Максим ЖБАНКОВ
«Код» да не тот?

Вчера на вечерней мессе настоятель Красного костела Владислав Завальнюк объявил голодовку в знак протеста против показа «скандальной» ленты. Члены комиссии Госрегистра сошлись на компромиссном варианте: «Код да Винчи» будет демонстрироваться, но только на вечерних сеансах и только для совершеннолетней публики. Впрочем, как стало известно “Салідарнасці”, окончательное решение будет приниматься сегодня «на самом верху» с непосредственным участием митрополита Филарета.

Нервный ажиотаж вокруг запланированной на сегодня минской (и одновременно мировой) премьеры фильма Рона Ховарда «Код да Винчи» достиг, кажется, предельной планки. Продажа билетов в столичных кинотеатрах приостановлена, по их справочным телефонам дозвониться невозможно.

Накануне состоялся предварительный просмотр фильма комиссией Госрегистра с приглашением представителей православной и католической церквей, их юридических консультантов, а также представителя Госкомитета по делам религий. Руководство «Киновидеопроката», справедливо считающее своей заслугой оперативную закупку новейших хитов мирового кино, настаивало на выпуске «Кода» на белорусские экраны. Главными аргументами были ажиотажные ожидания отечественных зрителей (большая часть билетов на премьерные сеансы 18 и 19 мая была раскуплена уже в начале недели) и абсолютная сказочность сюжета ленты, вовсе не претендующей на новое слово в изучении христианских сюжетов и личности Христа.

Заметим, что именно такой позиции придерживаются представители Московской патриархии, не обрадованные выходом «Кода да Винчи», но назвавшие его обычным товаром – «с ценником и штрих-кодом». И предложившие в поисках истинной души христианства обратиться к священным текстам. Однако белорусские представители религиозных конфессий были настроены более воинственно. Их поддержал представитель Комитета по делам религий. Звучали реплики типа «это, конечно, очень нежелательное кино», апелляции к конституционным правам верующих и обещания судебных исков от оскорбленных зрителей. Бурная дискуссия продолжалась более четырех часов. После того, как заседание покинули приглашенные лица, комиссия приняла предварительное (как настойчиво подчеркивается) решение: «Код» будет демонстрироваться, но только на вечерних сеансах и только для совершеннолетней публики, «пока сохранится интерес зрителей».

Собственно говоря, в этой истории нет ничего нового. В свое время жители американской глубинки жгли пластинки «Битлз» после заносчивой фразы Джона Леннона: «Мы популярнее, чем Иисус. Я не знаю, что умрет раньше – рок-н-ролл или христианство». После были протесты против мюзикла «Иисус Христос - суперзвезда», атаки на «неправильный» фильм Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа», дискуссии вокруг гибсоновских «Страстей Христовых», нервная реакция католической церкви на французский фильм о сотрудничестве ее представителей с нацистами во время войны, разгром художественных выставок в Москве и Петербурге (так и оставшийся безнаказанным)… За действиями фанатичных верующих, как правило, стоит церковь – социальная структура, стремящаяся сохранить свое влияние в обществе и поддержать собственный духовный авторитет.

Характерно, что инициатором «крестового похода» против пустоватой голливудской поделки в Беларуси выступил именно католический священнослужитель. Дело не только в том, что «Код» представляет не в лучшем свете католическую церковь. Налицо «местный колорит»: как известно, в нашей стране католицизм не имеет столь активной господдержки, как православие. Положение «младшего партнера» заставляет особенно нервно реагировать на любые – реальные или мнимые – знаки «неуважения» и вести перманентную «духовную войну». Православная церковь в данной ситуации имеет свой интерес – в давно сложившейся спайке с белорусской властью необходимо периодически обозначать собственную значимость и вес. В том числе и прямым вмешательством в культурную политику. Выбор наших служителей культа прост: либо принять как факт реальное многообразие вероисповеданий и подходов к христианским канонам, не тратя попусту времени и сил на борьбу с одноразовыми масскультурными продуктами, либо активно давить на власть, требуя административными средствами – запретом и принуждением – обеспечить полное торжество христианских ценностей в отдельно взятой Беларуси.

«Код да Винчи» - это испытание религией. В белорусском варианте любой исход будет весьма показательным.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)