Латынина: «Россия превратилась в международного гопника, наша специальность – разводки»

Международный обозреватель – о нашумевших словах Путина.

– И конечно, в этой тираде больше всего меня удивили слова Путина, что шпионаж – это важнейшая профессия, – рассуждает Юлия Латынина на Эхе Москвы. – Знаете, это как-то очень интересно. Вот, на этой неделе давали Нобелевские премии за новые способы лечения рака. Вот, в ЦЕРНе действует новый ускоритель. Вот, «Игра престолов» снимается. Вот, люди сталь плавят, компьютеры собирают, в космос летают. И правда, нам на этом фоне говорят, что вот эти вот, которые со своим Солсберецким шпилем и проституткой в номере, это представители важнейшей профессии человечества?

Посмотрите на этих замечательных людей. Посмотрите, как я уже сказала, на самого Скрипаля, который на деньги МИ-6 сидел и смотрел Первый канал.

И он сидел и смотрел, и что он там же еще делал, да? Он… Помимо того, что он смотрел Первый канал, ему же было скучно, ему же надо было как-то своим новым хозяевам доказать свою полезность. Ему ж надо было сделать, чтоб ему там побольше денег давали, побольше Первых каналов можно было смотреть.

Он начинает шустрить как всякий шпион, потому что других никаких профессиональных навыков у него нет. Как всякий разведчик, он пытается раздуться. Вообще во всех этих спецслужбах количество людей, которые преувеличивают свою значимость и значимость своей работы, секретность всегда этому способствует. Он звонит своим коллегам, он им что-то предлагает. Он чего-то рассказывает англичанам, чего он, скорее всего, просто не знает, потому что не может знать и либо высасывает это из пальца, либо просто смотрит Компромат.ру из интернета.

А дальше эти коллеги, которым он звонит, они же тоже пытаются надуть свою значимость. Они же тоже рассказывают своим начальникам, что «Слушайте, вот тут звонил такой Скрипаль. Он ведет очень опасную деятельность». Они же тоже начальство пытаются развести. «Он же такой страшный вред приносит. Давайте с ним что-то сделаем».

Ведь, самое ужасное, что, скорее всего, вот это отравление – оно произошло из-за вот этой возгонки спецслужб и самим Скрипалем, и тем, кому он звонил, собственной значимости.

Вот, есть мой любимый шпион Игорь Сутягин. Помните того, про которого еще все правозащитники рассказывали, какой он великий ученый, которого, значит, ФСБ посадила? Ну, вот тот, который фирму «Альтернатив Фьючерс» консультировал, и писал для нее отчеты, и, значит, каждые 2 месяца ездил, встречался с ее представителями, которые почему-то интересовались экономическим развитием России, но при этом почему-то интересовались, скажем, подводным российским флотом. Почему-то это им было нужно для экономики.

И вот он каждые два месяца туда ездил за границу, с ними встречался и чего-то им там рассказывал. А поскольку допуска к секретности у него не было, то, как потом рассказывал сам господин Сутягин, он в отчетах переписывал кусками, абзацами, страницами новый роман Даниила Корецкого про то, как устроена российская подводная лодка.

Вот это оно! Да? Один в отчете английской секретной службе передирает роман Корецкого… Ну, собственно, это описано у Ле Карре в «Портном из Панамы». А другие рассказывают, что «Слушайте, вот, Скрипаль – он выдал страшные тайны. Надо замутить крутую операцию, надо послать пацанов посмотреть Солсберецкий собор».

И, вот, у меня такой вопрос. А наши власти, правда, уверены, что это, действительно, самая важнейшая профессия? Ну, вот, есть страна Америка. У них был Эдисон, Вандербильт, у них есть Гарвардский университет, MIT, Йелль. У них есть десятки Нобелевских лауреатов, Илон Маск, компания Амазон, получаются лекарства от рака. Вот, есть в ней разделение властей, выборы, свобода предпринимательства. Вот, как вы думаете, на что опирается могущество Америки? На выборы и рынок или на то, что у Америки есть такое могущественное ЦРУ, которое важнейшая институция Америки и решает все ее проблемы? Ответ очевиден: на выборы и на рынок.

И когда Владимир Владимирович говорит, что разведка – это важнейшая профессия, это, действительно, они там так думают. И вы знаете, это на что похоже?..

Вот, знаете, вот, в уголовной среде есть масса людей, которые не занимаются предпринимательством, а занимаются разводкой. И эти люди всегда считают… Собственно, вот, что такое мелкий уголовник? Это человек, который считает, что лоха можно развести. И, вот, лох – это тот, кто трудится, тот, кто делает капитал, тот, кто чего-то производит, тот, кто чего-то открывает, у кого очки на носу, он читает. А настоящие люди лоха разводят. И в результате получается, конечно, что лохи делают Амазон и делают лекарства от рака, и их компании стоят триллион, а разводчик – он всё ищет, где бы развести.

И в этом смысле мы, конечно, превратились в такого, международного гопника, наша специальность – разводки. Мы экспортируем не только нефть, мы экспортируем коррупцию, но и экспортируем разводки. Только проблема в том, что, конечно, наши разводки больше не действуют.

И мы так, знаете, походим немножко, вот, на двоечника, который прогуливает уроки, нюхает клей. Значит, чтобы от мамы всё это скрыть, исправляет оценки в дневнике. А когда его поймали, говорит «Ой, все так делают».

Ответ – «Не все» или «Не столько». Да, даже отличник может иногда поправить оценку в дневнике. Но когда двоечник выросший вырастает и понимает, что у него всё плохо, что он начинает говорить? «Все так делали, а теперь я виноват. Это потому, что они меня не любят». И это психология лузера. Нам как нации, как России прививают психологию лузера, нам объясняют, что все так делают и просто нас не любят.

Вот, извините, а нет, не все так делают. Все делают компанию Амазон и лекарства от рака. А мы – нюхаем клей и пытаемся подправить оценки в дневнике.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)