Кирилл Иванов

Может ли дело Втюрина быть «обычной борьбой с коррупцией»

Зацепило! Несколько мыслей об «индульгенциях» от президента.

Спустя две недели после задержания бывшего заместителя госсекретаря Совета безопасности Андрея Втюрина глава государства выступил с комментариями.

Затянувшуюся паузу можно интерпретировать по-разному. Например, нежеланием Александра Лукашенко ассоциировать эту историю с собственной персоной. Но если такое предположение верно, последовавшее объяснение лишь усугубило положение. Да и в целом, какой аргумент из комментария руководителя страны ни возьми, все они выглядят проигрышно. И не только для него лично, но и для всех нас.

Начнем с того, что слова про «обычную борьбу с коррупцией» в случае с фигурой такого ранга, как Втюрин, звучат как издевка. Понятно, что Лукашенко произносил эту фразу, пытаясь развеять слухи о сомнительных связях бывшего начальник его службы безопасности с российским послом. Да, закон равен для всех — и для директора маленького завода, и для заместителя главы Совбеза. Вот только в случае с Втюриным речь идет о скандале в руководстве одного из ключевых государственных ведомств. И эта история, если все было так, как нам теперь преподносят пресс-релизы КГБ — более чем наглядная иллюстрация к древнему выражению о гниющей с головы рыбе.

Да и эффективно ли в данном случае настойчивое акцентирование внимания на коррупционной составляющей дела? Без детального объяснения, в чем именно был ранее заподозрен бывший замглавы Совбеза, кто его российские подельники, и прочих подробностей это дело обречено обрастать домыслами. И делать заявления, учитывая ранг задержанного, всем заинтересованным лицам и ведомствам нужно было по горячим следам.

О том, что в стране сущестует особый подход к высокопоставленным коррупционерам, давно не секрет. Одним из первых членов этого «элитного клуба» стала бывшая управделами президента Галина Журавкова — осужденная за коррупцию и помилованная главой государства после возмещения ущерба.  

Говоря о том, что бывший руководитель Службы безопасности около полутора-двух лет находился под контролем спецслужб, собравших много фактов о его противоправной деятельности, Александр Лукашенко так объяснил свою выдержку:

— Но было мое железобетонное требование: человек, который имеет «индульгенцию» от президента, должен быть задержан только при наличии железобетонных доказательств. Его взяли с поличным: 150 тысяч долларов ему в очередной раз привезли россияне.

В этой фразе сразу несколько моментов вызывают вопросы. На каком основании и кому глава государства выдает эти самые «индульгенции»? В каком законе прописано это его право?

И что эти слова значат для простых смертных: их задерживать, стало быть, можно без веских доказательств?

И, наконец, что значит фраза «в очередной раз привезли»? Если это не оговорка, то речь идет о неоднократных фактах взяточничества. Было ли о них известно до задержания?  

И напоследок: представим себе на минуту подобную ситуацию в Литве или Германии. Что было бы с руководителем страны, назначившим на такую ответственную должность человека, к которому у спецслужб были подозрения? У нас же это звучит так:

— Если бы он у меня был вне подозрений, он бы до сих пор работал начальником Службы безопасности. Уже тогда к нему были вопросы. Парень молодой, и хорошая сторона у него была как у человека, не все было плохо. У меня были определенные подозрения. Ему был предоставлен шанс — иди и работай. Что, Заместитель Госсекретаря — плохая должность для военного человека? Да мечтать любой может об этой должности.

Карбалевич назвал причину, почему объявленный коррупционером Втюрин был назначен на высокую должность

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:75)