«Меня Кочанова наказала». Суд вынес приговор экс-директору УКС Центрального района

Суд Фрунзенского района Минска приговорил экс-директора УКС Центрального района к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима, сообщает REALTY.TUT.BY.

Она обвинялась в том, что заключила с нужными людьми из числа нуждающихся договоры долевого строительства на квартиры в доме на проспекте Победителей в Лебяжьем, не предоставив другим людям равной возможности узнать об этом. Именно за это и было назначено наказание.

Князеву также обвиняли в том, что она не была на рабочем месте в рабочее время, и в том, что работающим в УКС родственникам Князевой начислялась зарплата даже тогда, когда они были не на работе. По этим эпизодам Людмилу Князеву оправдали.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Людмила Князева руководила УКС Центрального района с 2014 по 2018 год, сделав его из отстающего одним из лучших государственных застройщиков столицы. А 23 ноября 2018-го ее задержали по подозрению в ряде коррупционных преступлений.

До начала декабря, когда начался суд, Князева была в СИЗО.

Суд Фрунзенского района признал Людмилу Князеву виновной в превышении власти и служебных полномочий, совершенных из иной личной заинтересованности и повлекших тяжкие последствия (ч. 3 ст. 426 УК). Наказание — пять лет лишения свободы в колонии общего режима (прокурор запрашивал 6).

Князевой вменяли то, что она в 2015 году заключила с нужными людьми из числа нуждающихся (в том числе с работниками УКС) семь договоров долевого строительства на квартиры в доме на проспекте Победителей в Лебяжьем, не предоставив другим людям равной возможности узнать об этом.

По версии следствия, специально для этого изменения в проектную декларацию были опубликованы в газете «Прессбол» (а не «Звязда» или «Минский курьер», как это чаще всего бывает), плюс в одной декларации был указан неверный телефон УКС, а во второй телефона указано и вовсе не было.

По словам Князевой, с просьбой выделить квартиры для нуждающихся к ним устно обратился их куратор из КГБ («хотя потом отказался от этих слов»). Она говорила, что в сущности проектная декларация должна была быть создана для этого. Она поясняла, что давала задание сделать декларацию так, чтобы не было ажиотажа, но все было законно. О том, что декларации госзастройщик может публиковать только в государственных СМИ, она не знала.

Князева говорит, что накануне публикации декларации она много раз звонила куратору из КГБ, чтобы они пришли и взяли эти квартиры, но он не брал трубку. В итоге в первый день подачи заявлений на квартиры их подали два сотрудника УКС и один сотрудник комитета строительства и инвестиций Мингорисполкома.

Через какое-то время КГБ передал в УКС письмо о том, что им надо 6 квартир, говорила Князева. Что еще конкретно там было сказано, она не смогла пояснить.

— Они принесли нам это письмо, и мы вынуждены были отказаться. Я так и не поняла, что это было за письмо и что они хотели. Подстава такая была или что?

А вскоре УКС Центрального района опубликовал в том же «Прессболе» декларацию на еще 4 квартиры для нуждающихся. Условия те же — чтобы не было ажиотажа. Только на этот раз номера телефона предприятия в публикации вообще указано не было. Князева говорит, что не придавала этому значения в век интернета.

По ее словам, эти 4 квартиры нужно было продать для того, чтобы рассчитаться с подрядчиками. В итоге договоры долевого строительства заключили в числе прочего экс-подрядчик УКС, мать одноклассника сына Князевой, а также (по версии обвинения) сотрудник УКС через подставное лицо. Причем двое из них подали заявления до публикации декларации. Князева говорила, что о подставном лице ничего не знала и что команды принять заявления от людей заранее она не давала.

— Сотрудник сама бы не приняла заранее заявления, даже если бы я приказала. Это какой-то другой сбой, — говорит она.

Это все было квалифицировано как превышение власти и служебных полномочий, что обернулось ущербом для предприятия в сумму около 313,9 тысячи рублей. Ущерб взялся оттуда, что квартиры эти были определены как жилье для нуждающихся (то есть с максимальной прибылью застройщика в 5%), а не как коммерческое жилье (где прибыль может быть и 40%). А значит, по версии обвинения, тут есть упущенная выгода для УКС — она же фактический ущерб. При этом материальных выгод для Князевой тут не было. Делала это все Князева, по версии обвинения, чтобы укрепить свой авторитет среди подчиненных и создать образ своей вседозволенности. Людмила Князева высказалась и по вопросу ущерба.

— Нет такого законодательства, что недополученная прибыль может быть ущербом. Когда было первое следствие, по которому дело было закрыто, была 21 квартира и 224 тысячи ущерба, а когда дело стал вести КГБ, то стало 8 квартир и 313 тысяч ущерба. Я спрашивала у следователя: почему не миллиард, не триллион? — говорила она. Вину она не признала.

Во время суда также несколько раз звучал больной для УКС Центрального района вопрос ажиотажа на квартиры. Дело в том, что из-за низких цен на жилье под зданием застройщика часто ночевали люди, перекупали очередь по 3 тысячи долларов, дрались, на них вызывали ОМОН и так далее. Естественно, это вызывало общественный резонанс, а значит, застройщику прилетало от властей всех уровней.

«И за это меня Кочанова (экс-глава Администрации президента) наказала», — сказала в одной из реплик Людмила Князева.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.1 (оценок:14)