Филин

Виктория Захарова

Марголин: «Все старания правительства остановить инфляцию — больше психологический маневр для того, чтобы успокоить население»

Экономист в интервью Филину — о том, долго ли белорусы порадуются дешевым овощам и как отразится на ценах всплеск туризма.

По данным Министерства антимонопольного регулирования и торговли, в июле цены в Беларуси продолжили расти, но в целом инфляция замедлилась. Годовой прирост составил 18,1%, а вот по отношению к предыдущему месяцу цены выросли всего на 0,5%. Во многом, пишет Экономическая газета, это замедление случилось благодаря сезонному снижению цен на фрукты и овощи.

Вместе с тем, отмечает издание, продолжают неуклонно ползти вверх цены на многие продукты повседневного спроса: хлеб, молоко, мясо, а также те товары, которые в Беларуси не производятся или собственное производство их невелико: бытовая химия, электротовары, автомобили и т.д.

Надолго ли хватит «фактора нового урожая», как влияют на цены российские туристы и к чему готовиться белорусам в конце года? На эти другие и вопросы Филина ответил экономист Лев Марголин.

Лев Марголин

— Как правило, сезонного снижения цен на овощи-фрукты хватает на август и сентябрь, — говорит эксперт, — в октябре обычно нулевой показатель, а потом начинается постепенное их подорожание и, соответственно, этот фактор нивелируется и начинает вносить свой вклад в инфляцию.

Ведь одно дело — привезти огурцы, помидоры прямо с полей на продажу, а другое — когда их нужно закладывать на хранение, что влечет за собой дополнительные расходы и увеличение цены. И чем дольше хранить, тем дороже овощи и фрукты: это и расходы на хранение, и естественная убыль от времени — от этого никуда не денешься.

Впрочем, даже в сезон нынче белорусские яблоки почему-то дороже польских — по словам главы МАРТ Алексея Богданова, это потому, что в Польше большие дотации на сельское хозяйство, а в ЕС демпингуют. Лев Марголин, впрочем, видит другое простое объяснение:

— Здесь главный фактор, влияющий на цену — эффективность производства. Когда оно идет на частных предприятиях с высокой оснащенностью, хорошими сортами, низкими потерями — то, конечно, и себестоимость яблок будет ниже, чем в Беларуси, где очень много ручного труда, не самые лучшие сорта и тому подобное.

— Одним из значимых проинфляционных факторов специалисты называют ослабление белорусского рубля к российскому — за год падение составило больше трети (30,6%). Что это значит для нас, с учетом того, что западные рынки для Беларуси закрываются, а доля импорта из России все больше растет?

— Нужно иметь в виду, что любая девальвация опасна прежде всего, для импортера и выгодна для экспортера.  

И если учесть, что экспортировали мы во многом в Евросоюз, а вот Россия для нас в основном была источником импорта, в частности, энергоресурсов — нефти, газа, и что платим мы, в отличие от прошлых лет, российским рублем — получается, что с каждым месяцем мы платим все дороже за эти энергоресурсы. А они нужны везде — и в удобрениях для сельского хозяйства, и в электроэнергии, и в транспортных отраслях. Поэтому, действительно, это фактор проинфляционный.

— Как повлияет на цены существенно увеличившийся поток россиян, которые приезжают в Беларусь на отдых и на шопинг с российскими зарплатами (в то время, как реальные доходы белорусов падают)?

— Стоит учитывать, что и россияне сейчас тоже не жируют, как говорится, и их зарплаты тоже падают. Может быть, они выше по сравнению с нашими, но ниже, чем это было восемь лет тому назад и даже в прошлом году.

Второй момент — любая экономическая деятельность, в то числе туризм, это плюс для экономики страны, есть страны, которые только за счет туризма и живут.

На мой взгляд, то количество туристов, которые к нам приезжают, вряд ли может оказать серьезное давление на цены, например, на продукты питания — не повезут они с собой тоннами овощи, фрукты или мясные продукты. Но они могут оказывать давление на те цены, которые их здесь интересуют.

В частности, если речь о санаторно-курортном отдыхе, гостиницы — цены на эти услуги могут вырасти, и растут почти каждый год, потому как действительно очень многие наши здравницы на летний период оккупируют россияне.

Но в целом, если сравнивать плюсы и минусы, отмечает эксперт, то плюсов от притока туристов для страны все же больше: «Каждый рубль, доллар, йена или юань идут на пользу экономике».

— Правительство продолжает в ручном режиме регулировать цены, сдерживать инфляцию — прямо скажем, с сомнительным успехом. Можно ли прогнозировать, что будет с ценами в Беларуси к концу года?

— Факторов, влияющих на инфляцию, конечно, много. Но определенные выводы можно сделать уже сейчас (собственно, их можно было делать и несколько месяцев тому назад).

Во-первых, все старания правительства остановить инфляцию — это больше психологический маневр для того, чтобы успокоить население. Ведь экономистам давно известно, что чем больше усилий по торможению цен, тем они больше растут.

Единственный радикальный способ — запретить повышать цены, но тогда продукты или товары просто исчезают с полок, потому что никто не будет продавать вещи, будь то телевизоры или молоко, себе в убыток.

Понятно, что цены растут и будут расти, потому что на горизонте нет никаких факторов, которые могли бы оказать на них существенное влияние.

— То есть, у нас, по сути, выбор между инфляцией и дефицитом?

— Да, безусловно. К тому же санкции существуют, и отменять их пока никто не собирается — более того, самые болезненные из них начали действовать только с июня, и мы их еще толком и прочувствовать не успели.

Наиболее квалифицированные специалисты как уезжали, так и продолжают уезжать из страны. А какого-то триггера, который привел бы к бурному росту производства или снижению цен, пока, к сожалению, не наблюдается.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.5(15)