Политика

Ирина Дрозд

Лебедько: «В интерпретации Савиных на нашем месте в ПАСЕ должен был сидеть Воскресенский»

Как прошел первый диалог между представителями Лукашенко и Тихановской.

На сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы состоялись слушания, посвященные вопросу конституционной реформы и референдуму в Беларуси. Одним из участников заседания стал представитель Светланы Тихановской по конституционной реформе и парламентскому сотрудничеству Анатолий Лебедько.

— Инициировала рассмотрение белорусской темы Комиссия по политическим вопросам ПАСЕ. Предложение принять участие  поступило и официальным властям Беларуси, и демократическим силам, — поделился впечатлениями политик в экспресс-комментарии «Салідарнасці». — Белорусские власти представлял председатель Комиссии по международным делам Национального собрания Андрей Савиных, а от демократических сил выступали мы с Александром Шлыком, представителем Светланы Тихановской по выборам.

Александр Шлык и Анатолий Лебедько

Нужно отметить, что после событий 2020 года это было первое мероприятие, в котором участвовали представители режима и демократической оппозиции. И для нас принципиально важно, что мы идем на такие дискуссии, особенно если они происходят на международных площадках. Нам надо бороться за международное общественное мнение.

— Власти ранее неоднократно отказывались посылать своих представителей на международные мероприятия. Как думаете, почему согласились принять участие в этом заседании?

— Я думаю, они понимают, что сейчас 70% повестки белорусского МИДа забрала Светлана Тихановская. Им осталось только встречаться с губернаторами российских регионов или среднеазиатскими лидерами. Они выпали из международной повестки дня. Им это неприятно.  

То, что они приехали, в какой-то степени говорит о том, что режим теряет международное пространство. В международных организациях его позиции очень слабы. Но и с таким посланием, которое они вложили в уста Савиных, завоевать симпатии невозможно.

— О чем был его доклад?

— Сразу скажу, что международная площадка хороша тем, что у нас там абсолютно равные условия и права. У каждого было 12 минут на основной доклад, потом — время на обсуждение. 

Что касается миссии Савиных, то это «почтальон плохих новостей». Не думаю, что у него есть хоть сколько процентов самостоятельности. Он — исключительно передаточное звено. Очевидно, его спич согласовывался на самом верху, так же, как и решение ехать в Страсбург.

Начал он с достаточно агрессивного заявления о том, что мы с Александром не можем представлять политическую оппозицию! Но это не функции Савиных — определять, кто имеет право называться оппозицией по отношению к власти.

Более того, он сказал, что мы — иностранные агенты, потому что представляем некие международные центры. Я думаю, что в его интерпретации на нашем месте должен был сидеть Воскресенский, и тогда это был бы разговор с политической оппозицией.

Он отказался садиться за большой круглый стол, за которым сидели в том числе и мы, дистанцировался от нас, сел просто в зале. О своей Конституции он говорил фантастические вещи, и о десятках тысяч предложений, и о воодушевленном обсуждении всей страной. Он вообще сказал, что уже с 2020 года вся страна обсуждает поправки в эту их новую Конституцию!

После в прениях я, конечно, уточнил, как с 2020 года может проходить обсуждение того, что появилось только 27 декабря 2021 года?

— О чем был ваш доклад?

— Я говорил о том, что в Конституционной реформе, которую предлагает нелегитимная власть Беларуси, не заинтересован никто — ни сам Лукашенко, ни оппозиция, ни граждане, ни международное сообщество. Потому что она не решает ни одной проблемы, никаким образом не может повлиять на политический кризис в стране. И она не отвечает ни на один запрос, которые сформулировали сотни тысяч людей в августе 2020 года.

Единственный выгодополучатель этой реформы — Кремль, которому Лукашенко предоставил возможность размещать в Беларуси ядерное оружие и создавать военные базы.

Я говорил о том, что эту реформу нужно рассматривать и в контексте событий, которые происходят вокруг Украины. На мой взгляд, сейчас наступил момент реальной угрозы для суверенитета Беларуси, потому как российские войска рассредоточились по всей территории страны.

— Как реагировал ваш оппонент на подобные заявления?

— На все неудобные вопросы Савиных не реагировал и не давал никакого ответа. А вопросов было много, потому что после докладов мы, конечно, вышли за темы Конституции и референдума.

Темой размещения российского оружия очень озаботился российский депутат Слуцкий. Он говорил о большой дружбе с Лукашенко, о том, что это лидер, который имеет поддержку подавляющего большинства белорусов, и о соглашении, на  основании которого все происходит.

По поводу всенародной поддержки я предложил ему создать депутатскую группу из парламентариев ПАСЕ и поехать в Беларусь по тюрьмам, рассказал о своем нахождении на Окрестина, об условиях, в которых там содержатся люди.

Я посоветовал ему узнать причины, по которым такое количество людей содержится в тюрьмах при такой «всенародной любви»! Ведь, даже по официальным данным прокуратуры, только в прошлом году у нас было осуждено по политическим делам 1600 человек.

— Похоже на настоящие баталии.

— Да, было похоже на дуэль. Правда, Савиных не поддержал больше никто. Даже депутат из Азербайджана выступил очень нейтрально, он только отметил важность самого диалога. Нас поддерживали выступлениями депутаты из Литвы, Украины, Бельгии.

Нам легко выступать на таких мероприятиях, потому что мы говорим правду и все можем подтвердить фактами. Им же приходится идти в разрез с реальностью, нужно говорить, что у нас нет политзаключенных, что у нас все люди счастливы и довольны. Что у нас прошло лучшее обсуждение проекта Конституции. Но даже они сами понимают, что это обман и его легко проверить.

Когда мы говорим о проекте своей Конституции, то он открыт и в обсуждении действительно может принять участие каждый. Если мы говорим, что нам с июня по ноябрь 2021 года пришло 1700 предложений от людей, то мы показываем, где можно увидеть все эти предложения.

А Савиных говорит, что у них десятки тысяч каких-то предложений, но где их можно увидеть? Он рассказал о каком-то  большом воодушевлении. А на это ему даже не мы, а депутаты из других стран задали вопрос, на который он, конечно же, не ответил. Вопрос о пенсионере, который написал в гомельскую газету свои критические замечания по реформе, и за это его лишили свободы. И это факт!

Когда Савиных рассказал, что в стране полный порядок и все хорошо, я рассказал о том, сколько женщин и в каких чудовищных условиях содержится в тюрьмах Беларуси. Савиных в ответ снова промолчал, но зал аплодировал, и это было доказательством единодушия собравшихся, потому что на подобных мероприятиях обычно никаких аплодисментов не бывает.  

Парламентский флэшмоб против нелегимного референдума. Анатолий Лебедько вместе с депутатками Верховной Рады Украины Марией Мезенцевой и Евгенией Кравчук

— Главным итогом заседания вы отметили то, что оба проекта Конституции — и ваш, и белорусских властей — попадут для анализа в Венецианскую комиссию.

— Совершенно верно! На слушаниях присутствовала генеральный секретарь Венецианской комиссии. Европейская комиссия за демократию через право — это орган по конституционному праву при Совете Европы, нейтральный авторитетный орган, по значимости как арбитражный суд. Его слово является определяющим с точки зрения международного права. Это, можно сказать, высший правовой аудит. Для нас мнение этого органа очень важно.

Венецианская комиссия действительно проведет анализ обоих документов. Уже до 27 февраля будет сделан промежуточный доклад об одном из главных аспектов — распределении полномочий между ветвями власти в обоих проектах. Еще один промежуточный доклад они сделают в марте и окончательно свое заключение по двум проектам Конституции они сделают в июне.

То есть, тема конституционной реформы не уйдет из повестки дня 27 февраля.

— Но белорусские власти могут не принимать во внимание мнение даже такого авторитетного органа.

— Однако международное сообщество не сможет проигнорировать это мнение. Оно может стать еще одним доказательством того, что предстоящий референдум не имеет никаких правовых оснований. Мы продолжим дальше объяснять это людям.

— Не встречались ли вы с Савиных после заседания в кулуарах?

— После таких заседаний обычно действительно продолжается неформальное общение, продолжаются обсуждения, встречи. И мы с Александром Шлыком много с кем еще говорили. А вот Савиных сразу после заседания испарился. Поскольку все россияне участвовали онлайн, больше ему общаться было не с кем.

И так сейчас происходит на всех международных площадках, что тоже показательно.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(101)