Мнение: «Сохранение цен на газ как бы намекает, что никто всерьез не надеется договориться по интеграции»

Так спрашивается: чего было летать в такую даль в такую жару? Телеграм-канал Письма к дочери про «удивительный» разговор Лукашенко и Путина.

— Вчера Лукашенко летал на разговор к Путину. И по правде говоря, это был удивительный разговор. По крайней мере та часть, которую нам показали.

Ну, неуместно же напоминать, что Беларусь всегда платит свои долги, когда тебе говорят про коктейль Гайдукевича и спящих террористов. Люди рассказывают о свистящих над головой пулях не для того, чтобы им намекали про долги. А совсем наоборот. Чтобы получить немного сочувствия и может малюсенькую компенсацию моральных страданий. Говорить про долги, в таких обстоятельствах – нетактично.

Но итоги, опять же, те, про которые нам сказали, тоже получаются какими-то странными. Цена газа в 2022 году на уровне 2021 года означает, на самом деле, что белорусский союзник больше не будет донимать кремлевских братьев разговорами про новые цены. Потому что, это как раз Россия хотела оставить цену на уровне 21 года. А белорусские власти совсем наоборот, считали, что она нечестная, несправедливая и не соответствует духу братских отношений. Но, видимо, они сейчас не в том положении, чтобы спорить о ценовых диспаритетах.

А еще сохранение цен на 2022 год как бы намекает, что никто всерьез не надеется в этом году договориться по картам союзной интеграции. Потому что смысл энергетической карты как раз в том и состоял, чтобы в Беларуси и Смоленске цена на газ была одинаковой, за вычетом расходов на его доставку. А в Смоленске газ сейчас стоит 70 долларов за 1.000 кубометров. А в Беларуси 128,5. А хотели вообще меньше 50-ти.

И с нефтяной компенсацией получается то же самое. Никто, конечно, не назвал точную сумму, но раньше белорусское правительство оценивало свои потери от налогового маневра в 425 миллионов. Но тогда речь шла о компенсации без обязательств. А сейчас говорят про какой-то кредит. То есть, получается, уже с обязательствами и какими-никакими процентами.

Так спрашивается: чего было летать в такую даль в такую жару? Разве что хозяин правда хотел послушать от гостя про террористов, миграционный кризис и тотальную остановку транзита. Немного настораживает, правда, последовавший после встречи комментарий про то, что в Евросоюзе интеграция лучше, чем между Беларусью и Россией.

Хотя, про миграционный кризис можно и поговорить, а уровню интеграции в ЕС позавидовать. С учетом летнего времени и сезона отпусков были все шансы, что про белорусские власти в Европе на некоторое время забудут. Но властям это показалось, видимо, обидным, так что теперь Литва уже предлагает Евросоюзу три варианта санкционного ответа на миграционный кризис.

И самый мягкий из них выглядит самым примечательным. Потому что предполагает наказывать не только белорусских участников, но и импортные компании, оказавшие сопутствующие услуги миграционному потоку. Так что опять получается, что всякий, кто вступает с белорусскими властями в порочащие связи, рискует подхватить от них дурную санкционную болезнь. И лучший способ предохраняться – отказаться от случайных отношений, сомнительных с точки зрения общественно-политической нравственности.

Еще, правда, кто-то там в ЕС хотел было наказать за миграционный кризис белорусов, лишив их права на шенгенские визы. Но потом Тихановская поговорила с бюрократами и сразу оказалось, что предложение было нечаянной ошибкой.

И мне, в связи с этим, вдруг подумалось: насколько же от одной Тихановской больше пользы, чем от всех белорусских властей вместе взятых. А потом подумалось, что слово «больше» тут лишнее. Потому что из-за властей белорусов собирались лишать виз, а из-за Тихановской не стали. И получается, что от нее – сплошная польза, а от кое-кого – вообще никакой пользы, кроме вреда.

Карбалевіч пра вынікі сустрэчы Пуціна і Лукашэнкі: «Попыт і прапанова сышліся»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:49)