Латынина: Для власти эпидемия, которая обнуляет больных и старых, — подарок

В России масштабной катастрофы нет, но будет. Чудес не бывает, уверена известная журналистка.

— Нельзя остановить эпидемию, превратив с помощью статистики 70% населения России в средний класс и нельзя остановить эпидемию, разрешив только государственному «Вектору» выдавать заключение о том, что в России коронавирус, а «Вектор» не может давать эти заключения, потому что он перегружен. Как в Узбекистане не могут принять больницы, потому что они перегружены, — заявила Юлия Латынина в авторской программе «Код доступа» на Эхе Москвы.

Журналистка объяснила, почему считает, что в России пока нет эпидемии коронавируса.

— Я в данном случае исхожу не из официальных заявлений. А пока нету здравого смысла, который говорит, что у нас в этом году пока на 3% больше смертей от внебольничной пневмонии, чем в прошлом за тот же период и исхожу из того, что в России все секрет и ничего не тайна, и что скрыть, действительно, масштабную эпидемию невозможно, даже если кураторы эротических календарей будут очень стараться, потому что невозможно скрыть ситуацию, когда в Италии врачи выбирают, кого отключать от ИВЛ и когда в Иране копают траншеи и когда умирают один за другим высшие лица в государстве.

...Читаю, что главный инфекционист, по-моему, Краснодарского края госпожа Санникова лежит в больнице на ИВЛ, что она прилетела из Испании, что не было у нее, конечно, никакого карантина, что она обошла все больницы. И вот, видимо, ей по дружбе, поскольку она все-таки главный инфекционист, поставили диагноз коронавирус. Ребята, а в крае, сколько еще с коронавирусом, скольким она его передала?

Вопрос на миллион: с чего вы взяли, что людей в Кремле это как-то волнует. С чего вы взяли, что люди, которые только что обнулили рубль, что для них коронавирус — это беда.

Умирает кто? Умирает тот, кто болен другими болезнями, и умирают пенсионеры. Умирают те, кто уменьшает социальную нагрузку государства, которую вот только сейчас уменьшили в полтора раза. Он умирал от рака, он уходил, клянчил, пытался лечиться, а теперь — раз! — и не его. Пенсию получал, клянчил, — теперь нет его. Ребята, а можно еще?

Вам кажется, что это плохо, что туризм исчезнет? Но, с точки зрения Кремля нечего за границу ездить. Вам кажется, что авиакомпании разорятся? Ну да, частные авиакомпании разорятся. Мы понимаем, что «Аэрофлот» не разорится, потому что ему дадут субсидии, и он поглотит остальных. Даже не потому, что он так хочет, а потому, что так устроено наше российское государство.

Латынина уверена: для власти, которая относится к людям, как к расходному материалу эпидемия, которая обнуляет больных и старых — подарок. Исходя из этой простой максимы, журналистка полагает, что в России за пределами Москвы, может быть, еще двух-трех городов не будет никакого лечения, будет ужасающая смертность.

— Да, в Италии умирают 80-летние, там самая высокая продолжительность жизни в Европе. Но то, что в Италии — 80, то в России 60. У нас будут умирать 50-ти и 60-летние. Соответственно, с точки зрения экономики, как это ни чудовищно, это будет достаточно эффективно. И на этом фоне спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

...Если ставить во главе угла экономику, то все, что происходит сейчас в мире с коронавирусом, — это безумие, потому что болезнь все-таки дает достаточно небольшую смертность.

...Второе: это прекрасное рассуждение действует только до той поры, пока речь идет не о твоей собственной семье и твоей собственной жизни. И современный мир, слава богу, характеризуется тем, что он, наконец, может себе позволить не ставить экономику всегда во главу угла. Потому что, согласитесь, с точки зрения экономики всех детишек с синдромом Дауна надо придушить (и так и поступало человечество в течение многих веков, а сейчас оно больше так не делает).

И третье, что меня реально очень пугает — это то, что именно потому, что современный мир трепетно относится к человеческой жизни, под этим предлогом у нас очень часто происходит гигантское огосударствление тех или иных вещей, которыми может заниматься экономика, которыми может заниматься рынок. Потому что, в принципе, смотрите, что происходит по всему миру. По всему миру бизнес падает, но по всему миру государство увеличивает социальные выплаты и говорит: «Ребята, мы вам компенсируем».

И вот я очень боюсь, что когда коронавирус пройдет, эта социальная забота государства о людях, которые должны заботиться о себе сами, останется, и мы столкнемся с новым раундом огосударствления всей мировой экономики точно так же, как мы столкнулись с этим раундом огосударствления экономики после Первой мировой войны.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:54)