Кузнецов: «Нет никакой гарантии, что в следующий раз педагог не опустит парту ученику на голову»

Основатель сайта «Сильные новости» возмутился реакцией общества и тех родителей, которые встали на защиту уволенного после скандала в Гомеле педагога.

«От вчерашнего скандала, спровоцированного нашей публикацией видео с учительницей, размахивающей партой и угрожающей отправить ученика на кладбище, отвратительное послевкусие, пишет Петр Кузнецов. — И самое поганое в том, что даже не от самого скандала, и не от видео, и не от реакции властей, а от реакции того, что надо называть гордым словом «общество».

Вчера до ночи приходили в Телеграм сообщения от детей — учеников этой школы. Общий смысл и содержание у них были очень похожи: для этой учительницы такое поведение — совершенно не что-то странное, скорее норма. Очень сильно впечатлила одна девочка, уже 11-классница, которая написала: «Уже семь лет, как она у нас не преподает, а я все забыть не могу».

Еще писали: «Сейчас где ни открой, в комментах пишут, что виноват ребенок. А мы написать не можем, потому что будут искать, вычислять, вызывать на ковер, отбирать телефоны».

TUT.BY выдал статью, читая которую хочется заплакать: какого педагога потеряла Родина. «Объективности» ради, по Геббельсу, привели один возглас отца пострадавшего мальчика на собрании, в противовес ему — десятки строк россказней самого «педагога», ее странички из соцсетей, фотографии милого класса и, наконец, ее же открытое вранье: женщина врет, что не замахивалась на ребенка. Врет потому, что если человек держит над головой другого человека стол и говорит «тресну», «п…дец» и «на кладбище понесут», эти фразы объясняют положение этого стола не как «мимо проходил», а как целенаправленное его занесение.

В комментариях в соцсетях народ аж захлебывается: «сейчас такие дети ужасные», «довели». Ребенок, который, слава Богу, не на кладбище, получает особенно: «урод», «козел малолетний», «быдло», «такой ножиком пырнет».

«Такой» — какой? Это все пишется в адрес 9-летнего мальчика, у которого на видео нет ножа и никаких прямых свидетельств того, что он — «быдло», нет. Есть домыслы комментаторов и слова оправдывающейся учительницы.

У нас в стране, у большей части населения, действует презумпция виновности детей и молодежи. Я это давно заметил и давно об этом говорю. Это вот наше, то, что должно называться «обществом» — глубоко враждебно к детям и молодежи. Потом они удивляются, почему те растут, мечтая свалить. Да просто потому, что здесь они никому не нужны и здесь они во всем виноваты: гаджеты у них, интернеты, тренды-бренды, майдан они хотят устроить и стабильность подорвать...

Я сейчас скажу некоторые вещи, которые вряд ли сможет понять среднестатистический белорус. Не потому, что не может, а потому, что не хочет. Но не сказать не могу.

«Сейчас такие дети»... Какие сейчас дети? Вот какие? Я не Кащей Бессмертный, не видел детей 100 лет назад, но видел и сам рос и ходил в школу в 90-е. Драка, изнасилование, алкоголь, наркотики, наряд милиции на дискотеке, воровство, оскорбление учителей, драки и с учителями тоже — это будни школ 90-х годов. Может где-то было по-другому, но я учился в прекрасной школе, где старшеклассники вполне могли избить учителя-мужчину.

Я очень подозреваю, что в 80-х годах школьники были вряд ли лучше. В эпоху расцвета боев «район на район» и зарождения криминала.

Я сильно уверен, что в послевоенное время все было еще хуже. Знаете, в науке история есть дисциплина «Источниковедение» — изучение источников информации. Одним из источников информации о прошлом являются, в том числе, литературные произведения, в которых отражается «дух времени». Вот у меня прямо сейчас на языке из Высоцкого, «Баллада о детстве»:

Все – от нас до почти годовалых

Толковищу вели до кровянки

А в подвалах и полуподвалах

Ребятишкам хотелось под танки

 

Не досталось им даже по пуле

В ремеслухе – живи да тужи

Не дерзнуть, не рискнуть, но рискнули

Из напильников делать ножи

 

Они воткнутся в легкие

От никотина черные

По рукоятке легкие

Трехцветные, наборные…

Ну и далее по тексту.

Вот же какие дети сейчас проблемные – гаджеты у них, и если что, они сразу снимают и звонят. Вот надо бы, чтобы как мы в свое время. Мы же самые беспроблемные были: все умели цепями драться. У меня, чет вспомнилось, был солдатский ремень с не просто заточенной, но и зазубренной прягой.

Правда в том, что таких… как бы это сказать… Нормальных. Нормальных детей и молодежи, я уверен, никогда в истории нашей еще не было. Одно из немногих поколений, на котором не сказалась ни война, ни потрясения сильных, до голода, кризисов, ни криминалитет.

Непроблемных, гуманных, интересующихся. Что бесит взрослых в нынешних детях? Я ночь читал комментарии. Бесят гаджеты и бесит «безнаказанность» — «все такие грамотные стали, чуть что снимают, звонят!»

Что? Гаджеты, умение искать информацию, переваривать информационные потоки – это плохо? Знание своих прав и умение их защищать при помощи, в том числе и информационных технологий, или даже пусть банального звонка – это плохо? Надо, чтобы росли тупые и бесправные рабы, с кругозором «от ворот — до ворот», когда лидер «стаи» — не умный и честный, а лучший во дворе футболист или боец, а все понимание прав ограничено умением и желанием выполнять приказы и «правом сильного»?

Кому как. Я понимаю, что может бесить взрослых. Понимаю, что бесит их потеря собственной безграничной власти над молодежью. Раньше взрослые были самые умные, теперь – гугл, и он в руках с 5-ти лет. Раньше взрослый мог и чужого ребенка на улице ударить, теперь – есть мобильные телефоны, камеры слежения и уголовная ответственность. Ребенок теперь – человек. Это бесит тех, у кого самого человеческого достоинства маловато и очень хочется иметь кого-то под рукой, на ком можно самоутвердиться, только в сегодняшних условиях это стало сложновато.

Как можно сравнивать нынешних детей с «вот в наше время» у меня просто в голове не укладывается. Как можно говорить «довели» — тоже. В мое детство в 90-е в школе прямо на уроке могла вспыхнуть в классе драка, учителя могли послать прямым текстом, в учителей бросались предметами и плевались из ручек. Но и тогда я не видел, чтобы кто-то пригрозил кому-то «кладбищем» или начал размахивать партой. Не было такого никогда, не могло быть.

Дети – народ сложный. Даже самых воспитанных, бывает, заносит. Ну так для этого взрослым дают педагогическое образование. Психологию изучают, практикуются. Опыт, стаж. Педагог – это профессия. Сложная и неблагодарная. И, скажу непопулярную и провокационную мысль: безответственная.

Если сегодня ошибется хирург, мы узнаем об этом сегодня же – пациент мертв.

Если сегодня ошибся педагог, мы об этом не узнаем никогда. Он будет ошибаться всю жизнь, каждый день, дети будут выходить от него в жизнь с уже заложенными проблемами, но мы не будем об этом знать и когда проблемы обнаружатся, мы не будем знать их причин.

Отдавать детей в школу или сад к педагогам – это уже риск, лотерея: к кому попадет. Мы идем на него сознательно – а что, есть выбор? Но выбора нет, мы не знаем, а по-другому никак.

А здесь еще, плюс ко всем стандартным рискам – кладбище, п…дец, тресну партой…

Возможно, я где-то сгущу краски, хотя я так не считаю. Но оценивать этот эпизод правильно только с одной точки зрения: 12 сентября 9-летний мальчик чудом избежал смерти или инвалидности. Чудом. Избежал. Смерти или инвалидности.

Потому что если у «педагога» нервы шалят настолько, что она может занести над головой ученика парту, сказать слова «п…дец» и «кладбище», то никакой гарантии того, что у нее не переклинит следующий клапан и она таки не опустит парту ему на голову просто не существует. Просто не существует. Потому что уже эти действия – махать партой и грозить убийством ученику – они уже настолько за гранью, что впору говорить об освидетельствовании у психиатра.

Как я ни пытаюсь смотреть на ситуацию с разных точек зрения, у меня не получается. Я понимаю одно: ребенок 9-ти лет в этом виноват быть не может. Ребенок 9-ти лет – это не «быдло», «козел мелкий». Это просто ребенок. Я соглашусь, что можно спрашивать и возлагать ответственность на 12-14-летнего – в этом возрасте уже пить и трахаться многие начинают. Но не в 9 лет, когда некоторые еще играют в машинки.

Но у нас, в том, что должно называться «обществом», минимум половина взрослых людей считает, что подобных «учителей» увольнять не надо. Что уместно говорить «довели» и обзывать детей матом – вместо того, чтобы объяснять и, извините, воспитывать.

У нас, в нас, что-то сломалось. Мы где-то свернули не туда. Общество, основанное на презумпции виновности детей нормально существовать не может. Должно быть наоборот. К детям должна быть презумпция невиновности. Украинцы после избиения студентов свергли власть. У наших людей избиение студентов вызывает восторг и радость. Даже власти гомельские, посмотрев на видео, поняли, что это – запредельно, и решили вопрос быстро и четко. Даже власти поняли все правильно, а вот некоторые СМИ в это же время строчили «отбеливающие» репортажи. И эти репортажи идеально ложились на ожидания читателей, тех, для которых 9-летний ребенок может классифицироваться как «козел» или «быдло».

Я не могу понять, что в голове у родителей, которые просили не увольнять эту преподавательницу. Как можно хотеть, чтобы твой сын или твоя дочь учились у человека, который может достичь такого аффекта, чтобы замахиваться на четвероклашку партой и грозить кладбищем. Для меня это как-то за гранью.

Я понимаю, что ничего рационального в этом взгляде на вещи просто нет. Рационально – это искать для себя и своего потомства безопасность. Отдавать в опасность – это иррационально.

Презумпция виновности детей – это даже не иррационально, это просто глупо и подло. Подло по отношению к ним, потому что, вообще-то, мы за них отвечаем, а не они за нас.

И, да. Не стоит удивляться, что никто не хочет здесь жить, что все хотят свалить. И будут сваливать. В стране, где они никому не нужны и где они по умолчанию виноваты во всем, им делать нечего».

Скандал в гомельской школе: кто виноват?

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.9 (оценок:113)