Алесь Светланич, «Народная воля»
Как судили молодечненского предпринимателя-правдолюба

Хорошо или плохо закончился суд для молодечненского предпринимателя (100 базовых величин штрафа) — это с какой стороны посмотреть. Но даже не столько история, сколько предыстория этого процесса очень любопытна.

Строили мы, строили...

По мнению Николая Апетенка, произошедшее с ним уходит своими корнями в события четырехлетней давности, когда предприниматель вместе с другими застройщиками заключил в апреле 2003 года договор с государственным предприятием СИКУП “УКС-Сервис” на строительство квартиры в Молодечно, в доме по улице Притыцкого. Из договора следовало, что срок ввода жилого дома в эксплуатацию — март 2004 года. Все это время застройщики исправно вносили средства в соответствии с суммами и сроками, указанными в письмах за подписью директора строительной организации.

22 января 2004 года они получили очередные письма, в которых предлагалось внести остаток денежных средств, необходимых для долевого строительства квартир согласно договорам. Остатки сумм были распределены на грядущий квартал до 5-го числа ежемесячно. Деньги внесли своевременно, но срок строительства, как это часто у нас бывает, затянулся на три месяца. Но это, оказывается, были еще цветочки. Ягодки дольщиков ожидали впереди, когда им в ультимативной форме было заявлено, что необходимо внести еще 62 процента от первоначальной стоимости квартир. Строительная организация сама сделала какой-то перерасчет и произвела индексацию. А дольщиков уведомили: мол, с несогласными договор будет расторгнут в одностороннем порядке.

Пока гром не грянет!

Естественно, дольщики с таким положением дел не согласились и забили во все колокола. Куда только они не обращались! В прокуратуру, Комитет государственного контроля, Министерство юстиции, к Александру Лукашенко (кстати, с публикацией обращения к последнему в “Народной воле” как раз таки и помогал молодечненский предприниматель).

“Почему УКС, взяв у нас десятки миллионов, бесконтрольно и безотчетно использовал их, не выполнил сам предмет договора, и его прикрывают власти и прокуратура? — вопрошали дольщики в своем обращении. — Напрашивается вывод — просто так не бывает, значит, это кому-то нужно. Кому нужно, чтобы в государстве неучтенными ”гуляли" миллионы, а, судя по масштабам происходящего, — миллиарды рублей?! Мы обращались практически во все структуры снизу доверху и обратили внимание, что, за редким исключением, все властные чиновники обучены “другому языку”. Бюрократическая машина действует почти безотказно. Пройдя Минскую областную прокуратуру, где не захотели увидеть нарушения и пресечь незаконные действия, мы вышли на Генеральную прокуратуру, откуда нас вновь “сбросили” по бюрократической спирали вниз, переадресовав три наших обращения все в ту же областную прокуратуру. Горько и обидно, что в органах, призванных стоять на страже законности, работают такие люди и специалисты".

Еще более горько и обидно стало дольщикам, когда по их требованию им была предоставлена информация о поступлении денежных средств на долевое строительство квартир и данные о стоимости 52-квартирного дома по улице Притыцкого в г.Молодечно. Шестнадцатая графа табеля информировала дольщиков, что в этом же доме строит себе квартиру и председатель Молодечненского межрайонного Комитета госконтроля Дина Николаевна Громова. Правда, за все время строительства она не внесла, как оказалось, ни копейки! Как так получилось? За чей счет строила?

Даже государственные СМИ подняли по этому поводу скандал, а 10 января 2005 года Комитет экономического контроля Минского облисполкома известил дольщиков: “Сообщаем, что по Вашему коллективному обращению Комитетом экономического контроля Минского облисполкома проведена дополнительная проверка. При этом установлено, что СИКУП ”УКС-Сервис" действительно 23 октября 2003 года заключило с председателем Молодечненского межрайонного Комитета государственного контроля Д.Н.Громовой договор о долевом строительстве однокомнатной квартиры в 52-квартирном жилом доме по ул.Притыцкого в г.Молодечно и строило квартиру без погашения ею текущих платежей. Однако в виду расторжения с нею договора (с 1 сентября 2004 г.) после Ваших обращений в различные инстанции это не повлияло на увеличение стоимости квартир других дольщиков. Также установлено, что предприятие “УКС-Сервис” ошибочно применило методику расчета стоимости жилья... Материалы проверки направлены в правоохранительные органы для соответствующего реагирования на допущенные нарушения".

Дольщики добились-таки в итоге справедливости. А вот правоохранительные органы, видимо, не заинтересовало то, как высокое должностное лицо, занимающее соответствующее положение на государственной службе, строило квартиру абсолютно бесплатно. Дина Николаевна Громова и по сей день занимает в Молодечно прежнюю должность, хотя с квартирой ей пришлось расстаться.

И завертелось колесо...

Молодечненский предприниматель признается, что после этого на него (а точнее на его предприятие) по какому-то странному стечению обстоятельств посыпались всевозможные проверки. Проверяли местные пожарные, санэпидемстанция, налоговая, милиция... 20 июня этого года наведались и два инспектора Молодечненского межрайонного комитета Госконтроля. Проверили, нашли некоторые нарушения, составили акт, ушли.

Но уже на следующий день появляется их докладная о том, что во время проверки в кабинет с зажатым в руке ножом пытался ворваться Николай Апетенок, который к тому же еще и угрожал словесно. Милицию они не вызывали, докладная была написана одна на двоих и почему-то только на следующий день, но колесо завертелось. Материалы были переданы в прокуратуру, против предпринимателя завели уголовное дело по ст.366 ч.1 (насилие либо угроза в отношении должностного лица, выполняющего служебные обязанности, или иного лица, выполняющего общественный долг). Статья предусматривала до 5 лет лишения свободы.

На суде Николай Апетенок выдвинутые против него обвинения отрицал и проводил параллели между нынешним процессом и старыми “отношениями” с начальницей местного Госконтроля. Отрицали инцидент и все работники магазина. В то же время гособвинитель напирал на то обстоятельство, что инспектора проводили рейдовую проверку не по указанию Дины Громовой, а на основании письменного указания, данного руководителем областного звена Комитета госконтроля, а значит, никакого намека на сведение счетов здесь нет и быть не может. Правда, свидетельница Петровская, которая тоже принимала участие в строительстве вышеупомянутого злополучного дома и подписывалась под жалобами в различные инстанции, рассказала на суде, что после того скандала ее неожиданно тоже “прошерстили” работники местного Госконтроля на предмет законности проживания в общежитии. Случайность, что поделаешь...

Стало известно на суде и то, что 10 лет назад Николай Апетенок серьезно повредил правую руку и нож может лишь удерживать. Но не сжимать, поскольку два пальца практически не работают. Впрочем, судья на месте провел следственный эксперимент, принеся в зал суда картонный нож. Картонный нож из руки не выпал, выводы были сделаны...

В итоге гособвинитель еще раз подчеркнул, что не надо связывать этот процесс с отношениями Громовой и Апетенка, а инспекторам, мол, врать незачем — предприниматель действительно бросался на них с ножом. И попросил для Апетенка... 2 года исправительных работ с отчислением 25 процентов заработной платы в бюджет государства. Судья назначил наказание в виде штрафа в размере 100 минимальных базовых величин.

МНЕНИЕ ЮРИСТА

Вероника ВАРАВА, адвокат предпринимателя:

— Суд действительно непростой. Сложно судить о том, насколько заинтересованы или не заинтересованы в ходе этого дела стороны и свидетели. В такой ситуации я всегда призываю руководствоваться объективными данными, которые имеются в материалах дела.

Единственное доказательство, которое было у обвинения, — это показания госконтролеров. Никаких других доказательств не представлено. Гособвинение утверждает, что показания подчиненных Громовой последовательны и непротиворечивы. В том числе и докладная о случившемся, написанная на имя председателя Молодечненского межрайонного комитета Госконтроля. Но как рассказ о случившемся в докладной записке может быть противоречивым, если написан он на одном листе бумаги от обоих инспекторов сразу одним почерком? О чем это говорит? Да о том, что противоречия изначально не могли появиться. Работают они совместно, пишут совместную докладную, одну на двоих. Почему каждый из них не изложил события?

Кроме того, говоря о потерпевших, я хотела бы обратить внимание на следующий факт. Думаю, что любой человек, даже не являющийся должностным лицом структуры государственной власти, при совершении в отношении него угроз ножом по меньшей мере знает, что в таком случае сразу же вызываются сотрудники правоохранительных органов. Но потерпевшие — главные специалисты комитета Госконтроля не сделали этого. А ведь они постоянно работают с законодательством и прекрасно должны были знать, что у них были полномочия даже самим составить протокол о воспрепятствовании проведения проверки должностным лицам, если таковое имело место. Почему это не было сделано сразу же? Снова вопрос. Почему не была вызвана на суд в качестве свидетеля Дина Громова? Суд отклонил это ходатайство.

Инспекторы сказали, что это была обычная рейдовая проверка. Но есть президентский Указ о проведении ревизий и финансовых проверок, в котором оговорен порядок организации таковых. Там же указывается, что при проведении любой проверки издается предписание руководителя Комитета и в этом предписании обязательно указываются полностью реквизиты того, кого собираются проверять. Это общее правило. К рейдовым проверкам оно тоже применяется. Так почему все же в предписании не были указаны конкретные объекты проверки?

И еще. Если специалисты Госконтроля заявили на суде, что сразу же не вызвали милицию и в тот же день не написали докладную о происшедшем, потому что были в шоковом состоянии после угроз ножом моего подзащитного, то как тогда они все в том же “шоковом состоянии” отправились проверять следующий магазин? Вот это мне непонятно.

Суд не принял во внимание показания свидетелей, работников магазина предпринимателя, потому что они находятся в зависимости от своего начальника. А что, у инспекторов Госконтроля нет начальства? Почему на веру должны приниматься только их показания? Более того, мой подзащитный страдает болезнью, которая может приводить к кратковременной потере памяти. И если бы Николай Апетенок на самом деле совершил нечто опасное, то мне вообще не пришлось бы работать на этом процессе. Достаточно было сослаться на болезненный приступ и сказать, что он не контролировал себя. Все! Вопрос был бы закрыт. Почему Николай Апетенок этого не сделал? Да потому, что он уверен в своей правоте. Он — борец, а борцов у нас почему-то не жалуют.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)