Кох: «Какой смысл договариваться с Путиным, если он потом опять про Мстислава Удалого вспомнит?»

Политик и писатель — о том, почему подписывать договоры с российским президентом не имеет никакого смысла.

— В связи с четырехмесячным «юбилеем» этой войны сейчас все издания предлагают каждое свою бухгалтерию, кто что выиграл и что проиграл в этой войне. У кого над кем есть преимущество, и как оно будет реализовано. А я, честно сказать, вообще не вижу здесь никакого бенефициара, — пишет Альфред Кох. — Мне кажется проиграли все.

И Украина, которая потеряла тысячи людей убитыми и раненными, получила огромные разрушения своих городов и сел, ее ВВП потерял 35%, и примерно столько же ее населения стали беженцами.

И Россия, которая тоже потеряла тысячи солдат убитыми и раненными, потеряла 15% своего ВВП, оказалась в полной изоляции от Запада и вообще — напрочь уничтожила свою репутацию не только потому, что все теперь считают россиян мародерами и убийцами, но и в сугубо практическом смысле: как страна, которой можно доверять и с которой можно иметь дело.

Потерял и Запад, который, еще не выйдя из ковидной рецессии, вынужден теперь входить в новый кризис в связи с топливной войной, которую навязала ему Россия.

Потерял и Восток, который вынужден теперь тоже с опаской относится к сотрудничеству с маловменяемым российским руководством и даже кое-где сворачивать торговлю с Россией, чтобы избежать вторичных санкций.

Разве может быть компенсацией всего того горя, которое принесла война статус кандидата в члены ЕС? Нет, конечно. И все это прекрасно понимают. Эта та ложка меда, которая не может изменить ничего попав в бочку дегтя...

А уж про Россию я и не говорю: геополитические и псевдоисторические бредни, которыми одержим российский фюрер, не реализованы и на 10%, а он уже потерял половину армии и все свои элитные части.

И я сколько не задумываюсь об этих его бесконечных экскурсах в историю, я никак не возьму в толк: о чем он все время талдычит?

Вот тут Богдан Хмельницкий пошел туда, Петр Первый — сюда, Екатерина Великая разделила Польшу, Потемкин завоевал Таврию... А там еще есть «сакральный» Крым, с которого «все началось»... Все эти всхлипы: «Как же вы не понимаете? Тут же вот так проходила граница в 16 веке, а не этак...»

Какое все это тысячелетнее окаменевшее дерьмо имеет значение теперь? Какой Владимир Красно Солнышко или кто там еще?

Вот смотри: договор. Вот смотри: твоя подпись. Вот смотри: признаю границы. Вот смотри: не имею никаких претензий. Это чья подпись? Твоя? Твоя! Ты читал, что подписываешь? Читал. Где были все эти мазепы с рюриками, когда ты это подписывал? А? Ты был пьяный? Нет! Какого черта ты сейчас городишь? Что ты нас всех за дураков держишь?

Подписал — значит, все эти твои исторические штудии — для разговоров на пенсии, в доме престарелых, за домино. А сейчас будь любезен исполнять.

В противном случае тебе больше никто не будет верить и не сядет с тобой за стол переговоров. А какой смысл с тобой договариваться, если ты потом опять про Мстислава Удалого вспомнишь, и на этом основании откажешься подписанный тобой договор исполнять?

И вот еще правильно сказал Токаев: нельзя одновременно придерживаться двух взимоисключающих концепций: либо ты за безусловный суверенитет, либо за право наций на самоопределение.

А то у тебя получается «здесь играть, здесь не играть, здесь рыбу заворачивали». Либо ты за суверенитет и тогда нещадно борешься с сепаратизмом. Как ты боролся с ним в, например, Чечне. Но тогда почему ты поддерживаешь сепаратистов в Южной Осетии, Абхазии, Приднестровье и Донбассе? Или, если ты за право наций на самоопределение, то почему сравнял с лицом земли Грозный?

Одновременно исповедовать две этих концепции — это даже не лицемерие. Это шизофрения, раздвоение личности. Хотя, впрочем, о чем я?

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(71)