Александр Старикевич

Кто может выиграть благодаря коронавирусу (Игра престолов – XXI век)

Не столь страшен COVID-19 сам по себе, сколь в cочетании с другими факторами: прежде всего, надвигающимся мировым экономическим кризисом. «Зима будет долгой»: от года до двух. С её возможными последствиями «Салідарнасць» разбирается в рамках проекта «Игра престолов – XXI век».

Фото AFP

В начале марта агентство Bloomberg опубликовало четыре сценария влияния коронавируса на экономику. Два самых оптимистичных уже не сбылись. Вопрос сейчас уже не в том, случится мировой кризис или нет, а каковы будут его масштабы. Крупнейшие американские банки Morgan Stanley и Goldman Sachs теперь считают глобальную рецессию базовым сценарием. При сложившихся обстоятельствах на первый план выходит вопрос: как те или иные игроки воспользуются кризисом для продвижения собственных интересов.

Ряд событий, которые я смутно предчувствую, представляют собой – подобно концу света – нестрахуемые риски, так что и переживать о них нечего.

Джон Мейнард Кейнс, английский экономист

На наших глазах рушатся производственные и логистические цепочки, тормозятся транзитные потоки. Глобализация фактически поставлена на паузу, хотя о ее свертывании говорить не приходится – это временное явление.

– Экономический кризис и эпидемия коронавируса совпали с изменением геополитической  конфигурации мира, связанным с обострением конкуренции великих держав, так называемое great power competition, – отмечает глава Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий. – Основная борьба разворачивается между Вашингтоном и Пекином, хотя, безусловно, последствия на себе ощутят все страны независимо от размера.

Кремль против Запада

Россия, несмотря на то, что самым непосредственным образом ощутит на себе негативные последствия этого «идеального шторма», постарается максимально эффективно использовать глобальное замешательство и панику для продвижения своих национальных интересов на международной арене с помощью проекции «жесткой» и «острой» силы. Прежде всего – на постсоветском пространстве.

К тому же нынешний кризис – хороший повод проверить на прочность солидарность и единство Евроатлантического сообщества. И Москва уже использует эту открывшуюся возможность, отправив целую военно-гуманитарную миссию в Италию, столкнувшуюся с драматическими последствиями эпидемии коронавируса. Очевидная цель такого шага, не исключая собственно гуманитарные соображения,  – повлиять на решение Рима о пересмотре антироссийских санкций в пользу России в будущем.

Кремль традиционно рассматривает Италию как слабое звено в этом вопросе. Хотя даже сама по себе военная демонстрация российского флага в стране, одновременно являющейся членом НАТО и ЕС, уже выглядит «захватывающе» во всех смыслах. Еще несколько месяцев назад такую картинку даже вообразить было нельзя.

Хотя в краткосрочной перспективе вряд ли это приведет к тому, что Италия пересмотрит свою позицию, на среднесрочном горизонте усиление правых евроскептических сил практически неизбежно по всей Европе.  На этом фоне не попытаться спровоцировать еще какой-нибудь «-exit» (по аналогии с «Брекзитом») из ЕС с точки зрения Кремля было бы большим упущением.

Фото Сергея Гапона

Москву уже обвиняют в запуске масштабной дезинформационной кампании в европейских странах, цель которой – усугубить кризис в сфере здравоохранения ЕС, в частности подорвать общественное доверие к национальным системам здравоохранения и тем самым помешать эффективному ответу на вспышку заболевания. Кстати, подобным образом российская сторона поступила и с Минском, публично обвинив белорусские власти в невыполнении необходимых мер по противодействию эпидемии, – констатирует Арсений Сивицкий.

Вашингтон против Пекина

Администрация Дональда Трампа сделала своей главной внешнеполитической целью сдерживание Китая и сейчас пытается использовать пандемию, как повод для новой атаки. Звучат обвинения, что грандиозная инициатива «Один пояс – один путь» стала инструментом экспорта внутренних проблем Китая, в том числе коронавируса.

При худшем раскладе для Поднебесной она может в значительной степени утратить статус глобального сборочного цеха. Согласно опросу консалтинговой компании Foley & Lardner, многие американские компании, работающие в Китае, сейчас рассматривают возможность переноса своих производств в другие регионы – например, в Мексику, которая недавно заключила с США новую торговую сделку.

Удастся ли США развернуть ход кризиса по данной траектории – большой вопрос. Некоторые американские аналитики полагают, что неадекватность действий Соединённых Штатов и сосредоточенность Белого дома на внутренней политике, выразившиеся в неспособности координации глобального ответа на пандемию коронавируса даже со своими евроатлантическими союзниками, поставила под сомнение мировое лидерство США. И Китай уже начал активно заполнять этот геополитический вакуум. А пандемия коронавируса, усиленная новым глобальным экономическим кризисом, самым непосредственным образом скажется на трансформации миропорядка.

Фото AFP

К тому же Пекин – опытный игрок, который стал главным бенефициаром предыдущего глобального кризиса 2008 года. Тогда, накопив огромные резервы, Китай выступил в роли спасителя европейской экономики, приобретя ряд лакомых промышленных активов. Разумеется, не без выгоды для себя – по цене, обваленной вследствие рецессии. Один из ярких примеров –  компания Volvo была куплена китайским концерном Geely (почему автомобили Volvo не собираются в Беларуси – мы поговорим в отдельном выпуске спецпроекта «Игра престолов – XXI век», посвященном Китаю).

– Я не исключаю, что Китай повторит подобный трюк, – предполагает руководитель Центра стратегических и внешнеполитических исследований.

В целом те страны, которые начнут быстрее приходить к нормальной жизни, смогут не только компенсировать потери, но и стать выгодоприобретателями кризиса. С этой точки зрения у Китая тоже выгодные позиции, особенно если его традиционные рынки будут восстанавливаться столь же быстро. Это также позволяет Пекину пересмотреть саму философию инициативу «Пояса и пути», превратив его в инструмент экономической и даже гуманитарной поддержки стран, пострадавших от кризиса и пандемии коронавируса.

К тому же следует учитывать, что Европа (прежде всего, ключевые государства ЕС – Германия и Франция), как показали дискуссии на полях недавней Мюнхенской конференции по безопасности, скептически относится к американской стратегии сдерживания Китая и продвигает идею партнерства с ним.

Так что, на руках у Си Цзиньпина хорошие карты. Чрезвычайно хорошие, если учесть, что коронавирус, будучи родом из Уханя, распространился на весь мир, а Китай уже восстанавливает силы для следующего глобального прыжка.

А что Беларусь?

Наша страна уже оказалась окружена санитарным кордоном со всех сторон из-за коронавируса. С учетом того, что пандемия ускоряет глобальную рецессию, из-за которой под удар попадут, прежде всего, развивающиеся страны, Беларусь оказалась в особенно сложном положении как с экономической, так и геополитической точки зрения.

Нужно готовиться к худшему, надеясь на лучшее. Ключевой посыл – в первой части.

Арсений Сивицкий

С одной стороны, проблема в том, что кризис самым непосредственным образом ударит по нашим главным экономическим партнерам. Прежде всего, это выльется в то, что Россия станет меньше покупать белорусской продукции, а Европа – нефтепродуктов, произведенной из российской нефти, в долгосрочных поставках которой до сих пор отсутствует ясность.

– В силу экономической зависимости Россия автоматически будет экспортировать свой кризис в Беларусь, подрывая стабильность и устойчивость нашей социально-экономической модели, а значит и политической системы в преддверии президентских выборов, – объясняет Арсений Сивицкий. – Мало того, понимая, что рецессии не избежать, Москва уже перешла к режиму управляемого кризиса и постарается использовать новые условия, чтобы максимально продвинуть свои национальные интересы на международной арене. В том числе в отношениях с Беларусью с помощью наращивания давления, свежайшим примером которого является закрытие общей границы в одностороннем порядке. Формально вроде бы эта мера обусловлена проведением карантинных мероприятий, но на самом деле она показывает, как Кремль умело управляет кризисными эффектами.

«Пробка» из фур на белорусско-российской границе. Фото Мирона Климовича, TUT.BY

Судя по реакции руководства Беларуси, в Минске понимают, что ситуация в двусторонних отношениях близится к точке кипения. Усиление давления вполне вероятно сразу же после майских праздников в России. Опять же все будет списано на эпидемию коронавируса и необходимость ужесточать карантин, а по сути может быть введен режим блокады Беларуси.

Математическая модель распространения коронавируса, созданная аналитиками Сбербанка, показывает, что уже осенью Россию будет ожидать вторая волна эпидемии. Это не говоря уже о рецессии, дающей отличный повод Москве радикально ограничить доступ для белорусской продукции на российский рынок. Тем более, что объективных причин для этого будет предостаточно – ожидается падение импорта на 30% по сравнению с «докризисным годом».

И все это будет происходить на фоне настойчивого повторения «интеграционного ультиматума». По этой причине Кремль слил информацию о содержании 31-й дорожной карты, в очередной раз пойдя на повышение ставок.

Сейчас, когда внимание мира сосредоточено на экономическом кризисе и коронавирусе, конфликты с Россией могут стать особенно опасными для Беларуси. COVID-19 уже успел пошатнуть евросолидарность из-за критической ситуации в Италии и неспособности Брюсселя оказать эффективную помощь Риму. США и их союзники по НАТО вынуждены пересмотреть план проведения учений Defender Europe по переброске американских войск для защиты европейских союзников от внешней агрессии, а также отменить ряд связанных учений.

Поэтому Минск может остаться один на один с Москвой. И это делает нас еще более уязвимыми.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.4 (оценок:49)