Латынина о деле Голунова: «Журналистам такого уровня наркотики только подбрасывают»

Обозреватель «Эха Москвы» — о задержании одного из лучших журналистов-расследователей России.

Как считает Юлия Латынина, задача сообщества российских журналистов — состоит в том, чтобы выяснить, кто подбросил ему наркотики, и чтобы заказчики этого преступления горько об этом пожалели.

— Журналисты такого уровня — нет, они не варят наркотики ни при каких обстоятельствах.  Журналистам такого уровня наркотики только подбрасывают. Вообще, на Западе за такое расследование дают Пулитцера, а у нас — наркотики. Наркотики — это такой наш Пулитцер, — заявила Юлия Латынина в эфире программы «Код доступа» на «Эхе Москвы».

Иван пишет совершенно потрясающие расследования. Причем любой человек, который действительно занимается журналистикой, знает, сколько месяцев занимает такое расследование, насколько оно опасно. Много пишет про московскую мэрию, про квартиры Бирюкова. Писал про то, кто и во сколько концов (в скобочках — Ротенберги) заработал на московском новогоднем освещении.

Расследование Голунова лично угрожает бизнесу мошенников, которые отбирают у москвичей квартиры. Речь идет о миллионах

Вот я остановлюсь на двух его последних статьях. Одна из них называлась «Выселяторы». Она меня совершенно поразила, потому что она рассказывала о шайке мошенников, которая орудует в столице, которая массово отбирает у москвичей квартиры. Голунов насчитал 500 квартир, которые они отобрали. Это только он насчитал.

Схема мошенничества совершенно одна и та же. Человека уговаривают подписать договор с микрокредитной организацией, не с банком, потому что у банка сложные правила залога, а у микрокредитной они достаточно простые. Причем это не залог квартиры, а формально квартира просто уже сразу переходит в собственность кредитной организации при условии, если человек нарушит правила выплаты кредита.

Понятно, как правило, это не очень умный человек. Это очень маленький кредит обычно, нисколько не соответствующий стоимости квартиры. Но этот рынок плохо отрегулирован. И суть заключается в том, что, во-первых, в тот момент, когда человек подписывает кредит, создается дикая суета — ну, как всегда, когда вас разводят, — вы не успеваете всё это прочесть. А самое главное, что стоит на день просрочить срок выплаты, как квартира теряется, в ней максимально прописывают кого-то.

Голунов приводит несколько случаев, когда ее формально покупали люди, которые сидели в тюрьме. От их лица, естественно, действовали какие-то их адвокаты. Квартиру тут же перепродавали. И было даже несколько случаев, когда человек все время платил, но просто не засчитывали эти платежи и тоже отбирали квартиру. Вот один из таких случаев (я не знаю насчет нескольких) Голунов приводит.

Названия таких организаций всё время меняются. Это такие конторки, которые существуют в среднем полтора года. Самое главное, что Голунов назвал имя человека, который создал одну из этих организаций, насколько я понимаю, первую в 2011 году — «Международное кредитное бюро». Это некто Сергей Маликов. А до этого он занимался похожим бизнесом Латвии. И основным кредитором этой латвийской конторы Маликова был банк Rietumu, который замешан в скандале с отмыванием русских денег.

Я напомню, что русские отмывания у нас обычно крышуют эфэсбэшники. И Голунов писал, что квартиры первых заемщиков этого кредитного бюро переходили в личную собственность этого Маликова, и тут же по данным Росреестра, он их закладывал этому самому банку Rietumu в обеспечение личного кредита под 750 тысяч долларов.

Почему это, конечно, меня поразило, когда я прочла эту статью? Я подумала: ни фига себе, мы знаем о «черных риелторах», фактически это те же самые «черные риелторы», только они действуют гораздо более масштабным способом, и у них задница более-менее прикрыта бумажками. Но это гигантская организация, которая не может действовать без целевого прикрытия. И, по сути говоря, это готовый предмет для уголовного дела. То есть всех этих людей надо сажать.

И я подумала, что это очень опасно, потому что одно дело, когда ты пишешь о коррупции… ну, хотя бы там о яхте Сечина. Конечно, Сечину это очень не понравится. И мы даже знаем, что печальная история произошла с Улюкаевым. Но это не угрожает лично бизнесу Сечина — никакое расследование про Сечина. А такое расследование лично угрожает бизнесу этих людей хотя бы потому, что речь идет о миллионах. И просто их начальники придут и скажут: «Как? Оказывается, вы столько… — и не делитесь?»

«Закажешь гроб у другого человека — тебе выкинут труп из гроба на кладбище, будут мешать его закопать»

Другое, совершенно блестящее расследование Голунова было тоже недавно — о похоронном бизнесе. Сам по себе, действительно, мерзкий бизнес, потому что почти везде в России это местная монополия, это какие-то ужасные расценки. Вот эта ужасная психология. Ведь у человека не часто кто-то умирает. И человеку в этот момент меньше всего хочется торговаться. И вот именно в этот момент с расчетом на то, что ему меньше всего хочется торговаться, его обувают. И обратите внимание, что есть много людей, которых два раза не обуешь, но один раз обуешь почти каждого из нас. И бизнес в значительной степени строится, конечно, на том, что, слава богу, родственники умирают не так часто, то второй случай не скоро представится.

И Голунов довольно подробно описывает эти чудовищные методы конкуренции. Почему-то всегда обязательно член «Единой России» во главе. То есть там какие-то ужасные вещи. Закажешь гроб у другого человека — тебе выкинут труп из гроба на кладбище, будут мешать его закопать. Вот что-то нечеловеческое по мерзости.

На самом деле еще более фантастическую вещь Голунов раскопал, потому что на этом рынке появилось некое общество защиты прав усопших «Верум». И выходило, что «Верум» сначала создат московским ритуальным компаниям проблемы, например, в СМИ, а потом их успешно решает после того, как компания приходит в «Верум» и находит с ним общий язык.

И вот во главе «Верума», как пишет Голунов, стоял зицпредседатель, а реальным главой называет некого Дениса Логинова, который — будете смеяться — возглавлял раньше одно из отделений движения, которое называется «Реструкт», возглавлял это движение неонацист Тесак (Марцинкевич). А до этого Логинова опознали свидетели, потому что он работал в управлении полиции по борьбе с экстремизмом. То есть вот это потрясающий такой сплав. Причем в статье написано, что Логинов перезвонил «Медузе» и заявил, что «готов дать любую информацию о ритуальном рынке, но просил не упомянуть его имя в контексте «Верума». Голунов таки упомянул.

Откуда полицейский так хорошо знал, где наркотики, если он не сам их туда положил?

Юлия Латынина полагает, что история с уголовным делом Голунова — с большей вероятностью является операцией конкретной шайки, которая то ли потеряла, то ли потеряет что-то из-за Ивана.

— Очень может быть, что эти люди, будучи людьми недалекими, не очень представляли себе, какой будет резонанс от этого ареста. Потому что есть еще вопрос небрежности страшной, с которой была проведена операция. Я напомню, что: а) полицейские отказались брать у Голунова смывы с рук или обрезки ногтей, потому что это показало бы, что наркотиков он в руки не брал. Причем они принялись дальше совершенно нелепо лгать, потому что заявили, что Голунов сам отказался от этих смывов и ногтей. А уже в этот момент, когда они заявляли, даже Телеграм-канал Baza, то есть «сливной бачок» опубликовал письменное заявление Голунова, которая просто вот кончается: «Требую немедленно смывы с рук и ногти взять».

Дальше. Обыск в квартире. Там было совершенно замечательно. Они входят в квартиру — я рассказываю со слов адвоката, — смотрят, немножечко роются в столе, а потом, значит, как голубь, который летит на родной насест, этот полицейский разворачивается, идет в шкаф, достает из этого шкафа эти наркотики. И больше обыск не продолжается, потому что, видимо, наш полицейский знал, что больше он ничего не найдет. Возникает подозрение: откуда он так хорошо знал, где это находится, если он не сам это положил?

И потом эта прекрасная история с фотографиями, которые опубликовали, доказывающими вину Голунова, что там наркотики в квартире. Тут же его коллеги, известные коллеги заявили: «Да вы что? Это не его квартира». И тут МВД говорит: «Ой, извините, это, действительно, фотографии не его квартиры. Вот из 9 — 8 не имеют никакого отношения к квартире Голунова. Это вот сделано в месте обитания банды, НРЗБ с которой расследует Голунова. Кстати, вообще, кто-нибудь задумывался, там отпечатки пальцев на всем этом Голунова есть? Или Голунов даже у себя в квартире орудовал в перчатках?

«Селебы от Парфенова до Собчак будут приходить на суд и говорить: «Мы работали с Голуновым. Он не то что не курит, он не пьет»»

Что будет дальше? Латынина предполагает, что возможны три сценария.

— Первое: отдел собственной безопасности МВД со всей возможной скоростью начинает расследовать преступление против Ивана Голунова. Это очень легко. Имена полицейских, которые его задержали, известны. Этих полицейских зовут Роман Филимонов и Дмитрий Кожинов, следователя зовут Игорь Лопатин. Соответственно, проверить их телефоны на предмет контакта с персонажами расследований Голунова — ну, это дело суток.

И я, знаете, не думаю, что там будет длинная цепочка. Еще раз: может быть, я заблуждаюсь, может быть, это, действительно, какая-то операция ФСБ с самого верха, политическая операция. Но я сильно сомневаюсь. Я думаю, что это гораздо больше как дело Калви, когда не было никакого приказа с самого верха, есть конкретные интересы господина Аветесяна, примкнувшего к нему Белоусова. А самый верх это покрывает. Самому верху это все равно.

...И первый вопрос, который задается — вот эти же Филимонов и Кожинов, они же здесь рядом: «А скажите, почему вы решили задержать Голунова? Вот шел человек, журналист по Цветному Бульвару. Что вас надоумило, что он является торговцем наркотиками? Ах, у вас был информатор? А можно сказать, простите, кто был информатор? Давайте поговорим с информатором. Какие у вас основания? — если там есть какая-то шайка, к которой они, видимо, попытаются Голунова привязать, — покажите нам, пожалуйста, есть ли какие-то связи между Голуновым и этой шайкой реальные, а не со слов вашего информатора». Те же самые биллинги и прочее.

Понятно, что этот сценарий мало реален, потому что созданная в России система отличается не тем, что преступления в ней заказываются с самого верха, но она отличается тем, что преступления в ней покрываются с самого верха. Не Путин сажал Майкла Калви, не Путин сажал Магнитского, но в рамках системы власти, которая есть, власть считает себя обязанной покрывать эксцессы любой силовой банды, если жертвой ее стали некие чужие — иностранные инвесторы, граждане, простые журналисты. Вот ровно та же история была с Магнитским.

Это мне, знаете, что напоминает? Вот помните, с чего начался закат имиджа, который был у чеченцев в середине 90-х в либеральной интеллигенции? Вот чеченцы воюют с российскими войсками за свою независимость. Конечно, с похищения Масюк. И возникает вопрос: Басаев был виноват в похищении Масюк? Формально, конечно, нет, потому что ни Басаев ее похищал. Но Басаев имел возможность освободить Масюк. Он обладал большим авторитетом, чем ее похитители. И он не стал вмешиваться, потому что к этому времени это был такой бизнес в Чечне — похищение людей. Это был совершенно законный бизнес. Ну как у людей отбирать их кусок хлеба? Они трудились, украли человека, а тут вдруг Басаев возьмет и отберет у них кусок хлеба. То есть Басаев не мог порушить всю эту систему бизнеса, поэтому он не стал вмешиваться в дело об освобождении Масюк. Соответственно, понятно, что это причинило колоссальный ущерб имиджу Чечни.

Но наши власти не вмешиваются в такого рода истории по той же причине, по которой Басаев не вмешивался в похищение Масюк. Поэтому есть второй вариант: суд над Голуновым, который, конечно, по своему резонансу — можно точно обещать — превзойдет и процесс над Серебренниковым и суд над Савченко, это будет несмываемый полный позор власти. Это будет череда селебов от Парфенова до Собчак. Они будут приходить на суд, говорить: «Мы работали с Голуновым. Он не то что не курит, он не пьет». То есть все вопросы — Где отпечатки пальцев? Почему не было смывов с рук? Почему фотографии поддельные? Почему такой странный обыск? Где ваши информаторы? — все они будут заданы.

Просто власть будет вывезена лицом в грязь, и понятно, что далеко не все будут говорить о том, что это, может быть, какие-то частные интересы. В любом случае власть за это будет отвечать уже по совокупности, потому что она будет accessory after the fact, она будет соучастником этого преступления. Будут постоянные пикеты, реакция Европы и США, новый список Голунова по аналогии со списком Магнитского.

Я думаю, что, конечно, должно произойти полное самостоятельное расследование, которое проведут журналисты с тем, чтобы имена тех, кто заказал Голунова, стали так же известны миру, как имена следователя Павла Карпова и Артема Кузнецова. Кончится тем, что Голунов получит все равно минимум как Оюб Титиев, уедет на Запад, станет там одним из ведущих экспертов по российской коррупции. То есть это будет процесс, максимально болезненный для власти в нынешней непростой обстановке.

Вот не совсем понятно, зачем Кремлю в той ситуации, когда они не захотели тянуть в Екатеринбурге мазу за церковь, тянуть мазу за какую-то банду средних силовиков, даже если они высокопоставленные и с погонами и даже если они сейчас рассказывают начальству, как этот страшный Голунов на самом деле портит политически имидж власти.

Имеется вариант третий: Дело спускается на тормозах. Голунова освобождают под подписку, прекращают дело за недостатком улик. Полицейских и следователя, которые Голунова задержали, тихо увольняют из органов. Ну, негодование журналистов затихает, потому что есть другие дела.

И я обращаю ваше внимание, что ситуация, на мой взгляд, небезнадежная, потому что вот только что общество в Екатеринбурге сумело остановить процесс строительства храма. Сумело оно это сделать только громкими публичными постоянными протестами. Потому что власть посчитала, что овчинка не стоит выделки, что строить эту церковь — что свинью стричь: визгу много, а шерсти мало.

Вот то же самое мы должны показать в деле Ивана Голунова, что сажать Ивана Голунова — это что свинью стричь. Есть шансы, на мой взгляд, на победу.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:62)