Татьяна Гусева

«Люди не носят маски». Чем еще отличается шведский «некарантин» от белорусского

Жительница Швеции — о том, как в условиях пандемии изменилась жизнь страны, которая единственная в Евросоюзе не ввела карантин.

Собеседница «Салідарнасці» — Вероника Менжун, руководитель проектов университета фон Линнея, живет в городе Ничепинг (в ста километрах от Стокгольма).

До середины марта Вероника выезжала за рубеж. Она полагает, что не заболела, потому что везде, где можно, мыла руки с мылом или обрабатывала антисептиком, и не касалась лица немытыми руками.

Когда две недели назад в королевском саду расцвели сакуры, жители Стокгольма вышли на улицу полюбоваться. Фото Alexander Mahmoud, dn.se

Так выглядит центральная площадь в будний день в городе Ничепинг. Фото из архива Вероники Менжун

— В Швеции, в отличие от того, что писали в некоторых СМИ, никто никогда не отрицал опасность коронавируса и того, что с пандемией надо бороться, — говорит Вероника. — Никто не предлагал лечить его алкоголем или трактором.

Это неправда, когда говорят о том, что власти не предпринимают никаких мер борьбы с COVID-19. В Швеции есть ведомство общественного здоровья, которое предлагает госорганам вводить определенные ограничения. Ведущий эпидемиолог — главное лицо, которое решает, как бороться с коронавирусом. Сначала, после объявления пандемии, было рекомендовано ограничить количество людей в одном месте до 500 участников. Сейчас нельзя собираться больше 50 человек.

Запретили посещение домов престарелых, в связи с тем, что в этих учреждениях были случаи заражений. Фитнес-клубы и бассейны работают, ограничено количество посетителей.

МИД Швеции не рекомендует шведам ездить за рубеж до 15 июня. Каждый на свой страх и риск может нарушить, но при этом не будет действовать медицинская страховка.

С 16 марта сотрудников Стокгольмского офиса университета, в котором работает Вероника, отправили работать из дома.

— Мы можем приходить в офис, это не запрещено, и никто не будет на улице никого отлавливать, но это не очень приветствуется, поскольку стараемся избегать скопления людей.

Рабочие на заводе не могут перейти на удаленку, но я знаю, что многие офисные работники, у кого есть такая возможность, стали работать из дома.

Во время пандемии в Швеции продолжают работать детские сады и средние школы.

Не все родители поддерживают это решение властей. Вероника приводит в пример свою знакомую — парикмахера.

— Пару недель назад была в парикмахерской, мастер сказала, что не отправляет детей в школу, боится, что они заразятся. Я спросила, не боится ли она сама заразиться, потому что работает без маски и перчаток и находится в очень близком контакте. Она ответила: «Нет».

В отличие от школ и детских садов, все вузы в Швеции перешли на дистанционное обучение — хотя это рекомендация, обращает внимание Вероника.

— Шведские власти воспринимают рекомендацию как то, что должно исполняться.

Вероника Менжун, фото из личного архива

Собеседница «Салідарнасці» считает, что отличие между Швецией и странами Восточной Европы в том, что шведы доверяют специалистам.

— Они понимают, что ведущий эпидемиолог и его коллеги в ведомстве общественного здоровья знают, какие меры государству нужно принимать. Госорганы слушают специалистов, и на основании их рекомендаций принимают решения. Эпидемиологи считали, что не нужно вводить полную самоизоляцию и жесткий карантин, и именно на этом было основано решение государственной власти. По мнению специалистов, это правильный путь, который позволит избежать большой нагрузки на сферу медицинского ухода и сплющить эпидемиологическую кривую.

Государство не отнимает права и свободы человека, но при этом надеется на то, что граждане будут соблюдать определенные договоренности.

Премьер-министр несколько раз повышал голос, когда говорил о посещаемости ресторанов и кафе. Он говорил, если проверки покажут, что не соблюдаются правила, и люди сидят не на безопасном расстоянии, будут вводить более жесткие правила.

Переполненный ресторан под открытым небом в Стокгольме, несмотря на общие рекомендации органов здравоохранения держаться на расстоянии. Фото Magnus Hallgren, dn.se

— Читала, что сейчас шведы поддерживают малый бизнес, приходят в бары, рестораны, делают заказы.

— По дороге в магазин обратила внимание, что в кафе у нас пусто. В Стокгольме, как говорят мои друзья, люди сидят в ресторанах, в основном на улице, потому что так меньше рисков заразиться. Столики расставлены на дистанции 1,5 метра. За барной стойкой клиентов не обслуживают.

Если проанализировать, как общество воспринимало коронавирус: в феврале это было предчувствие, в марте наступил шок, а в апреле — стадия принятия.

Когда была стадия шока, люди перестали ходить в кафе и рестораны. Многие заведения в небольших городах переориентировались на приготовление готовых обедов на вынос.

Рестораны страдают, как и отели, авиакомпании, туристический бизнес. Масштабы, возможно, будут не такие, как в других европейских странах.

Власти каждый день принимают пакеты документов, чтобы помочь самым уязвимым отраслям. Это немного успокоило рынок и биржу.

Фото Alexander Mahmoud, dn.se

— В Беларуси многие жители носят маски в общественных местах, в магазинах появились дезинфекторы для покупателей. А шведы носят маски?

— В моем городе я не видела ни одного человека в маске. До пятницы, 17 апреля, когда встретила сразу двух человек в масках – пожилого мужчину и молодую девушку.

Ни политики, ни чиновники также не носят маски.

У нас говорят, что маска ничем не помогает, ее должны носить люди, которые болеют. Слышала и такой совет: если вы себя чувствуете лучше в маске, пожалуйста, надевайте! Вы просто будете себя обманывать, что это поможет.

В магазинах продавцов на кассах защитили от прямого контакта с покупателями с помощью пластиковых щитов, они работают в перчатках.

У нас огромный дефицит дезинфекторов. Завод, который изготавливает водку «Абсолют», перепрофилировался и начал производить антисептики для больниц.

В магазинах, где продают одежду и посуду, на кассе стоит  антисептик. В продуктовых не видела. Во многих магазинах ставят на входе коробки с одноразовыми перчатками.

— Как государство позаботилось о гражданах во время пандемии? Что делать жителю Швеции, если он заболел?

— После объявления пандемии приняли поддерживающий пакет. Как и ранее, если ты заболел, можешь неделю лечиться дома, тебе оплачивают больничный — 80%  заработка. Только теперь выплаты с первого дня. Справку от врача брать не нужно — звонишь на работу и говоришь, что плохо себя чувствуешь и остаешься дома.

В больницу кладут только тех, кто реально нуждается в помощи, как правило, это те люди, у которых выявлен вирус и появились признаки пневмонии. Если диагностировали коронавирус и болезнь протекает в легкой форме, пациента отправляют лечиться домой.

Если человек подозревает, что она/он заразились, нужно звонить на специальный номер телефона медицинского консультирования, где тебя выслушают и предложат дальнейшие шаги.

До середины марта тесты на СOVID-19 делали на дому, и тогда тестировали всех домочадцев. Cейчас рекомендуют обращаться  в поликлинику для тестирования, но опять-таки только тем, у кого уже очень серьезные симптомы, в первую очередь, проблемы с дыханием.

Если человек подозревает, что болен ковидом, но не входит в группу риска и не имеет очень ярких симптомов, ему рекомендуют самоизолироваться.

Принудительной госпитализации нет, но при этом в Швеции действует закон об инфекционных заболеваниях, и если человек намеренно не соблюдает правила и умышленно заражает других, то в отношении него могут быть предприняты меры.

Самое большое количество зараженных людей — в Стокгольме. Поражены престижные районы города, где живут обеспеченные люди — те, кто ездил кататься на лыжах в Италию, Швейцарию, Австрию и привезли с собой «корону».

Параллельно происходит рост заболеваемости в районах, где живет много мигрантов. В медиа анализируют причины, почему так происходит. Признали проблему, что надо было с самого начала распространять информацию на языках диаспор. Сейчас везде висят объявления о том, как вести себя во время пандемии на нескольких языках.

Пожилых людей просят не выходить из дома, соседи активно предлагают им помощь, купить продукты в магазине или лекарство в аптеке. Людей на улице мало, но абсолютное большинство, кого я встречаю, — пожилые. Видимо, у них, какой-то дух протеста, как у подростков, — улыбается Вероника.

— Несколько десятков ученых-исследователей выступили с критикой в адрес стратегии ведомства общественного здоровья Швеции по борьбе с коронавирусной инфекцией. Они считают, что методы, которые применяются шведскими властями, могут довести смертность от коронавируса до уровня Италии.

— Да, жесткая критика звучит постоянно. Интересный факт, это открытое письмо было раскритиковано другими шведскими учеными в пух и прах, несколько авторов этого письма заявили в субботу, что сравнение с Италией было неуместно.

В медиа сравнивают, что происходит в Швеции, Норвегии, Дании и Финляндии. Но в Финляндии и Норвегии ситуация несколько другая. Там меньшее количество населения.

Кроме того, ученые говорят, что пока цифры совершенно невозможно сравнивать, поскольку отчетность очень отличается, но известно то, что около половины умерших  в Швеции – это люди, жившие в домах престарелых.

Шведские эксперты предлагают подождать и спустя некоторое время проанализировать результаты, когда можно будет оперировать статистикой о количестве заболевших, умерших и выздоровевших.

Мне иногда кажется, что люди хотят провести соревнование: кто первым расправится с вирусом, какими методами, что правильно, а что — нет.

Недавно прочитала статью шведского журналиста для британского издания. Он пишет, что если уж нам суждено пережить пандемию, то лучше это сделать в обществе, в котором государство старается максимально сохранить свободу и не нарушать права граждан даже в кризис при условии, что они соблюдают договоренности.

Анна Хитрик о карантине в Израиле: «Не могу привыкнуть к тому, что государство обо мне заботится»

Когда я наблюдаю за тем, что происходит во многих странах, прихожу в ужас. В Китае заваривали двери квартир людей, больных коронавирусом, чтобы они не могли выйти из дома. Это бесчеловечно.

... Сейчас интересное время с точки зрения понимания гуманитарных ценностей. Многие размышляют о том, что изменится в нашей жизни после пандемии, какими будут взаимоотношения между людьми, какими будут наши ценности в эпоху «посткороны».

Чтобы не допустить распространение коронавируса, очень часто пожилые люди умирают в одиночестве, к ним не пускают родственников. Это трагедия. Как и то, что врачам приходится делать страшный с точки зрения этики выбор: спасать людей помоложе или не дать умереть пожилым.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.4 (оценок:68)