Как ведет себя в заключении Максим Знак: «Стало понятно, почему у него такая серьезная поддержка»

Вышедший из Володарки активист Олег Корбан рассказал о пребывании в одной из худших ее камер.

Максим Знак, фото Игоря Мелешко

– Было это во время моего пребывания в одной из самых худших камер Володарки – №62, которая находится в конце глухого подвала (эту часть корпуса из-за его облика и перенаселённости называют «шанхай»), – написал Корбан. – Стены этой крохотной 8-ми местной темницы покрыты грибком и плесенью.

Через неделю здешнего пребывания начинается кашель, краснеет и хрипит горло. Сырость одолевает книги и тетради, постепенно портятся многие вещи.

Постоянные обитатели камеры – ловкие мыши и крысы, там они бегают даже днем, а ночью копошатся в сумках с едой, грызут макароны и каши, чайные листья. В одну ночь с помощью мышеловок, выпрошенных у режимников, сокамерники споймали 7 мышей, но от этого их меньше не стало.

Что касается прохода между нарами, то он катастрофически узкий – составляет всего 75 см, мест для ходьбы и тем-более для физических упражнений нет. А за дверями «хаты» находится дежурный пост, что позволяет надзирателям непрестанно контролировать заключённых, например, чтобы в период с 6.00 до 22.00 никто не прилег на отдых. В общем, условия там не самые комфортные…

Удивительно, но даже в условиях такой дикости в одном заключенном гражданине проявилась весьма знакомая особенность характера, присущая некоторым жителям нашего государства.

Эта черта напоминает классическое раболепие, ту самую памяркоўнасць, «маю хату з краю». Парня звали Саша, ему 34 года, фигурант уголовки по 328 статье УК (незаконный оборот наркотических средств). На все предложения с нашей стороны писать жалобы и вносить на обходе устные просьбы по решению антисанитарного состояния «хаты», прекращения задержек и блокады писем со свободы, он реагировал отрицательно.

Подобные идеи комментировал соображениями типа «Лучше ничего не писать, а то станет хуже», «А вдруг переведут в другие «хаты», где проблем будет еще больше?». Но куда еще хуже? Кажется, в этой тюрьме худших условий просто не найти.

К счастью, наше общество богато людьми совсем иного жизненного уклада. Таким в 62 камере был один известный юрист. Как оказалось, он уже не раз писал обращения и просьбы по улучшению условий содержания, держал голодовку, помещался на 4 суток в тюрьму тюрьмы – холодный и мрачный карцер.

Но это не сломило его дух, он не стал дожидаться, когда администрация СИЗО наконец-таки проявит заботу и человечность, он писал новые и новые обращения. И вот неожиданно для всех проблема стала решаться! Сперва принесли новый совок для уборки. А через пару дней, всех нас неожиданно переселили в другую камеру «шанхая» – более просторную, где недавно осуществлялся ремонт, где высокие потолки и 3-х уровневые нары. Здесь не было такого потока мышей (с этой стороны тюрьмы живут и несут службу коты), из живности только тараканы.

И еще в новой «хате» не было гнили. Произошло это в конце декабря, и посему Новый 2021 год мы встречали уже в более комфортных условиях. Интересно: наш переезд – это случайность? Или все же вода камень точит?!

P.S. Имя этого самого юриста – Максим Знак. Лично для меня стало понятно, почему у него такая серьезная поддержка в адвокатских кругах, а еще почему в свое время его студенты наделили статусом Лучшего преподавателя. Он и здесь помогал многим заключённым в написании различных ходатайств по их делам, разъяснял важные правовые нюансы и т.д.

И всегда не упускал хорошего настроения – даже в день вынесения ему абсурдных обвинений по дополнительным уголовным делам. Тогда Максим возвратился в камеру в бодром настроении, со все той же непоколебимой верой в победу правды и справедливости!

Што новага ў справах палітвязьняў-журналістаў Слуцкай, Аляксандрава і Івашына: «За чатыры месяцы — два допыты»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:81)