Максим Кац: «Какой танцор, такие и пляски — результат нелепый»

Политический обозреватель – о попытке «политического решения» в исполнении Лукашенко.

— Очень смешно наблюдать за тем, как Лукашенко пытается поискать «политическое решение» возникшей у него проблемки, — пишет Максим Кац. – Ну то есть как — всё это, конечно, совсем не смешно, а страшно: в Беларуси сейчас незаконная власть, держащаяся на насилии, но когда какие-то странные люди в масках, натянутых аж на брови, вещают из телевизора, что их запугать не выйдет и они власть удержат, то становится смешно.

В общем, там наблюдается попытка «политического решения» проблемы, да вот незадача: все политические институты уничтожены и существуют только в виде фикции, а политические деятели все либо в тюрьме, либо нелепые.

Что можно было бы сделать в обычной ситуации? Пойти, например, в парламент и устроить там какую-нибудь дискуссию, круглые столы и потом голосование. И там бы все представители общества что-нибудь бы обсудили и решили, что ж с кризисом делать — какой-нибудь закон о гарантиях могли бы принять, выборы новые объявить или что-то такое.

Но ничего о белорусском парламенте, который называется там аж национальным собранием, мы за всё время кризиса не слышали. Кажется, он вообще даже не заседал. А может и заседал, кто его знает. Может что-то решить верховный суд. Рассмотреть он мог бы жалобы на выборы, назначить новые, отменить старые. Но ничего о нём не слышно. Политические партии могли бы собрать круглый стол или что-то попредлагать, но и их не слыхать.

Политическая жизнь уничтожалась 26 лет, и казалось, что так удобнее править. Одних утрамбовали, других посадили. Но что теперь-то делать, когда хочется на что-то опереться, чтобы найти политическое решение кризиса?

Делать вот что: поехать в СИЗО к политзаключённым, у которых поддержка есть, и предложить им в обмен на выход из тюрьмы пропеть песню о том, что ты крепкий орешек и что идея менять конституцию — это ровно то, чего народ ждал.

Судя по всему, политзаключённые, не сговариваясь, Лукашенко послали, все, кроме одного — случайно оказавшегося там работника штаба Бабарико. Он вышел и теперь испуганно читает по бумажке текст, что Беларусь сотрясло событие невиданных масштабов — конституцию новую писать вознамерился глубокоуважаемый президент.

Человека по фамилии Воскресенский можно понять — он вышел из тюрьмы и находится в заложниках, формально под домашним арестом. Тут что угодно скажешь. Но кто ж такое послушает?

Танцы с бубном вокруг новой конституции — явно попытка перевести разговор в политическое русло из силового, где Лукашенко очевидно проигрывает и несмотря на все действия не может справиться с протестами, которые не только не утихают, а нарастают. Какой танцор, такие и пляски — результат нелепый. Мне кажется, ни один человек в Беларуси не повёлся на это.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:133)