Александр Старикевич
Конгресс демократических слабостей

Предстоящий Конгресс демократических сил не решает НИ-ЧЕ-ГО. Это мероприятие имеет такое же отношение к будущему нашей страны, как съезд филателистов или выставка кошек. И вот почему.

Оппозиция уже давно превратилась в «вещь в себе». Все победы и поражения ее лидеры одерживают исключительно в узком кругу — друг над другом. Цель взять власть периодически декларируется, но всерьез не ставится.

Возможно, все дело в том, что руководители оппозиционных структур слишком хорошо усвоили тезис: «Политика — это искусство возможного». Применительно к нашей ситуации председатель исполкома ОГП (теперь уже бывший) Евгений Лобанович где-то на стыке веков сформулировал этот принцип так: «Сегодня взять власть невозможно» (это «сегодня» длится уже много лет. — Прим. А.С.). Ну а раз невозможно, значит, нужно подождать подходящего момента, а не бросаться без толку на амбразуры. Вполне разумно, не так ли?

Но просто сидеть на берегу и ждать, когда по реке проплывет труп твоего врага — занятие, недостойное настоящих джентльменов. Раз взять власть сегодня нельзя, нужно найти себе другую работу. Таковой стали межклановые разборки внутри оппозиции. В результате ее лидеры настолько сфокусировались друг на друге, что никакой Лукашенко им, в общем-то, уже не интересен. О нем вспоминают от случая к случаю: когда направляют очередной гневный протест без всяких шансов на какую бы то ни было ответную реакцию или столь же перспективное предложение о диалоге.

КДС станет своего рода микромоментом истины для Милинкевича сотоварищи с одной стороны и Лебедько, Калякина & К с другой. Кто победит? Сумеют они договориться или противостояние продолжится? Отвечать на эти вопросы приходится тоже вопросом: а какая разница?

Если мы хотим когда-нибудь в обозримом будущем, увидеть в нашей стране подвижки к лучшему, давайте для начала будем честными перед самими собой. И реально оценим состояние, в котором находятся демократические силы и их лидеры.

Есть ли у оппозиции эффективные структуры, способные решать серьезные задачи?

Мой ответ: нет. Вот только два примера, ярко характеризующих сложившуюся ситуацию.

Сразу после выборов Милинкевич заявил о намерении создать движение «За свабоду!». Надо полагать, это планировалось сделать в кратчайшие сроки, поскольку тогда экс-кандидат в президенты отводил нынешней власти еще год, максимум два. Аккурат в минувший уик-энд состоялось учредительное собрание движения. Темпы впечатляют. Момент упущен: если даже движение в конце концов будет создано, вряд ли оно окажется сильнее, чем ныне существующие политические структуры.

А их состояние прекрасно иллюстрирует история с переименованием минских проспектов. Тогда ОГП громогласно объявила, что организует городской референдум о возвращении прежних названий. В результате партия Анатолия Лебедько оказалась не в состоянии собрать хотя бы инициативную группу, не говоря уже о необходимом количестве подписей. И это в том случае, когда действия властей были крайне непопулярны среди населения.

Есть ли у оппозиции реалистичная программа действий?

В разного рода фиговых листках типа «стратегии объединенных демократических сил», проект которой выносится на обсуждение КДС, недостатка нет. Но они представляют собой не более чем набор общих слов, за которыми не кроется никакого содержания.

При этом меня особенно порадовал тезис Анатолия Лебедько о нецелесообразности вынесения на рассмотрение КДС альтернативного проекта стратегии. По словам председателя ОГП Анатолий Лебедько, новая стратегия ОДС обсуждалась в рабочей группе на протяжении нескольких месяцев. И на региональных собраниях она практически единогласно (!!! — интересно, а были ли «бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овацию»? — Прим. А.С.) была рекомендована для принятия на Конгрессе. По мнению Анатолия Лебедько, невозможно искать решение на самом Конгрессе через дискуссию почти тысячи человек. Судя по всему, функции КДС лидеру ОГП видятся примерно такими же, что когда-то были у съезда КПСС: проштамповать решения, принятые Политбюро (Политрадой).

Впрочем, альтернативный проект стратегии тоже, мягко говоря, не луч света в темном царстве. Посему и на второй вопрос я отвечаю: нет.

Есть ли у оппозиционных лидеров достаточно воли, чтобы изменить сложившуюся ситуацию?

Полагаю, что нет. Впрочем, это уже ответ на уровне ощущений. Чужая душа — потемки, и утверждать, кто чего хочет, я, пожалуй, не возьмусь. Могу только сказать, что мной лично, пожалуй, никто из ныне действующих оппозиционных лидеров в особой целеустремленности замечен не был.

Поэтому я не придаю особого значения тому, кто персонально из имеющегося набора слабых политиков будет править бал внутри оппозиции в ближайшее время. На ситуацию в стране это не повлияет никак.

Справедливости ради следует отметить, что Милинкевич, Лебедько и иже с ними — это пианисты, которые играют, как умеют. В принципе, доступ к роялю никому не заказан. Но очереди из желающих продемонстрировать свое мастерство пока не наблюдается. Потому что оппозиционный хлеб в нашей стране далеко не сладок, кто бы что ни говорил. А задачу необходимо решать тяжелейшую.

Безнадега? Нет. Просто оппозиции необходим настоящий лидер (персона и/или организация). Что нужно сделать, чтобы таковым стать — это тема другой статьи, которая будет опубликована на следующей неделе.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)