Юлия Латынина, Новая газета

Латынина: «Люди сами демонстрируют, кто умный, а кто нет. Как только что это продемонстрировал Бероев»

Право выбора есть не только у человека, но и у общества, которое защищает здоровье своих членов.

Егор Бероев. Фото: РИА Новости

Российский актер Егор Бероев нацепил на себя желтую шестиконечную звезду — ну совсем как датский король — и сравнил разделение людей на привитых и непривитых ни больше ни меньше как с Холокостом. «Как мы, потомки победителей, могли это допустить?» — взывал актер. — «Ни одна человеческая жизнь, достоинство не могут приноситься в жертву общественному благу. Это записано кровью в Нюренбергском кодексе».

Ну, оцените! Смело…

Навального траванули «Новичком», Быкова, похоже, тоже, Гудков бежал из страны, отец Ивана Жданова — в СИЗО, Максиму Резнику шьют дело о наркотиках, а Кетеван Хараизде — о взятке, и тут такой Егор Бероев, весь в желтой звезде, рассуждает о свободе выбора и о том, что «наши деды заплатили за то, чтобы это не повторилось, кровью». Не допустите сегрегации общества на умных и глупых, людей с синдромом Дауна и без, белых и черных, евреев и неевреев, привитых и непривитых», — взывал Бероев.

Это, честное слово, прекрасно.

Представьте себе, приходит к трапу самолета человек без билета, его не пускают, а он: «Это нацизм! Не допустите разделения общества на тех, кто с билетом, и тех, кто без билета. Нам, без билета, тоже, может, надо лететь».

Или приходит грузчик наниматься в хирурги, а ему от ворот поворот. «Это нацизм! Не допустите разделения общества на тех, у кого есть медицинское образование, и тех, у кого его нет. Нам тоже хочется оперировать!»

Так вот, все эти стенания Бероева (если вычесть нарциссизм человека, всерьез сравнивающего Холокост с недопуском в ресторан) — это чистой воды софистика.

Человечество все время разделяет людей на разные категории. Мы рождаемся равными — как и записано в Декларации Независимости. Но мы не являемся равными, иначе как в ГУЛАГе и в горячечном бреду коммунистов.

Человек без билета не может лететь. Человек без образования хирурга не может оперировать. Если человек без голоса и слуха пойдет наниматься в консерваторию, и его не возьмут — нет, это не будет Холокост и дискриминация.

Во всех случаях это происходит потому, что общество думает не только о нарциссическом благе этого конкретного человека, который хочет лететь без билета и оперировать без диплома, но и о том, что случится с людьми и компаниями вокруг него.

Если можно будет летать без билета и прекратится дискриминация между теми, у кого есть билет, и теми, у кого его нет, то пассажирские перевозки прекратятся вообще, и люди никуда больше не полетят, а компания, которая откажется от «дискриминации», разорится. Если брать кровь у ВИЧ-инфицированных, то заразишь ВИЧ пациента.

В случае с прививкой все тоже очень просто. Избыточная смертность в России за последний год, по подсчетам Алексея Ракши, около 500 тыс. человек. От новой волны умрет как минимум столько же, особенно с учетом того, что «индийский» вариант обзавелся новым, четвертым аргинином в своем фуриновом сайте и стал от этого где-то вдвое более заразным.

Хочет ли человек прививаться, или он боится чипизации, вышек 5G, Билла Гейтса, трансгенного человека и всего, чем стращает нас православнутая активистка Мария Шукшина («О вакцине все уже было сказано в пророчествах святых»), — каждый вправе решать сам. Это его личный выбор.

Точно так же, как личный выбор: получать образование или пить водку в подъезде, заниматься спортом или обжираться гамбургерами, готовиться к сессии или забить на нее.

Но после этого частного выбора приходит время выбирать обществу. Если не занимались спортом, не удивляйтесь, что вас не возьмут в олимпийскую сборную. Если не сдали экзамен по физике в школе, не удивляйтесь, если вас не возьмут профессором в MIT.

А человек, который по собственному выбору не сделал прививку в разгар эпидемии, не может пользоваться теми же возможностями, которыми пользуется привитый.

Это противоречит здравому смыслу и подвергает опасности жизни других людей. Если кто-то куда-то летит, то привитому достаточно показать справку, а непривитому придется побегать и сдать ПЦР. Что касается ресторанов… Я за то, чтобы непривитых без ПЦР не пускать. И в кино. И в театр.

Вся наша жизнь — процесс выбора. И — дискриминация, которой мы подвергаемся после этого выбора. Человек без прав не может сесть за руль. ВИЧ-инфицированный не может сдавать кровь. Без диплома нельзя оперировать. И все это происходит не потому, что общество сегрегирует людей без прав или без диплома, а потому, что оно тем самым защищает жизнь других.

И да, общество разделяет людей на умных и, мягко говоря, не очень. Точнее, это люди сами демонстрируют, кто умный, а кто нет. Как только что это продемонстрировал Егор Бероев.

Потому что, вопреки сказанному Бероевым, если непривитого не пускают в ресторан, это вовсе не значит, что его жизнь «приносят в жертву общественному благу». Ровно наоборот: если непривитый нарцисс лезет в ресторан, он приносит чужие жизни в жертву собственному гонору и невежеству. И общество обязано ему это запретить.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.3 (оценок:55)