Общество

Марина Михайлова

«Кто-то может себе позволить на крутон икру кижуча намазать, а мне денег хватит на багет и шпроты»

Как жители Минска закупаются к Новому году — репортаж «Салідарнасці».

До Нового года остаются считанные дни, а традиционного ажиотажа в продуктовых магазинах Минска не наблюдается — то ли горожане откладывают до последнего и встретятся в гипермаркетах 31 декабря, то ли принялись усердно экономить.

***

Комаровский рынок через час после открытия уже гудит, как улей. В морозы почти все торговцы перебираются под крышу, на уличных рядах остался только скромный ряд со светодиодными гирляндами и несколько точек с ёлками.

Впрочем, в последних ажиотажа нет, а одна из запертых оградок интригует объявлениями «Продавец замерз, но скоро вернется» и «Нужна сосна — зови меня».

На Комаровке придумали, как соблюсти идеологический баланс, и дали в руки Деду Морозу зеленый мешок

Внутри гораздо более людно и оживленно, заметны даже несколько больших очередей: одна за расписными пряниками, другая, как ни странно, за яйцами — может быть, дело в том, что здесь десяток стоит меньше 2 рублей? Еще одна очередь у прилавка мясокомбината толком не знает, чего ждет — машина разгружается, продавец обещала быть с минуты на минуту.

— Говорят, тут бывает сало, по 12 рублей, — доверительно сообщает одна из женщин соседке.

Но ее слышит вся очередь и тут же взволнованно шелестит: «По 12, по 12, а где, а у кого купить?». Продавец с соседней точки кивает:

— Да, бывает у нас, но почти сразу разбирают те, кто на колбасах стоят — а потом засолят и вам по 23 продают.

К ней тут же подбираются несколько активных пенсионеров с намерением «договориться», но женщина отвечает: мол, отложить кому-либо дефицитный продукт она не может — тут же конкуренты натравят проверку и оштрафуют. Расстроенные покупатели обсуждают между собой, что надо постоянно приходить с утра — вдруг повезет.

А в это время в отделе с рыбой и морскими деликатесами другие покупатели уточняют, когда привезут «свежей форельки».

— Обещали сегодня, но в котором часу, сами не знаем, и будет только семга, — отвечают продавцы.

Ждать у моря погоды посетители не хотят, придирчиво выбирают королевские креветки и удаляются с чувством легкой неудовлетворенности.

На мясных рядах, как всегда, покупателей атакуют зазывным «Что вам предложить?».

— Вот у нас утка свежая, фермерская, как раз просится на новогодний стол, — рекламирует свой товар одна из продавщиц.

— Вижу, что просится, — скептически рассматривает немолодая женщина ценник в 18 рублей и решительно переходит к куриным тушкам.

— Так вы ж не посмотрели даже!

— А что мне на нее смотреть, если позволить себе не могу. Ваша утка затянет рублей на 50, а жиру с нее будет больше, чем мяса, для моей семьи на раз поесть это дорого, — отказывается та.

Впрочем, продавцы говорят, что в ближайшие дни найдется свой покупатель на весь их ассортимент, от кровяной колбасы до тушек индейки: «Я много лет тут стою — всегда говорят, что дорого, и всегда за пару дней до Нового года разбирают».

***

В переходе метро встречаем странную парочку: дедушку (не Мороза) и елку. Причем первый, сбиваясь на трасянку, всем проходящим предлагает вторую.

— Может, ёлачка трэба, навагодняя? Недорага, и вон какая пушистая, не то что эти елки-палки?

— А откуда дровишки-то? — приостанавливается молодой мужчина.

— Не боися, лесник не прыйдзе, — хитро улыбается елочный торговец и называет цену в 30 рублей.

Это в самом деле дешевле, чем у «наземных» конкурентов — там елочка чуть выше 1,6 метра стоит под 40 рублей, притом сорок сантиметров из общей длины — это голая верхушка. Судя по тому, что через пять минут ни дедушки, ни елки в переходе нет, все у них получилось.

***

Отдельный пункт предновогоднего шопинга, с которым у минчан возникают проблемы — картошка. Те, кто не привык закупать ее мешками на осенних сельхозярмарках, говорят, что к зиме в магазинах картошка откровенно плохого качества, а на рынке — дорогая, и что такая ситуация повторяется не первый год.

В самом деле, на Комаровке красивые, ровные и чистые на срезе сорта, типа Волат, мы не нашли меньше, чем по 2 рубля за килограмм, а дешевле рубля — так и вовсе никакой картошки не обнаружили.

Картошка в Беларуси уже к Новому году становится проблемой: или откровенно плохая, или дорогая (и далеко не везде есть)

В гипермаркетах же картошка, как правило, мелкая, разнокалиберная и даже на вид вся поврежденная либо в «глазках». Впрочем, нашлась и красивая, фермерская — уже помытая и упакованная в пакеты с подсказками, какой сорт для жарки, а какой лучше варить. Но, во-первых, стоит она 2,5 рубля за кило, а во-вторых, обнаружили мы это богатство лишь в одном из трех крупных гипермаркетов различных сетей.

Притом за МКАДом, утверждают читатели, ситуация хуже — читатели «Салiдарнасцi» из Несвижа, Борисова, Марьиной Горки подтвердили, что «красивую» картошку видели в продаже последний раз в октябре-ноябре.

— У нас и с сахаром ситуация не такая радужная, как говорят чиновники, — добавила одна из жительниц райцентра Минской области, — я недавно впервые в жизни обнаружила в продаже сахар из Жабинки (вы, кстати, знали, что он в красно-зеленой упаковке?).  А ведь Городейский комбинат к нам гораздо ближе — выходит, сахара не хватает?

***

В кулинарии две приятельницы обсуждают, какие цены их неприятно удивили:

— Ты посмотри, жареный карп — 20 рублей! Это что, редкий какой-то деликатес?

— Ха, карп! Это ты еще мойву жареную по 18 рублей не видела. Моя мама всю жизнь ее называет «кошачья рыба», а тут, видишь, как повернулось.

— Знаешь, кошачья — не кошачья, а зато натуральная, ее ведь искусственно не выращивают — невыгодно. И поэтому, когда ты ешь мойву, то ешь именно рыбу, а когда якобы лосося подкрашенного — то кто его знает, чем кормили.

— Но ведь на новогодний стол мойву не поставишь, хочется же икру.

— Ага, кто-то может себе позволить на крутон икру кижуча намазать, а мне денег хватит на багет и икру горбуши по акции.

***

Как бы ни жаловались друг другу минчане на подорожание, тележки в супермаркетах у большинства полны. Кассиры говорят: мол, в прошлые выходные тут очереди по полчаса стояли. К вечеру магазин напоминает кольцевую — еще не «час пик», но заторы случаются регулярно. Судя по ассортименту покупок, многие стараются объединить «покупки на стол» с поисками подарков — тут и там в корзинах видны коробки с фенами, утюгами, кофемолками, посудой, мелкими автотоварами, готовыми косметическими наборами.

Неподалеку от елочных игрушек — полки с квинтэссенцией предновогоднего креатива производителей. Тут вам и ряды кухонных полотенец и прихваток с тиграми, и забавные носки с оленями и пряничными человечками, и более-менее тематические игрушки, и душистое мыло и ароматические свечи, и разных размеров и цветов упаковки сладостей.

«Тигровым», украшенным блестящей мишурой или новогодними рисунками, стали самые неожиданные вещи: от игрушечных акул до упаковок с соусом

— Я тут миленькие полотенца нашла, только не помню — какая у Иры кухня, чтоб лучше подобрать? — консультируется женщина с кем-то по телефону. — Что значит «ерунда». Не ерунда, а сувенир. Это же не подарок на день рождения, просто приятная мелочь, тут главное — внимание. И знаешь, я посчитала, что если каждому из родных куплю подарок хотя бы за десять рублей, выйдет 200 — у меня не то что лишних, а свободных таких денег нет!

Новогодние носки бывают разными: в одни складывают подарки, другие и сами подарочек.

…И хотя нам, например, сложно представить, кто обрадуется носкам, упакованным в виде конфеты — но ведь подарок действительно не самое главное в празднике. В отличие от праздничного настроения с главным тостом.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(28)