Андрей Осмоловский, «Комсомольская правда в Белоруссии»
Макс Мирный: Бьоркман назвал своего сына Максом

Взяв верх в парижском финале над братьями Брайанами из США, Мирный и Бьоркман отправились за очередным титулом в Англию. Звонок «Комсомолки» застал Максима как раз в Лондоне.

— В прошлом году мы выиграли «Ролан Гаррос» в трех сетах у тех же Брайанов, но матч был гораздо легче. Сейчас же встреча длилась почти три часа. Все решилось в последние 10 минут, когда мы взяли подачу соперников и выиграли свою, — поделился с нами Максим.

— Братья-близнецы Брайаны сейчас сильнейшая пара мира, но в последнее время вы все чаще их огорчаете. Чем берете?

— Прежде всего мы с Йонасом все лучше и лучше понимаем друг друга. Ведь Брайаны выступают вместе всю жизнь, а мы только второй год.

— У Йонаса Бьоркмана такой же нордический характер, как и у вас?

— Да, швед очень выдержанный. Он практически никогда не срывается.

— Вне корта вы поддерживаете отношения?

— Конечно. Мы тренируемся вместе, часто проводим время в ресторане, живем в одной гостинице. Общие точки соприкосновения у нас и в семейном плане. У четы Бьоркманов сын на год старше нашей Мелаши, поэтому наши жены часто общаются. Кстати, сына Бьоркмана зовут Макс.

— В вашу честь?

— К тому времени как Макс родился, у нас с Йонасом счет в личных встречах был 1:7 в его пользу. Наверное, швед был этим так горд, что решил назвать сына Максом.

— Кто у вас в дуэте лидер?

— Мы не пытаемся отстаивать лидерство и, может быть, поэтому у нас получился неплохой тандем. Я, опираясь на опыт Йонаса, всегда отдаю ему инициативу в принятии какого-нибудь важного игрового решения. Он в свою очередь часто советуется со мной, спрашивает совет, как лучше играть против того или иного соперника.

— Отметили победу в Париже?

— К сожалению, на следующий день после виктории у нас был утренний поезд, а закончили мы поздно. Решили, что найдем время отметить успех в Лондоне.

— Как это у вас происходит?

— Собираемся большой компанией. В прошлом году мы были в одном из парижских ресторанов с друзьями, которые во время игры переживали за нас на трибунах.

— А Ксения болела за вас в Париже?

— Получилось так, что Ксюша с дочкой приехала к финалу. Мелаше уже 1 год и 5 месяцев. Она очень неусидчивый ребенок, но весь трехчасовой матч провела с мамой среди зрителей.

— В Лондон вы приехали всей семьей?

— Да, надеюсь, они придадут мне сил на Уимблдонском турнире.

— Вы будете играть на Уимблдоне микст?

— Еще не знаю. Но если буду, то с этой же китайской девочкой, с которой играл на «Ролан Гаррос».

— Почему именно с Джи Ченг?

— Наверное, не надо говорить о теплых взаимоотношений Беларуси и Китая. Поэтому все было организовано довольно легко. Ее тренирует шведский тренер — хороший знакомый Йонаса. И он, зная о моем желании играть пару, предложил объединить усилия. Мы выбыли во втором круге, но это ведь был первый наш турнир. Она хорошая, старательная девочка, вот только у нас есть проблемы в общении. Но я думаю, что языковой барьер мы скоро преодолеем.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)