Филин

Виктория Захарова

Можейко: «Есть большие сомнения, насколько Россия заинтересована во вступлении белорусской армии в войну»

Аналитик в интервью Филину — о том редком случае, когда властям можно верить.

Неизвестно, рассчитывал ли Владимир Путин, подписывая указ о частичной мобилизации в РФ, на публичную поддержку союзников, но Кремль ее не получил. Так, Рамзан Кадыров сказал в эфире местного телевидения, что в Чечне мобилизация проводиться не будет — регион и так «перевыполнил план на 254%». КНДР сообщила, что страна не поставляла оружие и боеприпасы России и не планирует это делать (хотя эксперты относятся к этим заявлениям с настороженностью).

Александр Лукашенко сегодня в Хатыни тоже заявил, что в Беларуси «не будет никакой мобилизации», а воевать белорусская армия будет «только тогда, когда придется защищать свой дом, свою землю».

Реакция на объявленную в РФ частичную мобилизацию выглядит весьма показательной, особенно поведение «младшего союзника». Впрочем, политолог, аналитик BISS Вадим Можейко в интервью Филину отметил, что не видит в происходящем ничего удивительного.

— Поведение Лукашенко означает, что ближайший союзник РФ «посыпался», или это очередная попытка показать свою преданность — мол, мы прикрываем России спину?

— Про мобилизацию даже раньше Лукашенко высказался глава белорусского Совбеза Вольфович, при том как раз в тот момент, когда был на встрече со своим российским коллегой в Москве, — говорит аналитик.

— И не просто сказал прямо, что в Беларуси нет мобилизации, а более того, я бы сказал, довольно провокационно потроллил российского коллегу, заявив, что в Беларуси нет мобилизации, потому что «она нам не нужна, мы уже мобилизованы». Что как бы намекает: мол, мы-то молодцы, же мобилизованы, это российские лохи, им нужно еще собраться. Думаю, России не сильно понравился такой троллинг; тем не менее, позиция Беларуси была заявлена более, чем прямо.

Когда глава Совбеза позволял себе критиковать мобилизацию, да еще в таком ёрническом стиле, то очевидно, он это делал не по своей инициативе, а как минимум, понимая настроения «сверху». Поэтому для меня ничуть не удивительно то, что и Лукашенко сегодня прямо сказал о том же.

По мнению Вадима Можейко, белорусская власть даже вынуждена педалировать свою «антимобилизационную риторику» — причем, отчасти по собственной же вине:

— Мы видели, как за последние два года белорусское общество все больше погружалось в российский информационный контекст, и во многом это было вызвано действиями самих белорусских властей, зачисткой независимых медиа.

И это привело к тому, что новости про мобилизацию, которая вообще не касается Беларуси, вызвали очень бурную реакцию у нас и стали чуть ли не главным информационным поводом, вызвавшим панические настроения у людей. Хотя, грубо говоря, когда в Украине объявляли мобилизацию в начале войны, это так активно не обсуждалось.

Поэтому сейчас Лукашенко приходится фактически опровергать слухи, чтобы не возбуждать и не провоцировать излишне белорусское общество, режиму это вовсе не нужно.

— Беларуси действительно не надо объявлять мобилизацию для того, чтобы белорусская армия вступила в войну. Эта тема периодически всплывает в последние семь месяцев — сейчас, на ваш взгляд, насколько она актуальна?

— За последнюю неделю, на мой взгляд, вероятность ничуть не изменилась, и объявленная в России мобилизация на этот вопрос не повлияла.

Все те аргументы, которые, видимо, перевешивали и по которым Беларусь в войну не вступает, по-прежнему сохраняются. От этого никакой пользы для режима Лукашенко не будет, только вред. Боевое братство между российскими солдатами и белорусскими ему не нужно — это явно не те социальные связи, которые режиму на пользу. Вообще, для Лукашенко цели в этой войне нет, и свои войска нужны на всякий случай у себя дома, а не где-нибудь.

Тот факт, что в России объявляют мобилизацию — скорее, один из звоночков о том, что ее позиции в этой войне ослабевают, замечает аналитик, что тем более никак не мотивирует режим Лукашенко присоединяться к войне на стороне проигрывающего.

— Мы видели, что этого не произошло даже в первые дни войны, когда казалось, что российская военная машина перемелет украинское общество и чуть ли ни Киев захватит. Даже в этот момент Лукашенко не считал хорошей идеей присоединиться к России. Тем паче, нет резона делать это сейчас.

— Мы видим, что и Кремль, во всяком случае, публично, не особо давит и не вынуждает официальный Минск это делать.

— Что вполне понятно. Это вообще довольно неверный нарратив: думать, что якобы Путин давит на Лукашенко, и тот единственный стоит между Беларусью и войной и страну от этой войны спасает. Хотя режиму, конечно, выгодно представить дело так. И к сожалению, именно такой нарратив я слышу из многих белорусских медиа и в Украине.

В действительности есть большие сомнения, насколько Россия заинтересована во вступлении белорусской армии в войну. И с точки зрения настроений в белорусском обществе, которые очевидно такой шаг не поддержит. И с военной точки зрения есть вопрос: если бы белорусская армия в войну вступила, помогла бы она российской, или, наоборот, проиграла Украине не поле боя, и тогда России пришлось бы защищать свои юго-западные рубежи.

Что касается большого количества российских «уклонистов», которые в попытках избежать мобилизации уехали, в том числе, в Беларусь, здесь, по мнению Вадима Можейко, тоже есть плюс:

— Лучше пусть они отсиживаются в белорусских деревнях, чем с оружием в руках воевали бы в Украине. Тихо сидя в Беларуси, они наносят гораздо меньше вреда, чем могли бы.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(27)