Выступая по случаю начала председательства России в Совете Европы, глава российского МИДа Сергей Лавров призвал европейских политиков не навязывать единую модель демократии всем странам. "Темпы и содержание реализации демократического выбора должны соответствовать потребностям общественного развития, готовности общества к переменам",— пояснил министр. В противном случае демократия не работает и даже может "вызвать отторжение". Похожие суждения высказывали раньше и президент Путин, и идеолог президентской администрации Владислав Сурков. Не отрицая необходимости и желательности демократии как таковой, администрация Путина исходит из неготовности к ней российского общества, а значит, в период "дозревания" исполнительная власть может и должна контролировать политические, общественные и экономические процессы. Но действительно ли в России почти авторитарное правление способно по-отечески привести общество к демократии? От ответа на этот вопрос зависит и политическая, и историческая судьба путинского проекта.
Уходящей весной жизнь на востоке Европы никак нельзя было назвать скучной. Выборы президента Беларуси и парламента Украины — с неодинаковыми, но довольно громкими «послесловиями» в обоих случаях. Вильнюсские громы и молнии американского вице-президента Чейни в адрес российских и белорусских властей. Санитарно-политический бойкот Россией грузинских и молдавских вин. Новый (хоть и не столь бурный, как в минувшем юбилейном году) всплеск страстей вокруг войны 1939-1945 годов, о которой в разных восточноевропейских странах вспоминают по-разному. Саммит ГУАМ, который пытается стать чем-то большим, чем просто клуб нелюбителей Москвы. Заявления руководства «Газпрома» о возможности изменения экспортных приоритетов с европейских на азиатские — и реакция на эти заявления, подчеркнуто спокойная со стороны органов Евросоюза и весьма нервная со стороны некоторых стран ЕС. (Например, польский министр обороны Радек Сикорский открыто обвинил Россию в «энергетическом шантаже».)