Тамара Шевцова

Класковский: «Когда Лукашенко оказался в слабой позиции, Кремль стал получать наслаждение, загоняя его в капкан»

Политический обозреватель — о том, как Москва продвигает свои интересы в Беларуси.

Фото: Валерий Шарифулин, ТАСС

Если в конце 2019 года Москва пыталась форсировать интеграцию подписанием «31-й дорожной карты», то сейчас стала действовать поступательно, перетасовав те же самые карты.

Почему в намерении усилить свое влияние на Беларусь Россия  изменила тактику, «Салідарнасці» рассказал политический обозреватель Александр Класковский, прокомментировав последнюю встречу Путина и Лукашенко.  

— Намерения Москвы — если не просто присоединить, то, по крайней мере, превратить Беларусь в марионеточное государство, остаются неизменными, — отмечает эксперт. — Но с учетом того, что в 2019 году Лукашенко уперся и не подписал 31-ю карту, сейчас решили понемножку, тихой сапой опутать Беларусь такой же зависимостью через подписание, по сути, тех же карт, только модифицированных. Теперь их вроде стало меньше, правда, все уже запутались в их количестве.

В том же 2019 году 31-я карта, о которой не смогли договориться, предусматривала создание наднациональных органов и единой валюты. В этот раз интеграция уперлась в налоговое законодательство. 

— Москва, видимо, решила отодвинуть разговор о создании наднациональных органов, но мы видим, что Путин дожимает вопрос, как говорят российские представители «сближения или гармонизации» налогового законодательства, а Лукашенко назвал это «интеграцией налоговых систем».

Хотя на самом деле речь идет именно об унификации, а если еще более откровенно, о том, чтобы перевести Беларусь на российское налоговое законодательство. Потому что Россия, конечно же, не будет менять свое законодательство ради Беларуси.

Именно для этого в Минск накануне приезжал премьер-министр РФ Мишустин, который, как известно, зубы съел на налоговых вопросах, — напомнил политический обозреватель.

Александр Класковский полагает, что подписание совместного налогового законодательства станет плацдармом для дальнейшего углубления интеграции.

— По-моему, вместе с налоговой хотят унифицировать и таможенную систему. Для Москвы головная боль — эта постоянная контрабанда. Они все время давят бульдозерами то груши, то яблоки. Поэтому им было бы удобнее, если бы российские таможенники стояли на внешней границе Союзного государства вместе с белорусскими и контролировали потоки товаров.

Но главное все-таки перевести Беларусь на свое налоговое законодательство. По сути, речь идет о том, чтобы через дорожные карты привязать к себе Беларусь в институциональном плане.

Объединив законодательство в этих сферах, потом могут логично возникнуть вопросы, раз у нас общие налоговая, таможенная и другие системы, давайте создавать и общие органы управления, и единую валюту.

Тем более, что единая валюта была записана еще в Союзном договоре 1999 года. Тогда Лукашенко, как многие считают, мечтал занять место Ельцина, поэтому легко подписал все — и общую Конституцию, и единую валюту, и создание единых органов управления. Кстати, если реализовать тот договор полностью, то от белорусского суверенитета ничего и не остается, — уверен собеседник.

Из заявления Лукашенко о формализации договоренностей по картам осенью эксперт делает вывод, что на это время назначен дедлайн.  

— Судя по всему, он вынужден был обещать Путину, что осенью будет подписан весь пакет дорожных карт. Стоит отметить, что Москва дожимает с этими картами с таким расчетом, чтобы Беларусь никуда не ушла ни при Лукашенко, ни после него.

Не исключено, что Путин продолжает давить и с транзитом власти. Многие обозреватели сходятся во мнении, что Кремль хочет заменить Лукашенко кем-то менее токсичным, менее капризным и более предсказуемым, естественно, пророссийского плана. В поиске такой фигуры и состоит основная проблема,  — говорит Класковский.  

И если во внутренних темах у правителей двух стран еще остались несогласованные вопросы, то в вопросах внешней политики, полагает собеседник, Лукашенко попал в ловушку.

— В самом начале встречи, когда вдруг журналистам стали задавать вопросы, скорее всего, это была домашняя заготовка, Лукашенко, если можно так сказать, приперли к стенке. И он был вынужден вслед за Путиным повторять абсолютно пророссийские вещи, стать на кремлевскую позицию в украинском вопросе. Пока он только Крым не признал, но, я думаю, и в этом вопросе Москва хочет его дожать.

Этот момент показывает, что Кремль, выражаясь языком Лукашенко, старается «наклонить» белорусского вождя и публично продемонстрировать, что он верный вассал, у которого больше нет своего мнения и своей внешней политики.

В какой-то степени для Путина наступил момент торжества после полученной в 2019 году пощечины. У Лукашенко мощное политическое чутье, и он прекрасно понимал тогда, что его хотят загнать в капкан.

И вот теперь, когда он оказался в гораздо более слабой позиции, Кремль получает наслаждение, загоняя его в этот капкан, — размышляет политический обозреватель.   

Эксперт говорит, что, демонстрируя публично совпадение мнений во внешней политике, Беларусь теряет свою многовекторность.

— В итоге мы видим, что Москва, последовательно и методично переигрывая белорусского партнера, продолжает продвигать свои великодержавные цели в белорусском направлении.

Беларусь для России — стратегически важный плацдарм. Вопрос только в том — ее грубо аннексировать или же просто при сохранении формальной независимости абсолютно выхолостить, чтобы и в политическом, и в экономическом, и в военном отношении никакой самостоятельности не осталось. Скорее всего, сейчас России выгодно второе, — заключает Класковский. 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:60)