Александр Томкович, Правозащитный альянс
Коррупции меньше не стало

14 декабря 1993 года в Овальном зале белорусского парламента прозвучал знаменитый антикоррупционный доклад Лукашенко. Многие считают, что именно он и привел его в следующем году к власти. По стечению обстоятельств очередные президентские выборы начались досрочным голосованием именно в этот день. О том, что произошло с нашей стране потом, размышляют бывшие «силовики»: подполковник запаса КГБ СССР Валерий Костко, экс-следователь прокуратуры РБ Олег Волчек и подполковник запаса военной контрразведки МО СССР Сергей Анисько

-- О борьбе с коррупцией с разного рода трибун уже говорят 17 лет. Она от этого стала меньше?

Олег Волчек: За эти годы, коррупция в Беларуси стала «нормой» для действующей власти. Ей охвачены все регионы страны. Даже Лукашенко был вынужден признать, что коррупцией поражены все сферы государственной жизни. И главными коррупционерами он называет своих чиновников: «Отдельная тема - коррупция. Извините за грубость, но самые «зажиревшие» у нас чиновники - в Минске».

Несмотря на то, что наше законодательство позволяет действенно бороться с этим злом, на практике оно не принимается и в первую очередь сотрудниками правоохранительной системы. В чем проблема? Почему не работают законы? Преступность становится очень организованной благодаря связям с представителями правоохранительных органов.

«К милиции масса вопросов. Они порой забывают о том, что они народная милиция, но не полиция и не кучка бандитов» (А.Лукашенко).

Только за последние два года уголовные дела возбуждались против сотрудников ГУБОП МВД, генеральной прокуратуры, ДФР КГК, КГБ и даже пенитенциарной системы. Потому беда в том, что в ведомства призванные бороться с коррупционерами, сами же в ней погрязли.

Прокуратура, МВД, КГБ в основном «сажают» чиновников среднего звена. Бывает, правда, в сети попадаются и большие акулы от власти. Однако «берут» их не за взятки и воровство, а за то, что или слишком много стали воровать, или их интересы пересеклись с другими кланами правоохранительных органов.

Это не имеет никого отношения к борьбе с коррупцией. Компромат есть на каждого госслужащего. Только используют его силовые структуры вовсе не для борьбы со злоупотреблениями, а для оказания давления на конкретных людей. Президент знает об этих «серых» схемах.

Особенно яркий пример – уголовные дела в отношении ветерана войны в Афганистане, успешного бизнесмена Николая Автуховича и старшего следователя Генеральной прокуратуры Светланы Байковой. «Стабильность» в нашем государстве построена не на рыночной экономике, где государство зарабатывает честно и легально, а на продаже оружия, нефти, конфиската.

Отдельным пунктом следует выделить легализацию контрабанды, ввезённую в Беларусь по "чёрным" и "серым" схемам. в Беларусь, позволяющая легализовать просто Громадные объёмы! Сегодня почти весь рынок Беларуси тотально завален контрабандой, которая доставляется сюда организованно.

Валерий Костко: Меньше коррупции не стало. Это однозначно. И этому есть объективное объяснение. Субъектом данного преступления является чиновник (должностное лицо), который обладает правом распределять финансовые и материальные ресурсы или обладает правом принятия решений, от которых зависят судьбы других граждан. Чтобы бороться с этим негативным явлением, необходимо хорошо представлять суть и его природу, знать причины и условия, порождающие эту "болезнь" общества.

Коротко остановлюсь на основных благоприятных условиях для процветания коррупции: - с неоправданным ростом чиновничьего аппарата, всевозможных проверяющих и контролирующих органов пропорционально возрастает и количество коррупционных проявлений; - законы, которые предоставляют право чиновнику решать те или иные вопросы, также способствуют коррупции. Законодатель по максимуму должен принимать законы прямого действия; - отсутствие одного ответственного органа за борьбу с коррупцией. Размытость ответственности за результат. "Борцов" много, а отвечать некому. - отсутствие гражданского контроля со стороны общества за деятельностью чиновников; - низкие моральные качества чиновников, их правовой нигилизм и преобладание личных интересов над государственными; - отсутствие свободы слова и независимых СМИ; - отсутствие избранного народом парламента, который должен принимать законы, регулирующие отношения между гражданином и чиновником, между властью и народом. Назначенный парламент учитывает и отстаивает интересы только власти и чиновников. И как следствие отсутствие ЗАКОНА, как регулятора общественных отношений; - отсутствие независимой судебной системы.

Сергей Анисько: Отвечая на этот вопрос, нельзя обойтись без сухих статистических данных, которые наглядно показывают несоответствие торжественных реляций белорусских борцов с преступностью и истинным положением дел в криминальной сфере. Так, еще в 2006 году Всемирный Банк провел анализ работы правительств в 213 странах, в ходе которой изучению подвергались вопросы «Контроль над коррупцией», «Верховенство закона», «Политическая стабильность» и «Подотчетность властей людям». По этим показателям Беларусь находится во второй сотне и намного (от 10 до 30%) уступает своим ближайшим соседям – Литве, Латвии, Польше, России и Украине.

По данным авторитетной международной организации «Transporency International» если в 2003 году Беларусь занимала 53-е место в рейтинге коррупционности стран, то спустя уже пять лет, она скатилась на 156-ю ступеньку. Количество преступлений, связанных со взяточничеством, злоупотреблениями служебным положением, превышением должностных полномочий с каждым годом возрастает на 3-7%. Кстати, даже официальная статистика МВД не скрывает возрастающий уровень коррупционности общества.

Недавно в своем домашнем архиве я наткнулся на пожелтевшую от времени «Народную Газету» от 16 декабря 1993 года, в которой опубликован тот сенсационный Доклад председателя Временной комиссии ВС РБ Лукашенко. Бросилось в глаза обилие фамилий героев и антигероев Доклада. Первые, это те, кому депутат Лукашенко выражал «искреннюю благодарность и особую признательность за активную помощь и взаимопонимание» при подготовке документальной «бомбы»: Сазонов, Малумов, Карпиевич, Егоров, Лавицкий, Снегирь, Шолодонов, Капитан, Захаренко, Кучинский, Антончик, Зеленин и многие другие.

Ау!!! Где вы, сотрудники КГБ, МВД, Прокуратуры и просто госчиновники, не побоявшиеся пойти против зарождавшегося коррупционного спрута? Одни, как Захаренко, пали жертвой режима; другие (Лавицкий и Егоров) убыли в почетную политическую ссылку, когда-то верных соратников -- Сазонова, Кучинского и Малумова просто-напросто выбросили из «обоймы». Некоторым экс-борцам с коррупцией (Антончик, Снегирь) самим пришлось изведать все прелести белорусской фемиды.

Я был близко знаком с депутатом ВС первого созыва Валерием Зелениным. Коренной сибиряк, прослуживший более 20 лет в Белорусском военном округе, а затем МО Беларуси. Он слишком близко к сердцу принимал весь творившийся беспредел в стране и без колебаний вошел в состав Временной комиссии ВС. А потом наступило полное разочарование, т.к. доклад явился лишь политическим трамплином во власть для Лукашенко и последовавшими за ним многим «антигероям».

Сам же Зеленин, честно отработавший на законодательной ниве, ушел в отставку и, полностью забытый товарищем-коллегой Лукашенко, умер от сердечного приступа на территории заброшенного военного объекта в Каменецком районе.

А интересно было бы узнать, не вспоминает ли хоть изредка А.Г. Своего соратника и коллегу-депутата, а затем министра транспорта, Лукашова? По велению души он также кинулся в омут борьбы с коррупцией, даже не подозревая, что это преступное болото станет для него непроходимым. Уволенный со своего поста без объяснения истинных причин, находящийся в фактической изоляции, забытый соратниками и не имеющий возможности трудоустроиться, он выбросился с балкона своего дома.

К чему я так подробно остановился на судьбе тех, кто доверялся «кумиру прошлых лет» и кого ждало жестокое жизненное разочарование? А к тому, нынешние господа – соратники, рано или поздно и вы уйдете в политическое небытие. По причине -- ненадобности. И хорошо, если встретите старость в своем родном доме, хоть и «оклеветанный молвой», а не нарах.

Вторая категория, упомянутых в докладе лиц, – так или иначе обвиняется автором антикоррупционного «шедевра» в конкретных преступлениях или действиях, порочащих звание государственного служащего. Их, естественно, больше, чем добровольных помощников (более полусотни). И все те же знакомые лица -- Кебич, Шушкевич, Кравченко, Мясникович, Остапенко, Гируть, Калугин, Володько, Бриль, Коваленко Герасименко, Козловский. Нет необходимости лишний раз говорить, том, что многие из них были тогда оклеветаны, ибо отношенини их были приведены «неопровержимые факты» по методике «3П» -- пол-палец-потолок.

Большая когорта «антигероев» чудесным образом вписалась в русло президентской политики , нашла себя в бизнесе, сделала карьеру на госслужбе.

Только один пример. В докладе упоминается заведующий финотделом Барановичского горисполкома В.И.Дичковский. Удивительно, но на сегодняшнем сайте Барановичского горисполкома фигурирует Виктор Иванович Дичковский, но уже в роли председателя. Тот ли это человек или удивительное совпадение?

--Что-то изменилось вообще?

Валерий Костко: По сути в Республике Беларусь произошел антиконституционный переворот, в результате которого власть захватили чиновники. Демократию заменили на бюрократию. Народ перестал быть первоисточником власти.

В этих условиях говорить о борьбе с коррупцией нет никакого смысла, поскольку коррупция и есть составляющая суть бюрократии, ее следствие. Бороться необходимо не со следствием, а причиной ее порождающей, т.е. с СИСТЕМОЙ, с БЮРОКРАТИЕЙ. Возвратив нашу систему управления общества в демократические рамки, коррупция из правила перейдет в разряд исключений и снизится в разы.

Сергей Анисько: Любому преступному сообществу свойственно адаптироваться к складывающейся социально-политической и финансово-экономической ситуации в обществе. Вспомним, в лихие 90-е, говоря о преступности в целом, понятия «организованная преступность» и «коррупция» рассматривались в едином контексте. Сейчас же под первым понимают действия неких преступных группировок, специализирующихся на таких «не цивилизованных» преступлениях, как грабежи, убийства, рэкет, наркобизнес и т.п. Под термином «коррупция» расцвели и совершенствовались такие известные преступные схемы, как авизо; лжекомерческие структуры («финки»); лоббирование госчиновниками интересов частного бизнеса; выбивание средств из бюджета, якобы, на нужды госпрограмм, с последующим разворовыванием этих денег.

Для успешной реализации своих преступных планов под лозунгом «Не дадим разграбить страну» был реализован тотальный переход прибыльных сфер экономики (оружейный бизнес, торговля драгметаллами и природными камнями, нефтегазовый и водочный бизнесы, строительная отрасль). Как в свою очередь делили страну на сферу влияния дети лейтенанта Шмидта, также Беларусь разделена на зоны влияния региональных кланов. Кто еще не знает о могилевском, гродненском или брестском кланах? Раньше между ними разворачивались целые войны, жертвами которых стали экс-губернатор Арцименя, глава областного КГК Миколуцкий и десятки (если не сотни) людей более низшего административно-кадрового звена.

Еще со времен обучения на курсах повышения квалификации в альма-матер военной контрразведки запомнилась геометрическая фигура, рисуемая преподавателем на доске. Это треугольник, вершина которого символизировала руководство преступного айсберга под названием «коррупция», а нижестоящие ступени до базиса составляли участники этого сообщества. Нетрудно догадаться, что вожаками были не кто иные, как представители высшей власти страны, а низшие чины – от министров до патрульного милиционера и содержателей «малин». Все это нам рассказывалось о коррупции в Италии. Но кто скажет, что в нынешней Беларуси обстоит иначе?

Олег Волчек: Ничего не изменилось. Как и раньше приход на государственную службу, продвижение по служебной лестнице идет благодаря преданности государю, семейственности, «рекомендаций» вышестоящих боссов, а также через различные проверки, целью которых является только одно – беспрекословно выполнять указы президента. Чиновники идут работать не на благо общества, а на благо обогащения своей семьи, и часто прикрываются именем Лукашенко.

Наибольшее количество коррупционных преступлений выявлено в торговле, промышленности, органах госуправления, сельском хозяйстве, строительной сфере и образовании. К сожалению, все разрабатываемые программы правительством и силовыми министерствами по противодействию коррупции в стране, не дает ни каких результатов. О причинах я уже выше говорил.

-- Помнится, один из тогдашних депутатов сказал, что «чтобы победить мафию, надо ее возглавить». Пророчество?

Сергей Анисько: Я не хотел бы комментировать эту, набившую оскомину, фразу, не отвечающую своим смысловым содержанием реальному делу, каковым должна быть борьба с коррупцией. Что касается победы над коррупцией, то, у меня есть свой рецепт противостояния этому злу. Вернее предложение, которое не финансово емкое и позволит в кратчайшие сроки очистить ряды госчиновников и, особенно, сотрудников силовых ведомств, от «оборотней». Приход в структуры власти не запятнанных в неблаговидных делах людей, не повязанных родственной, дружеской и корпоративной связью с коррупционерами, позволит стране значительно продвинуться к пока еще эфемерной финишной черте с надписью «Закон».

Рецепт очень прост. По моим данным в Беларуси имеется 6 аппаратов, т.н. «детекторов лжи». Маловато, но т.к. их стоимость по сравнению с ледовыми дворцами просто смешна, можно закупить еще с десяток. Специальные программы тестирования существуют, что позволит избежать затрат на их приобретение за рубежом. Прогоняя через фильтр «ДЛ» в день по 10 человек, за квартал проверке подвергнется весь высший срез чиновничьего братства: Администрации президента, Совмина, всех министерств и ведомств, включая Верховный суд, Генпрокуратуру, Минюст, КГБ, МВД и иные силовые структуры, аппараты облисполкомов и райисполкомов. Всем, не прошедшим тест необходимо указать на дверь.

Конечно, я понимаю иллюзорность своих надежд и некоторую наивность, ибо как избежать того, чтобы тестирующий специалист «ДЛ» сам не был повязан с мафией? Но, самое главное -- с кем же тогда останется пока действующий президент?

Олег Волчек: Данное пророчество сбылось, а вина лежит на всех нас, поскольку за все эти годы только единицы сопротивляются страшной репрессивной машине, а остальные (самое большее) могут только на кухне со стаканом «чарки» хаять власть. Единственный, кто это может остановить – экономика. Рано или поздно людям придет проститься с иллюзией спокойной и счастливой Беларуси. Думаю, что это будет в следующем году. Но даже, если и уйдет Лукашенко из власти, проблемы с коррупцией сами не исчезнут.

Как бы не звучало банально, но мафию может победить только свобода и ответственность каждого из нас за будущее страны. Первой программой демократических сил должна стать беспощадная борьба с этим социальным злом, для этого надо создавать в обществе атмосферу нетерпимости к коррупционерам и взяточникам, и разработать реальные предложения по выходу из сложившейся ситуации.

И первое, с чего надо начать - восстановить Конституцию 1994 года, в которой четко должны быть разграничены полномочия властей, т.е. парламент должен издавать законы, исполнительная власть исполнять, а судебная власть быть независимым судом, где правит только верховенство закона.

Конечно, без свободных и независимых от государства средств массовой информации коррупцию не победить. Необходимо срочно принять новый закон о СМИ, в котором будут зафиксированы правовые механизмы защиты журналистов от коррупционеров, организованной преступности. Их надо приравнять их к представителям власти. Государственные политики должны привлекать широкую общественность для борьбы с коррупцией и криминализацией экономики. И в этом им будут лучшие помощники свободные журналисты.

Необходимо создать единую систему мониторинга и информирования общественности по решению данной проблемы.

Обеспечить надежную защиту (в том числе и высокое материальное вознаграждение) свидетелей по коррупционным делам.

Необходима либерализация экономики, ограничение возможностей чиновников решать судьбу того или иного бизнес-проекта, упрощение законодательства в области экономики, переход на заявительный принцип открытия предприятий, сокращение числа контролеров на всех уровнях. Сократить на половину чиновников, как недавно сказал кандидат в президенты Виталий Рымашевский «Меньше чиновников-меньше коррупции».

Главы районов, регионов должны избираться непосредственно гражданами и быть подотчетными только перед избирателями.

Конечно это не все мероприятия, которые необходимо срочно провести в рамках борьбы с коррупцией и организованной преступностью, но этими абзацами хочу показать, что у демократических сил есть опыт, знания в борьбе с этим злом. Но реальная борьба с коррупцией начнется, только после ухода Лукашенко.

Валерий Костко: Не могу с уверенностью сказать, было это пророчество или озвученная цель. Но однозначно могу сказать, что бороться с мафией гораздо сложнее и опаснее, чем ее возглавлять.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)