Мать задержанного россиянина: «Сын стоял на коленях, закованный в наручники»

Ни адвокату, ни родным, ни дипломатам не удалось встретиться с россиянином Егором Дудниковым.

Фото iz.ru

Почти месяц Юлия Дудникова не может ничего узнать о судьбе  своего 20-летнего сына Егора, которого задержали в Минске.

— В начале мая сын перестал звонить, на следующий день мне удалось связаться с хозяином комнаты, которую он снимал. Тот рассказал, что 5 мая в полпервого ночи его подняли с постели для того, чтобы он стал понятым при обыске, — рассказала женщина в эфире «Дождя». — Он зашел в комнату и увидел, что Егор стоит на коленях, закованный в наручники. Во время обыска изъяли только микрофон, больше ничего не нашли. После  Егора увели в неизвестном направлении, и двое суток мы не могли нигде его найти.

Юлия прилетала в Минск на неделю и вместе с девушкой Егора искала сына по всем РОВД Минска, пыталась что-то узнать и просила о встрече с ним.

— К сожалению, ни адвокат не смог к нему туда прорваться, ни из посольства к нему еще не приходили. Я получила письмо от российских дипломатов о том, что 25 мая они только послали запрос на встречу. И мне во встрече тоже отказали, сослались на то, что у них для встреч одна-единственная комната, а желающих очень много.

Только сейчас, после того, как Егора перевели на Володорского, 2, появилась небольшая надежда на то, что к нему, возможно, сможет прорваться адвокат, и мы что-то узнаем. Пока мы не знаем ничего, — говорит Юлия. 

Она рассказала, что сын переехал в Минск чуть больше года назад из-за девушки, с которой поддерживает отношения несколько лет.

— С девушкой, ради которой он приехал в Беларусь, сын общается уже пять лет, и они планировали строить дальше отношения.

В августе, когда я звонила ему, было очень страшно. На заднем плане были слышны выстрелы, крики, потом связь прервалась и двое суток не было. Потом, наконец, сын дозвонился и сказал, что  из его комнаты было слышно то, что происходило на улице, и что  отключали интернет, — вспомнила Юлия.

Ни о какой «революционной» или противоправной деятельности сын ей не рассказывал.

— Я точно знаю, что Егор не революционер, он просто влюбленный мальчишка. Он работал поваром в кафе «Васильки», в KFC. А потом решил связать свою жизнь с озвучкой. У него очень красивый голос. Он озвучивал аниме, компьютерные игры, какие-то рекламные ролики.

Оппозиционных роликов, в озвучивании которых его обвиняют, я не видела, и людей, которые их заказали, тоже, — отметила Юлия Дудникова.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 2.1(15)

Читайте еще

Левшина: «Кое-кто явно перепутал причинно-следственные связи, решив сделать журналистов ответственными за события 20-го года»

«Калі гэты працэс будзе даведзены да канца, то гэта безумоўны прыклад пераследу касцёла ў Беларусі»

Конвейер репрессий. От 4 до 14 лет: вынесен приговор по «делу БелаП*Н». Власти забирают у верующих Красный костёл. Журналиста Анджея Почобута добавили в «террористический список» (дополняется)

Конвейер репрессий. Дашкевич переведен в колонию – и уже в ШИЗО. Плюс 15 политузников. Против певицы Мерием Герасименко возбудили дело по «народной» статье. Задержан главный инженер «Милкавиты»

«В Польше я пока проигрываю материально. Но здесь безопасно и не чувствую себя обслуживающим персоналом»

«Девочкам 14 лет можно поднимать груз не более 3 кг. Кто будет взвешивать на поле, сколько дети носят картошки в ведре?»