Анастасия ЗЕЛЕНКОВА
На бочке с бензином

Этот год для белорусской экономики выдался сравнительно спокойным. Его экономические итоги, по мнению специалистов, определили два ключевых события — высокие цены на нефть и переход Беларуси в торговле с Россией на уплату налога на добавленную стоимость (НДС) по стране назначения.

Наличие в стране нефтеперерабатывающих заводов позволило Беларуси получить свою долю дивидендов от скачка цен на “черное золото”. В уходящем году наш бюджет существенно пополнился за счет нефтедолларов, что позволило белорусскому руководству сделать вывод об эффективности нашей экономической модели.

— Если бы в этом году цена на нефть на мировых рынках была, как два-три года назад, то у нас возникли бы очень серьезные экономические проблемы, — уверен эксперт Независимого института социально-экономических и политических исследований Валерий Дашкевич. — Все те показатели, которые мы сегодня имеем, сложились исключительно за счет благоприятной обстановки на внешнем рынке, а вовсе не благодаря нашим собственным усилиям.

Вторым знаковым событием стал переход в торговле с Россией на уплату НДС по стране назначения. Он повлек за собой ряд проблем, связанных с сокращением экспорта в Россию.

Среди экономических тенденций 2005 года эксперты выделили в качестве основных четыре. О них и поговорим подробнее.


Рост заработной платы и увеличение доходов населения
 

В этом году наблюдается постепенное увеличение заработной платы и приближение ее к среднему показателю в 250 долларов. В целом по стране реальные денежные доходы с учетом пенсий и социальных выплат выросли на 18-20%, тогда как реальный ВВП не превысил планку 8-9%.
 

— Подобная ситуация у нас была в 2000 и 2001 годах, то есть перед президентскими выборами, — отмечает ведущий экономист Исследовательского центра Института приватизации и менеджмента Александр Чубрик. — В конце 2001 — начале 2003 годов это вылилось в рост удельного веса убыточных предприятий, падение прибылей, снижение доли инвестиций, поскольку значительная часть денег тратилась на выплату заработной платы. В этом году у нас сложилась такая ситуация, когда благодаря нефтяным доходам в экономике было достаточно денег, чтобы повышать заработную плату, что-то направлять в инвестиции и тем самым создавать картину общего благополучия.
 

— Белорусское руководство решило, что главный экономический показатель — это уровень заработной платы и увеличение доходов на душу населения, — считает Леонид Заико. — Правда, наша заработная плата все еще ниже, чем в России или даже в Казахстане. Но такая политика роста зарплаты существенно разогрела наш внутренний рынок. Люди начали больше тратить денег, вырос спрос, население переключилось на новые товары, и национальная промышленность за этим не успевает. Следует также помнить, что с ростом доходов будут расти издержки, увеличиваться стоимость наших продуктов. Эта проблема может быть перенесена в 2006 год.  


Изменение структуры внешней торговли

Около 47% белорусского экспорта в 2005 году пришлось на рынки Евросоюза. Между тем до недавнего времени нашим основным торговым партнером являлась Россия: более половины продукции наших предприятий экспортировалось именно туда. А в нынешнем году на ее долю придется не более 37%.

— Никто не ожидал, что нашим главным стратегическим партнером станет ЕС, — отмечает руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико. — Возник определенный диссонанс между политической и экономической стратегиями. В политическом отношении мы заявляем об усилении интеграции с Россией, а экономически идем в сторону Запада. Но увеличение экспорта в страны ЕС произошло исключительно благодаря новой структуре поставок нефтепродуктов. Если цены на нефть будут оставаться такими же высокими, то мы превратимся в белорусские Эмираты. Нет — тогда придется серьезно думать, что делать дальше. Пока же мы удачно торгуем, сидя на бочке с бензином. Наш “экономический всплеск” оплачивают европейцы, которые покупают наши нефтепродукты.

Специалисты отмечают, что рост доходов от экспорта нефтепродуктов перекрывал общее падение конкурентоспособности белорусской продукции и ухудшение эффективности нашей внешней торговли в целом.

— Мы не переориентировались на другие рынки. Мы не начали продавать больше продукции машиностроительной или легкой промышленности, — утверждает Валерий Дашкевич. — Экспорт изменился количественно, а не качественно. Просто повысился удельный вес Европы в нашем экспорте. К тому же когда мы говорим об увеличении экспорта в страны ЕС, то следует помнить, что недавно к ЕС присоединились еще 10 стран. В том числе и страны, куда мы традиционно что-то экспортировали, — Польша, Латвия.  


Замедление роста производства

В отличие от 2004-го, в этом году наблюдается существенное снижение темпов роста производства. По оценке специалистов, к концу года он достигнет не более 8-9%. И то только потому, что есть такая установка.

Замедление роста в этом году наблюдалось практически во всех отраслях промышленности. Даже ее постоянные лидеры — предприятия черной металлургии и калийных удобрений — столкнулись с определенными проблемами. Неплохая ситуация по-прежнему сохраняется лишь в сфере нефтепереработки и нефтехимии, более-менее держатся на плаву предприятия деревообработки.

Спад экспорта на российском рынке ощутимо ударил по легкой промышленности, машино- и станкостроению.

— Дело в том, что мы действительно технологически обновляемся очень слабо, — констатирует Валерий Дашкевич. — Наше спасение в том, что в мире еще много средне- и слаборазвитых стран, которые не готовы использовать высокотехнологичную продукцию, — Иран, Ирак, Сирия, Вьетнам. Для них уровень значительной части белорусской продукции вполне приемлем. Благодаря им наши предприятия могут еще существовать.

В результате больших запасов готовой продукции на складах в глубоком кризисе в этом году оказались Минский мотовелозавод и еще ряд предприятий, поставляющих комплектующие. С трудом удалось сохранить позиции за счет внутреннего рынка “Горизонту” и “Витязю”.

— Вообще, правильнее будет говорить о дифференциации внутри самих отраслей, — считает Леонид Заико. — В той же легкой промышленности есть небольшие предприятия, которые успешно развиваются благодаря продуманному маркетингу. Те же, кто плохо знает рынок, особенно внешний, кто не смог адаптироваться к новым условиям, находятся не в лучшем положении.

Снижение конкуренто-способности белорусской продукции на российском рынке

В этом году объемы экспорта в Россию сократились более чем на 10%. В какой-то мере это было подстегнуто переходом на новую форму уплаты НДС по стране назначения.

— В этом случае наш экспорт в России получил настоящую цену, — комментирует ситуацию Валерий Дашкевич. — Раньше наше правительство, взимая или не взимая НДС, могло создавать отечественным предприятиям льготный режим, и поэтому товары достаточно легко проникали на российский рынок. Теперь же правительство этот рычаг потеряло, и, как следствие, цены на белорусскую продукцию на российском рынке выросли. Хотя, думаю, физический объем экспорта в Россию упал даже меньше, чем мог бы упасть: в связи с высокой инфляцией в России удорожание белорусской продукции на 5-10% оказалось не столь заметным.

Тем не менее НДС стал не единственной причиной сокращения экспорта в Россию и падения конкуренто-способности белорусских товаров.

— В российской экономике уже достаточно высокий уровень доходов, — отмечает Александр Чубрик. — Зарплата россиян значительно обогнала нашу. Поэтому и потребление товаров там качественно меняется. Мы потеряли часть потребительского рынка в России, поскольку белорусские товары ориентированы на сегменты с относительно низким уровнем дохода. Исследования российского рынка показали, что сегменты потребителей с высоким и средним доходом растут гораздо быстрее, чем с низким. Переориентировать же свою продукцию белорусам будет достаточно сложно.

— Эта тенденция начала просматриваться еще с 1999 года, — говорит Леонид Заико. — Мы полагали, что сохраним наши предприятия, а потом наступят золотые дни, когда мы выйдем с нашими товарами и все кинутся их покупать. Ошибка заключалась в том, что мы сохранили производство, не вкладывая денег, не меняя технологию, нашу маркетинговую стратегию, не создавая новых брэндов. Сейчас предприятия России, которые тогда “лежали”, возродились и начали вытеснять нас, и не только с российского рынка.

 

 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)