Скандалы

Как судили папу из «Лебяжьего», задержанного с 9-месячным сыном в коляске

19 декабря в минском микрорайоне «Лебяжий» Николаю Шуркаеву пришлось оставить коляску с 9-месячным сыном, чтобы проехать с силовиками в отделение. 21 декабря над ним состоялся суд, сообщает TUT.BY.

Николай Шуркаев — отец троих детей, самому младшему — всего девять месяцев. Как рассказывала его супруга Ирина, муж вышел с ребенком на прогулку примерно в 20 часов. Сказал, что ненадолго. Спустя час в дверь позвонила соседка и сообщила, что Николая задержали, а ребенка должны привезти другие люди.

Дело Николая Шуркаева рассматривали в суде Центрального района Минска. Процесс вела судья Дмитрий Карсюк. Сам Николай находился в изоляторе на 1-м переулке Окрестина и давал показания по видеосвязи.

По протоколу милиции, 19 декабря в период с 20.50 до 21.00 он находился у дома на проспекте Победителей, 127 и умышленно нарушил Закон о массовых мероприятиях — принял участие в несанкционированном пикетировании с целью публичного выражения своих общественно-политических настроений. А именно находился в составе группы лиц и держал ленты бело-красно-белого цвета.

С протоколом Николай не согласился и пояснил: в это время он возвращался с прогулки с сыном и двигался в сторону «Виталюра».

— Играла рождественская музыка, на некоторое время я задержался послушать, стоял в углу небольшого сквера между домами 125 и 127.

— Принимали участие в каком-либо пикетировании? — спросил судья Карсюк.

— Того, что вы озвучили, не было. И лент у людей не было. Просто играла рождественская музыка.

По примерным оценкам Николая, всего на улице было около 10 человек. Он находился на расстоянии от них.

— Вы стояли один?

— В том месте я был один с коляской. Рядом бегало еще два ребенка. Наблюдал, как они играют. Из взрослых в том углу площади больше никого не было.

— А что вы там делали?

— Мне нужно пройти через сквер, чтобы вернуться домой. И я решил дослушать музыку. (…) Когда музыка закончилась, я двинулся в сторону дома. В этот момент из буса вышли люди в черной форме, на спине было написано ОМОН. Потом их главный обратился: «Граждане, у меня распоряжение забрать всех мужчин для установления личности. Все мужчины проходят в автобус». В тот момент я не мог отличить, к кому обращаются, — уточнил Николай.

После этого он попытался объяснить суду на пальцах, где находился он и с какой стороны подъехали сотрудники ОМОНа.

— Почему вы решили, что это в том числе к вам обращение? — переспросил судья.

— Если бы я не остановился, то опасался, что ко мне могут применить физическую силу. Со мной была коляска, я не хотел неожиданностей.

Отвечая на вопросы адвоката, Николай рассказал, что его провели в синий микроавтобус. Когда двери захлопнулись, к нему применили силу.

— Когда мне сказали, что я еду в РУВД, я передал коляску соседке и попросил отвезти сына домой. Сам прошел в микроавтобус. Меня сразу же рывком покатили на пол и нанесли два удара в затылок, видимо, кулаком. Хотя я не оказывал никакого сопротивления. Об этом я сообщил в РУВД при даче пояснений.

После этого в суде показали три видеозаписи. На первой видно, что Николая задержали не в промежуток с 20.50 до 21.00, а чуть позже. На второй — что лент и плакатов у жителей «Лебяжего» не было, звучала музыка, дети танцевали. Третья запись — видео с регистратора, опубликованное МВД. На нем можно заметить, что сопротивления Николай не оказывал.

В личных вещах Николая ленточек не нашли. Это следует из протокола обыска. Но, по словам анонимного милиционера, они все-таки были.

Данные свидетеля — сотрудника Центрального РУВД — изменены и вымышлены «в связи с возможными угрозам и провокациями в их адрес или в адрес близких».

Милиционер «Александр Александрович» рассказал суду, что 19 декабря он нес службу совместно с сотрудниками ОМОНа. Вечером того дня они находились на проспекте Победителей, 127, где происходило несанкционированное пикетирование: на площади собралось около 20 человек, которые «выражали свои общественно-политических настроения», у них в руках были бело-красно-белые ленточки.

— Каким образом они держали ленты? — задал уточняющий вопрос судья.

— Держали в руках. Они были у некоторых участников. В том числе у гражданина Шуркаева.

— Руки были опущены, подняты, согнуты?

— Достоверно не вспомню.

— Из чего вы сделали вывод, что данные граждане выражают свои общественно-политических настроения? Может, выкрикивали лозунги?

— Лозунги не выкрикивали, но держали в руках ленты.

Адвокат поинтересовался у свидетеля, на каком микроавтобусе тот передвигался и куда в итоге поместили задержанного Николая Шуркаева. Свидетель Александрович рассказал, что ездил на синем микроавтобусе, а задержанного отвели «в другой».

У Николая Шуркаева был только один вопрос к засекреченному свидетелю: что было у него в руках?

— Насколько я помню, бело-красно-белые ленты, — настаивал на своем свидетель.

Напоследок Николай заявил о двух ходатайствах. Первое — приобщить к материалам дела протокол осмотра вещей других задержанных, у которых, по его словам, тоже не было никаких лент. Второе — обратить внимание, что в руках у него была коляска, которую свидетель не заметил, а это максимально видная деталь.

После небольшого перерыва судья Дмитрий Карсюк вынес решение: признать Николая виновным и назначить штраф в размере 810 рублей.

Как в МВД прокомментировали задержания мужчин с детьми в Лебяжьем

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 1.4(42)