Кузнецов: «Общая картина все больше напоминает муху в паутине»

Основатель «Сильных новостей» – о гибридной войне с ЕС на границе и что из этого следует.

– К новостям о просто безумных потоках сигаретной контрабанды за последние месяцы мы уже успели привыкнуть, – пишет обозреватель Петр Кузнецов. – Судя по масштабам и интенсивности, речь идет исключительно о фабричной отгрузке, поэтому подозрения, что к этому причастны власти кажутся вполне обоснованными.

Тренд последнего времени – новости о многократно возросших потоках нелегальных мигрантов, попадающих на европейскую границу с территории Беларуси. Динамика начала стремительно нарастать аккурат после высказываний о том, что мы, мол, тормозили наркотики и нелегалов, а теперь ловите сами. Как бы, тоже задумаешься, случайность сие, или нет.

На этом фоне интересно воспринимается новость об инициативе Минздрава об отмене запрета на пересечение границ на выезд наземным транспортом. Третья волна, мол, пошла на спад. В реальности «волны» в Беларуси с эпидемиологической обстановкой слабо связаны, есть даже определенные сомнения, действительно ли ее кто-то всерьез отслеживает, а уж решение о запрете на выезд точно имеет исключительно политическую подоплеку.

Здесь просто бросается в глаза то, что предложение практически совпало по времени с акцией белорусской диаспоры по блокировке дорог из Беларуси с польской стороны с требованием как отменить тот самый запрет, так и отпустить политзаключенных.

Мероприятие согласовала польская сторона, и это достаточно важно: в глазах белорусского режима, который смотрит на все исключительно через призму противостояния, это может выглядеть только как ответный ход в «приграничной войне».

В свою очередь, инициатива Минздрава – это контрход: мы, мол, гражданам выезжать разрешим, а с остальным еще посмотрим, а заодно посмотрим, как вы выезд простым белорусам будете блокировать.

Немного из другой оперы, но связь обозначим чуть позже.

В последние дни в СМИ все больше информации из тюрем о том, что политзаключенным, как уже осужденным, так и ожидающим суда, настойчиво предлагают писать прошения о помиловании и выходить на свободу. В целом это достаточно традиционный для властей способ избавления от политзаключенных – точно так же их «освобождали» в угоду необходимости разморозки отношений с Западом и после катка репрессий 2010-11 гг.

Тогда трюк, что называется, прокатил: Европа приняла то, что количество заключенных по политическим мотивам заметно уменьшилось, не суть важно, какими методами (требовали ведь и реабилитации, однако с ней прошение о помиловании как-то не сочетается) и впоследствии отношения нормализовались (особо тому содействовал и украинский кризис).

Так что, похоже, определенные надежды с использованием таких подходов связываются и сейчас.

Что мы увидим, если сопоставим все эти события последнего времени? Явно вырисовывается стратегия Минска на европейском направлении, которая состоит из условных двух частей.

Первая – шантаж нестабильностью на границе, которая для европейцев, особенно на восточном направлении, является священной коровой. Вторая – намек на то, что можно ж и поговорить: политзаключенных вот сейчас начнем отпускать, нормальный же повод, раньше работало. Такие вот, очень условные, «кнут и пряник».

Первое: стратегия эта априори провальная. Восточная граница НАТО – это то место, где Запад будет наводить порядок, не особо оглядываясь на требующиеся ресурсы. Роль Беларуси в поддержании на ней стабильности больше работала именно в пользу Минска – давала ему козыри для того, чтобы выглядеть в глазах Европы приемлемым партнером.

Сам факт нынешних действий, как и посадка Боинга, в Европе могут восприниматься исключительно как угроза собственным интересам, и тут уж никакие освобождения политзаключенных не помогут.

Второе. «Работа», назовем это так, в обозначенных направлениях сильно активизировалась в последнее время, что может говорить о сильной встревоженности возможными санкциями и их последствиями и лихорадочном поиске возможностей просто заговорить с европейцами.

Третье. Любые попытки, как конструктивные, так и не очень, вернуть себе субъектность в отношениях с ЕС, следует рассматривать как стремление дистанцироваться от России, уменьшить степень зависимости от нее, вернуться к «балансированию». Это, в свою очередь – явный индикатор опасений, что в какой-то момент Москва может белорусскую диктатуру и «сдать».

В общем, идут метания. Кажущееся спокойствие на улицах к разрядке не привело. Кризис продолжает углубляться.

Череда, казалось бы, неглобальных, но весьма чувствительных промахов и ошибок продолжается с весны прошлого года, их груз нарастает, а общая картина все больше напоминает муху в паутине, где паутина – это те самые ошибки, а каждое лишнее движение лишь ухудшает положение того, кто в эту колею попал.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:111)