в 1932 году произошел Борисовский голодный (хлебный) бунт, после которого ОГПУ расстрелял десятки людей, признанных «зачинщиками».

Голодные идут в неизвестном направлении в поисках хлеба. Фото hromadske.ua

Боролись и в деревне – и с оружием в руках, и в разговорах односельчанами, и молча игнорируя директивы большевиков. Например, несколько сотен украинских крестьян в самом начале голода, летом 1931 года, создали «Партию свободного казачества» и готовили вооруженное антисоветское восстание, требуя вернуть земли крестьянам и отменить хлебозаготовки.

В сентябре они разгромили сельскую раду села Александровка и разогнали советских активистов. За это против них выслали превосходящие силы ОГПУ – организация была разгромлена, 67 человек осуждены, из них 9 расстреляны.

А вот, например, Тимофея Бережнова осудили за «проведение антисоветской агитации» на три года концлагеря. Вся его вина была в том, что он написал несколько шутливых частушек, среди которых такие:

«Вот как наша Украина очень хлеборобная – хлеб вывозит за границу, сама сидит голодная».

«Едет Ленин на козе, Троцкий – на собаке, а евреи испугались – думали, казаки».

«Как советская власть – хоть из хаты не вылазь. Только выйдешь на порог – так заплатишь продналог».

Докладная об издевательствах над крестьянами от немецкого посла в Харькове. Фото avr.org.ua

Судили людей и за «бездействие», невыход на работу (даже по причине голодной опухоли), «срывы» спущенных сверху планов. Например, колхозник Иван Клименко из села Калужское Снегиревского района получил 6 лет лагерей за то, что не посеял весной хлеб. А не сделал он этого потому, что… колхоз не выделил ему земли для посева.

Чистки партии и убийство Кирова

Может показаться, что чекисты «своих» не трогали. Но это неправда – сталинский режим не щадил никого.

С 1921 по 1933 год были исключены из партии более 800 тысяч человек, многие из них – расстреляны. Большая часть «чисток» в РКП(б) проходила под личным контролем «вождя народов». По официальной формулировке партию чистили «от элементов разложившихся, извращающих советские законы, сращивающихся с кулаком и нэпманом… от растратчиков, взяточников, саботажников, вредителей, лентяев…» – их расплывчатость позволяла сотрудникам ОГПУ-НКВД уничтожать всех без разбора.

Репрессировали более 3 тысяч красноармейцев разного ранга по делу «Весна» («Гвардейскому делу»), в основном офицеров. Более тысячи из них расстреляны. Репрессировали по разным делам также бывших ОГПУ-шников и партийных функционеров. А в 1934 году прошла реформа ОГПУ – теперь чисткой «идейных врагов» занимался новообразованный НКВД.

Новый виток репрессий (после относительного затишья рубежа 1933-1934 годов) начался после убийства Кирова из мести коммунистом Леонидом Николаевым 1 декабря 1934 года. Он действовал один, и у него не было помощников.

Сталин у гроба Кирова. Фото Wikipedia.org

В этот же день ЦИК вносит изменения в Уголовный кодекс: не больше 10 дней на следствие по «контрреволюционным делам», никаких прений сторон, никакого помилования, расстреливать сразу после вынесения приговора (уже через год НКВД создал систему печально известных «троек»).

Сталин и здесь приплел многострадальных «Зиновьевцев», поручив НКВД выдумать против них обвинения по двум «центрам» – «Московскому» и «Ленинградскому». А чтобы не всплыла правда – Николаева, его жену и всех их родственников вскоре расстреляли. Ежов вспоминал об этом так:

– Начал т. Сталин, как сейчас помню, вызвал меня и Косарева и говорит: «Ищите убийц среди зиновьевцев». Я должен сказать, что в это не верили чекисты и на всякий случай страховали себя еще кое-где по другой линии, по линии иностранной, возможно, там что-нибудь выскочит…

По этим и «сопутствующим» делам вскоре репрессировали больше 13 тысяч человек во время «паспортных чисток», очередного витка «партийных чисток», операции «бывшие люди» и другим. Например, «Кремлевское дело», по которому осуждены 110 бывших работников Кремля по сфабрикованным НКВДшниками обвинениям в покушении на жизнь Сталина, хотя изначально их допрашивали по совершенно другим причинам – в связи со смертью Сергея Кирова и Надежды Аллилуевой, второй жены Сталина.

После этого окончательно расправляются с внутрипартийной оппозицией, «добивая» бывших участников «правой», «левой», «объединенной» и «рабочей» оппозиций. Кульминацией стала инициация двух Московских процессов, по которым расстреляны Зиновьев, Каменев и ряд других известных большевиков.

После этого, в мае 1937 года, начались репрессии в РККА – с уничтожения одного из известнейших Маршалов СССР Михаила Тухачевского и еще восьми видных высших офицеров. Обвинение было откровенно абсурдным – фигуранты якобы готовили заговор по заданию «троцкистов», «зиновьевцев» и иностранных разведок одновременно, а сам Тухачевский хотел возглавить новое государство.

Всего же с 1927 по 1936 годы были осуждены ОГПУ-НКВД более 1.5 миллиона человек, из которых, по официальным данным, около 80 тысяч расстреляны. Еще несколько миллионов, не без помощи «чрезвычайщиков», уморены голодом, миллионы – выселены «в никуда», миллионы лишены родных и близких. А пик сталинско-чекистского террора еще не наступил.

Во главе НКВД в конце 1936 года стал Ежов. 30 июля 1937 года он подписал приказ № 00447. Этот день станет началом одной из страшнейших трагедий XX века – Большого террора, когда счет «официальным» расстрелянным пойдет на сотни тысяч. Но об этом в следующей серии.

«Царил такой террор, что многие сходили с ума от всех переживаемых кошмаров»

Эта заметка опубликована в рамках сериала «Сто лет чекистских пыток: от ВЧК до ФСБ», являющегося составной частью проекта «СССР: как это было на самом деле». Продолжение следует…

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.2 (оценок:143)