Вячеслав Белаш, «Коммерсантъ-Власть»
Канапе из тарантулов

В «мертвый сезон» журналисты зачастую подробно освещают события, которые в другую пору года просто не заметили бы. Вот и минувшим летом вниманию читателей был предложен ряд забавных, но в общем-то мелких событий.

Тайны себоргинского двора

О существовании княжества Себорга в итальянской области Лигурия мало кто знал до середины июля. Но в один момент все изменилось. Европейские газеты в течение нескольких дней следили за ссорой князя Георга Первого и принцессы Ясмин фон Хоэншауфен Анжу Плантаге-нет, выяснявших, кто из них имеет право на трон.

Для справки: княжество Себорга, которое многие историки считают одним из древнейших в Европе, в 1729 году было продано тогдашними его владетелями королю Савойскому. Савойская династия присоединила княжество, но оформить сделку по всем правилам забыла. С тех пор Себорга не упоминалось ни в одном из документов, на которых сейчас зиждется итальянская государственность. Более того, по свидетельствам некоторых историков, Бенито Муссолини заявил как-то, что княжество «безусловно не является частью Италии».

В 1963 году некий торговец цветами Джорджо Карбоне, узнав об этом, предложил своим согражданам (к тому времени Себорга превратилась в живописную, но захолустную прибрежную деревушку с несколькими сотнями жителей) восстановить справедливость. В Рим была отправлена нота о провозглашении независимого княжества, Джорджо Карбоне, приняв имя Георг, стал его князем, учредил парламент, начал выпускать марки и деньги. В Риме ноту сочли шуткой и отвечать на нее не стали, тем более что себоргийцы продолжали платить налоги и участвовали в выборах в итальянский парламент.

Вполне мирное сосуществование Себорги и Италии нарушила молодая женщина, назвавшаяся принцессой Ясмин фон Хоэншауфен Анжу Плантагенет. В середине июля этого года она заявила свои права на престол в качестве прямого потомка Фридриха II, императора Священной Римской империи, который правил Себоргой еще в те времена, когда княжество и вправду существовало.

Принцесса Ясмин объявила о желании передать Себоргу Италии, о чем и сообщила в письме на имя итальянского президента Карло АдзелиоЧампи. Президент на письмо не ответил, зато в самой Себорге начались нешуточные волнения: некоторые из жителей вступились за своего «старого» князя, другие начали говорить, что пора бы признать, что второго Монако из Себорги не получится.

Чем закончилась эта история, выяснить не удалось. В самый разгар волнений в Себорге боевики «Хамаса» похитили израильского солдата, и интерес к событиям на итальянском побережье пропал. Попытки корреспондента «Власти» дозвониться до двора его высочества князя Георга или до представителей ее высочества принцессы Ясмин не увенчались успехом.

Тайна Джима Хоффы

Летом за неимением новых загадочных историй газетчики часто обращаются к загадочным историям прошлого. В Америке одной из таких историй остается исчезновение в 1975 году известного профсоюзного деятеля Джимми Хоффы.

В середине июня сначала американские газеты, затем мировые информагентства, а после них газеты и журналы по всему миру начали рассказывать об очередной серии поисков Хоффы. На этот раз искали на одной из ферм в штате Мичиган, в нескольких десятках километров от того места, где Джима Хоффу видели последний раз 3 июля 1975 года. О ферме как о вероятном месте убийства профсоюзного деятеля рассказал некий мафиозо, который отбывает тюремный срок и надеется своим сотрудничеством с полицией выторговать досрочное освобождение.

Операция по поиску останков Джима Хоффы длилась больше двух недель, но газетчики заговорили о ней не сразу, а в момент особого дефицита каких бы то ни было новостей, не связанных с Ближним Востоком. В подробных сообщениях с места событий рассказывалось о собаках, натасканных на поиск трупов, о новейших устройствах, способных глядеть сквозь землю, о десятках агентов ФБР, участвовавших в поисках, о привлечении ученых-археологов. Не прошел мимо газетчиков и тот факт, что ферма, на которой искали Хоффу, называется «Хидден-Дримс», то есть «Спрятанные мечты». Одни журналисты поддерживали возобновление операции по поиску Хоффы, другие обвиняли ФБР в бессмысленной трате денег налогоплательщиков (в конце концов они и оказались правы), но никто не остался равнодушным к событиям вокруг «Хидден-Дримс».

Когда ФБР прекратило безрезультатные поиски, о Хоффе в газетах поговорили еще пару дней, а затем забыли. Скорее всего, до следующего лета.

Тайна принцессы Дианы

В Европе есть своя таинственная смерть, о которой журналисты с удовольствием пишут каждое лето,— гибель принцессы Дианы в автомобильной катастрофе в Париже летом 1997 года. Этот год не стал исключением.

В минуту затишья между иранским ядерным кризисом и войной в Ливане журналистов спас глава следственной комиссии по делу о смерти принцессы. Выступая на литературном фестивале в Хэе — далеко не самом важном и популярном мероприятии в Британии,— лорд Стивене проговорился, что в деле появились «новые свидетельства и новые свидетели», добавив, что его комиссии передан некий черный лимузин BMW, также пострадавший в катастрофе. Слова были произнесены во время ни к чему не обязывающей светской беседы, и только усилиями гостей фестиваля стали достоянием сначала британских, а потом и прочих европейских газет.

Попытки журналистов обратиться к лорду Стивенсу за разъяснениями, разумеется, ни к чему не привели. Его светлость вспомнил свои годы работы комиссаром Скотленд-Ярда, и вытянуть из него хоть полслова стало невозможно. Журналистов это нисколько не смутило. Они стали выдвигать множество версий (в частности, о заказном убийстве), пытались вычислить новых свидетелей (одна из британских газет всерьез начала составлять список всех, кто мог видеть катастрофу). Попытки эти не увенчались успехом. Но от признания поражения журналистов спасло новое обострение ситуации на Ближнем Востоке. Позвонив в несколько британских газет, корреспондент «Власти» выяснил, что продолжения истории с принцессой Дианой и лордом Стивенсом пока не будет: не до того.

Тайна Северного моря

Еще одним традиционно летним жанром следует считать публикацию результатов разнообразных научных изысканий, которые в другое время покажутся либо скучными, либо откровенно дурацкими. В Европе, к примеру, ученые занимались рыбами. И этот объект научных интересов показался журналистам не менее сенсационным. По данным Международного совета морских исследований, штаб-квартира которого находится в Копенгагене, Европе грозит кошмарный дефицит сельди: молодой рыбы в море все меньше.

Надо сказать, что, представляя доклад о положении сельди в Северном море, генсек совета Герд Хубольд признал, что голод придет не сразу: «В настоящее время сельди в море достаточно —1,7 млн тонн. Это хорошо. Но мы знаем, что впереди тяжелые годы». По словам Хубольда, самое страшное заключается в том, что ученые, несмотря на все свои усилия, пока не могут разгадать тайну Северного моря. «Наши исследования показывают, что мальков рождается вполне достаточно. Но они почему-то просто не выживают. Чтобы решить эту загадку, нам надо еще много работать»,— говорит Хубольд. Возможно, причина в повышении температуры воды, возможно — в недостатке пищи для рыбы, что тоже может быть связано с глобальными изменениями климата.

Пока ученые разгадывают эту тайну, совет порекомендовал европейским правительствам сокращать объемы добычи сельди. В 2007 году эксперты советуют выловить 240 тыс. тонн рыбы, против 455 тыс. тонн, разрешенных к вылову в этом году.

Тайны нью-йоркской кухни

Одним из главных событий светской жизни летом, если верить газетам, стала вечеринка, устроенная нью-йоркским Клубом исследователей. Созданный в 1904 году, этот закрытый клуб, членами которого могут стать только такие люди, как Эдмунд Хиллари, покоривший Эверест, или астронавт Джон Гленн, открывает свои двери для простых смертных, чтобы они могли составить впечатление о кулинарии народов мира. Благодаря тому что в числе приглашенных на июньскую вечеринку этого года был корреспондент агентства Reuters, о ней в течение нескольких дней говорили едва ли не все газеты мира.

В 2006 году гостям Клуба исследователей были предложены самые экзотические из всех возможных лакомств. На столах красовались крендельки из земляных червяков, гигантские техасские муравьи, скорпионы и канапе из тарантулов. По словам организатора вечеринки Джина Рурки, секрет того, как заставить европейца есть вполне здоровую (для миллионов африканцев) еду, прост. Надо подавать ее с чем-то вполне обычным или даже аппетитным. Поэтому сверчки шли с кактусовым желе, скорпионы—с вялеными помидорами и сыром, а крендельки из червяков — с горчицей.

Экзотика, как и полагается, оказалась весьма дорогим удовольствием. Рекорд принадлежит тарантулам — каждый (а всего их на ужине подали несколько сотен) стоил 175 долларов. Но о вкусе самого дорогого блюда, поданного на ужине, ничего не написали: скорее всего, корреспондент Reuters не решился попробовать изысканное угощение. Зато читатели сотен газет по всему миру узнали, что кренделек из дождевого червя «несколько вязковат, но не так уж и плох на вкус, если его хорошенько сдобрить горчицей».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)