Спорт
Андрей Вашкевич, «Прессбол»

Как журналисты сходили на минский супертурнир по Dota 2 и СS:GO и немного офигели

Кто бы мог подумать, что это НАСТОЛЬКО популярно!

«У них стабильно Эмбер Спирит, стабильно появляется Гирокоптер, они там побегали, заработали побольше денег, Эмбер Спирит трансформировался, всех убил. Как раз это команда может демонстрировать девять из десяти игр. Почему «Альянс», имея Зомби, Слона, ничего не делают?» — комментаторы говорили все быстрее. Даже если бы они начали говорить по слогам, мы все равно ни черта не поняли бы.

Интонация, тем не менее, была бойкая и обволакивающая. Если вы слышали, как комментируют в Северной Америке хоккей, вы понимаете, о чем я. Интересно слушать. Не заснешь точно. Темп, темп, темп. Нагнетание. То же самое — эксперты между матчами. Не то, что наши некиберспортивные.

— Что там было между Зомби и Слоном? Что-то типа какого-то Рака? — спросил я у Артема.

— Я тоже не понял. Вбей в поисковик "рак дота".

Лучше бы я не вбивал.

«Рак пикает пуджа, когда и так два мидера есть. Рак рандомит последним пиком, рак собирает траксу через криты с лотаром и гондара через БФ с джинаду. Но самое главное — днари и нубы могут просто тупить и ничего не вносить в игру, а раки ее, непременно, портят», — это реально написано в интернете на русском языке.

— Кажется, это что-то не то.

После того, как в Непале мы более или менее разобрались в правилах крикета, мы беспечно полагали, что в спорте для нас нет ничего невозможного. Боже, какими мы были наивными!

На входе нас встретили девочки, наряженные в костюмы неизвестных классической науке существ. Мимо нас деловито сновали незнакомые люди, время от времени беря автографы и фотографируясь с такими же незнакомыми людьми. Вторым незнакомым людям при этом выказывалось полнейшее восхищение.

Нам повязали на запястья браслеты и отправили в шумный полумрак хоккейной чаши. Там было торжественно и непонятно. Мы толком не разобрались, куда садиться, и плюхнулись на первые попавшиеся места. Рядом с нами сидели какие-то школьники. На экране шла стрельба, которую время от времени разбавляли мощные аплодисменты.

— А это хоть дота или вот то, второе? — на всякий случай поинтересовался я у школьников.

Школьники посмотрели на меня взглядом, полным презрения.

— Это же «контра»! — с ударением на последний слог, разумеется.

Для тех, кто, как и мы, свалился с луны, «контра» — это когда две бригады вооруженных людей на ограниченном пространстве хотят друг друга убить. Память смутно подсказывала мне, что в институте я попробовал сыграть во что-то такое. Вроде бы меня убили прикладом; всем, включая меня, было смешно, и на этом моя карьера в «контре» подошла к концу.

Другое время, другие дела. Сейчас в «контре» все серьезно. Команды по пять человек сидели в аквариуме под экранами и боролись за призовой фонд в 200 тысяч долларов. Наши соседи-школьники, чтобы посмотреть на лучшие контр-пятерки мира, приехали из Бреста. Мы начали понимать, почему дети перестали ходить на футбол.

В принципе, смотреть на «контру» можно. Непросто только привыкнуть к бурной овации и радостным воплям, когда кто-то на экране падает замертво.

Школьники были не только нашими соседями. Школьники были везде. Это они занимали почти весь нижний ярус «Минск-Арены», еще немного верхнего и все сиденья партера, расставленные на месте ледовой коробки. Тысяч 7-8, не меньше.

Кто бы мог подумать, что это н а с т о л ь к о популярно! Как только игра кончилась (одна команда выиграла на одной карте два боя до 16 побед), едва ли не весь партер бросился к коридору, ведущему от «аквариумов» команд к их «раздевалкам». Проигравшие не давали никому «пять» и хмуро шагали прочь. Победители раздавали автографы и купались в детском восхищении. «Он дотронулся до меня! Мыть не буду!» — кричали они как бы в шутку, но все-таки не в шутку.

Я первый раз в жизни чувствовал себя абсолютно взрослым человеком.

— Мне кажется, 80 процентов из них через десять лет не будут ни во что играть, — сказал Артем.

— Я думаю, твой прогноз слишком оптимистичен. Во всяком случае, на футбол точно не пойдут, — развил мысль я.

После «контры» была дота. Опять же для тех, кто помнит Леню Голубкова: дота — это тоже «пять на пять», но дерутся уже не десантники, а сказочные существа — всякие Эмбер Спириты, Куины ов Пэйн и Джаггернауты. Их задача — что-то захватить. Желательно собрав при этом побольше «голды». И призовой фонд — уже 300 тысяч долларов.

В интернете написано, что дота — это шахматы 21-го века. Не знаю. Не исключено.

Спорт ли это? Исходя из определения («организованная по определенным правилам деятельность людей, состоящая в сопоставлении их физических или интеллектуальных способностей») — конечно. Если вы с этим не согласны, придется официально расписаться в ретроградстве. Как бы ни протестовала ваша старорежимная душа, дота — это теперь тоже спорт.

— Ну а что? — сказал Артем. — Вот для моей мамы что смотрение футбола, что смотрение доты — одинаково бесполезное занятие. В чем разница?

— В том, что смотрение футбола — традиционное бесполезное занятие. А смотрение доты — новое.

— Если исходить из белорусской посещаемости футбола и этого турнира, то традиции у нас скорее в киберспорте, — ответил Артем.

С этим трудно было спорить при почти заполненном нижнем ярусе «Минск-Арены». Через пару минут на помост вышла легендарная команда Na'Vi из Украины. Зал взвыл от восторга. Эти парни популярны до плакатов у болельщиков, именных маек и речевки «Дави, Na'Vi!».

«Ребята», — радостно сказал ведущий. — «А кому еще нет 16 лет? Поднимите руки!». «Мне, мне!», — по доброй интонации ведущего дети решили, что сейчас раздадут подарки. «Отлично, — обрадовался ведущий. — Теперь все, кто поднял руку, выходят на улицу. Там вас ждут автобусы, которые отвезут до метро. К сожалению, по белорусским законам дети не могут находиться в общественных местах без сопровождающих после 22.00. А следующий бой может затянуться. Если уйдете сейчас и включите twitch, то посмотрите решающие моменты!».

Дети попрепирались какое-то время, но вынуждены были отступить. Публика в результате этого сократилась где-то на три четверти.

«Школота спасет мир!» — процитировал Артем Достоевского.

Оставшиеся до сипоты болели за Na'Vi. Правда, и им дали посмотреть только одну карту (Dust 2 — для тех, кто понимает). А затем попросили включить дома twitch и их, и даже журналистов. Все дружно потянулись к выходу, обсуждая убедительную победу украинцев на первой карте.

— Куда все катится? Куда все прикатится? — охал Артем.

— Ну, да. Это выглядит страшно для старых болванов, вроде нас, — сказал я. — Но ведь равнодушия у них нет! Это ж надо — приехать из Бреста ради доты! Билет купить, хотя можно в интернете посмотреть. А вот они хотят здесь сидеть и хлопать. Дотрагиваться до кумиров. Знают влет их ники, имена, фамилии. Разбирают игры. Равнодушия нет. Это, наверное, главное.

— Если бы в 1960-х уже существовала дота, как ты думаешь, что бы люди больше любили — ее или футбол? — я думаю над этим итожащим кибердень вопросом Артема до сих пор…

…В 136-м примерно половина автобуса сразу же включила телефоны и хмуро начала всматриваться в экраны. Для остальной половины чей-то раздосадованный голос объявил: "Na'Vi пока сливают 0:2".

Весь автобус в ответ встревоженно вздохнул.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)