Анастасия Зеленкова
«Мы профукали лет десять»

Заявление «Газпрома» о намерении повысить цены на газ для Беларуси большой неожиданностью не стало. Об этом поговаривали уже давно, но примечательно, что озвучена эта тема была аккурат накануне 10-летнего юбилея так называемого Союза Беларуси и России. На встрече с министром энергетики Беларуси Александром Агеевым и гендиректором "Белтрансгаза" Дмитрием Казаковым глава "Газпрома" Алексей Миллер заявил, что с 2007 года цены на газ для Беларуси с нынешних рекордно низких $46 должны вырасти до "соответствующих европейскому уровню". Насколько готовы белорусы платить по выставленному счету и что в действительности скрывается за решением российской стороны, корреспондент «Салідарнасці» попросила прокомментировать эксперта НИСЭПИ экономиста Валерия Дашкевича.

— Сделанные заявления действительно реальны или нас просто пугают?

— Это реальность. «Газпром» уже давно говорил о том, что переходит на рыночные отношения со всеми странами. До недавнего времени была сделана оговорка — за исключением Беларуси. Сейчас эту оговорку сняли. Это значит, что начинаются нормальные рыночные отношения. Почему одно государство должно продавать другому государству газ по каким-то смешным ценам? Россияне в случае необходимости готовы, как украинцам, и белорусам предложить: пожалуйста, возьмите кредиты, заплатите. Но почему они должны продавать нам по 40 в то время, как в Европе 200? Естественно, россиянам гораздо выгоднее продать в Европе, получить живые деньги и вложить их в свою экономику.

— Каково возможное развитие событий?

— Думаю, что цена в 235$, которую нам выставляют, конечно, слишком высокая. Уверен, что на самом деле она будет меньше. Скорее всего Беларусь будет торговаться и попросит несколько лет для постепенного перехода на европейскую цену — вначале где-то 120, потом 150. Чем закончатся переговоры и каково будет окончательное решение по этому поводу, тут трудно пока что-либо сказать. Я думаю, что мы даже согласимся продать «Белтрансгаз» по умеренной цене, но это не очень-то и поможет.

— Однако звучали заявления о том, что конкретная цена на газ будет зависеть от параметров сделки по приобретению "Белтрансгаза"?

— Вряд ли это будет решающим. По большому счету, «Белтрансгаз» «Газпрому» не очень-то и нужен, поскольку основной экспорт идет по трубе Ямал-Европа, которая и так принадлежит «Газпрому». А учитывая принятое решение о строительстве северо-европейского газопровода по дну Балтийского моря, роль Беларуси становится еще менее существенной. Поэтому продажа «Белтрансгаза» существенно повлиять на ситуацию не сможет. Надо готовиться к тому, что цена на газ в будущем году как минимум будет в районе 100-120$ тысячу кубометров.

— Что это будет означать для белорусской экономики?

— Все весьма печально. Наша экономика к этому абсолютно не готова. У нас было лет десять, когда мы могли переходить потихоньку на рыночные отношения, обновлять свое производство, привлекать инвестиции, менять технологии. Мы их профукали. Сейчас придется за это платить.

— Но ведь Лукашенко неоднократно завял, что незачем пугать белорусский народ рыночными ценами на газ, мол, наша экономика в состоянии без труда с этим справиться…

— То, что говорит Лукашенко, далеко не всегда соответствует истине. К тому же, когда он делает такие заявления, то всегда упирает на то, что рыночные цены должны быть и для российских предприятий, поскольку мы единое союзное государство. Это его такая хитрая политика — давить на равные условия хозяйствования. Ведь понятно, что россияне не будут для своих предприятий повышать цены такими темпами — у них запланировано на этот год порядка 7-10% повышения — это обязательства перед ЕС в рамках вступления в ВТО. Именно поэтому Лукашенко и делает упор, мол, пусть хоть 150, хоть 200, но чтобы на равных условиях белорусских и российских предприятий.

— Почему о своем решении поднять цены на газ Россия заявила только после прошедших в Беларуси выборов?

— Это политический шаг. Ведь если бы россияне заявили об этом до выборов, то Лукашенко имел бы полное моральное право упрекнуть Путина, что тот играет на сторонне оппозиции и сделал ему гадость накануне выборов. Поэтому они и подождали с заявлениями. Думаю, в Москве задолго до того было известно, что Лукашенко идет на выборы, более того, я уверен, что для того, чтобы заручиться поддержкой Кремля, Лукашенко надавал слишком много обещаний россиянам. И вот теперь пришло время платить.

— Какие у нас есть пути выхода из сложившейся ситуации?

— Да никаких. Надо готовить деньги.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)