Класковский: «Эйсмонт вряд ли дерзнула бы давать отповедь российскому премьеру без отмашки»

Политический обозреватель о пикировке Лукашенко и Медведева о «чужих войнах»  и заявлении Эйсмонт.

«Любителям конспирологии может показаться странным, что вопрос о высказываниях Лукашенко вдруг подбросили именно российскому премьеру, который по идее ближе к экономике, чем к истории. Причем подбросили у черта на рогах, на Восточноазиатском саммите в Бангкоке (да уж, очень по теме) — и далеко не по горячим следам этих высказываний, — отмечает Александр Класковский в комментарии на сайте naviny.by. — Но не будем терзаться вопросом, экспромтом или заготовкой был выпад Медведева, заявившего, что ему «очень странно слышать такие слова» Лукашенко. В любом случае тот наверняка был задет за живое. И понятно, что пресс-секретарь белорусского президента Наталья Эйсмонт вряд ли дерзнула бы давать отповедь российскому премьеру без отмашки».

По мнению политического обозревателя, слова о чужих войнах не были оговоркой Лукашенко. Эту тему он затрагивал дважды за последнее время.

«Похоже, что у белорусского руководителя, который ранее строго держался советской, промосковской версии белорусской истории, в последние годы произошла некая эволюция взглядов на прошлое наших краев, — отмечает Александр Класковский. — В частности, он стал козырять древностью белорусской государственности, вспоминая в этом контексте Полоцкое княжество. Изменилась и риторика на тему войн, прокатывавшихся по нашей земле. Убавилось бравурности, белорусы стали чаще изображаться пострадавшей стороной, жертвами чужих амбиций, заложниками крупных геополитических игроков».

Но есть и еще одна причина. Лукашенко, очевидно, почувствовал опасность московской монополии на трактовку истории вообще и «Великой Победы» в частности.

«Мы видим невооруженным глазом, что интересы двух государств — привыкшей доминировать России и ощутившей вкус суверенности Беларуси — весьма драматично расходятся. Де-факто Минск сейчас ведет с восточной союзницей битву не просто за нефть и газ, а по большому счету — за сохранение страны, — считает политический обозреватель.

И заключает: «У критически настроенной части белорусского общества много претензий к собственным властям, заигравшимся в свое время в «братскую интеграцию». Взгляды правящей верхушки и независимого общества на историю своей страны, особенно в коммунистические времена, тоже во многом расходятся. Но совсем уж ни в какие ворота не лезет, когда Москва начинает учить белорусов, как им понимать свою же историю».

История конфликта

Обмен уколами между Минском и Москвой начался с того, что Александр Лукашенко высказался о «чужих войнах», в которые была втянута Беларусь на протяжении своей истории. Российский премьер Дмитрий Медведев в ответ заявил, что ему «странно слышать эти слова». А вскоре заявление главы российского правительства прокомментировала и пресс-секретарь Александра Лукашенко Наталья Эйсмонт.

— Реакция, надо сказать, очень неожиданная — и неожиданность ее заключается в полном искажении сути, — заявила Эйсмонт в комментарии РИА Новости.

По ее словам, Лукашенко имел в виду то, что навоевались обе страны — и Беларусь, и Россия. При этом пресс-секретарь отметила несколько моментов, которые вряд ли поднимут настроение в Кремле:

— Еще более странно для российского премьера должно выглядеть то, что после стольких пройденных вместе испытаний сегодня наши страны погрязли в бесконечных переговорах по нефти, газу и даже продуктам питания.

Наталья Эйсмонт призвала обе стороны решать эти вопросы, а не вспоминать «седые времена». И добавила: «Главный вопрос, который возникает в связи с этим обсуждением: кому и зачем нужно сегодня поднимать эту тему?

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.3 (оценок:40)