Анастасия Зеленкова
Как щучинский уголовник предотвратил беспорядки в Минске

Приговор по делу Сергея Ляшкевича, обвиняемого в подготовке к участию в массовых беспорядках, будет оглашен в понедельник, 29 марта. Такое решение принял вчера Щучинский районный суд.

Сергей Ляшкевич был арестован в то время, когда являлся руководителем избирательного штаба Александра Милинкевича в Щучинском районе, на основании признания некоего Александра Бурдея. Пришедший в милицию с повинной Бурдей заявил, что Ляшкевич готовил его к участию в уличных беспорядках. Подобное обвинение подпадает под недавно принятую статью 293 ч.3 УК (обучение или иная подготовка лиц для участия в массовых беспорядках, а также финансирование или иное материальное обеспечение такой деятельности). Пока это первый случай применения данной статьи.

Из трех заявленных свидетелей в суд пришли двое — Александр Бурдей и Валерий Шкурко. В отношении третьего — некоего Новограна — «были приняты меры по обеспечению безопасности», что позволяло ему не присутствовать на заседании суда. В итоге, показания Новограна были зачитаны из протокола допроса. Однако Ляшкевич заявил, что не знает такого человека.

Два других свидетеля утверждали, что пришли к Сергею Ляшкевичу в период избирательной кампании с целью заработать деньги. Александр Бурдей также заявил, через некоторое время Ляшкевич начал ему намекать на то, что необходимо принять участие в массовых выступлениях против милиции 2 и 19 марта на площади в Минске. По словам свидетеля, подготовка его к участию в уличных беспорядках производилась «путем демонстрации видеофильмов, в которых имелись кадры с насилием в отношении сотрудников силовых структур». Данная видеозапись была продемонстрирована в суде. Однако являла она собой видеоклипы на песни белорусских и зарубежных рок-музыкантов. Показанные там отдельные сцены «насилия в отношении сотрудников силовых структур» сводились к избиению милицией мирных граждан.

Тот факт, что ни 2-го, ни 19 марта в Минске не было никаких вооруженных беспорядков, Александр Бурдей объяснил своим отсутсвием на площади: мол, не смог принять в них участия, поскольку, осознав серьезность последствий, явился в милицию. Кстати, неудавшийся «террорист» в это время уже сам находился под следствием. На него было заведено уголовное дело за совершение грабежа. Позже Александр Бурдей был осужден на 2,5 года «химии», что, по мнению юристов, с учетом его предыдущих двух судимостей за злостное хулиганство и кражу, являлось достаточно мягким наказанием. Второй свидетель, который якобы знал о подготовке к террористической деятельности вышеупомянутого гражданина, по какому-то странному стечению обстоятельств также ранее неоднократно привлекался к уголовной ответсвенности.

Среди вещественных доказательств «вины» подсудимого была представлена диктофонная запись разговора Ляшкевича с Бурдеем, сделанная последним перед его поездкой в Минск. Она должна была доказать материальную сторону обеспечения «террористической деятельности». И хоть, кроме мата неудавшегося «террориста», на кассете больше ничего не слышно, по отдельным фразам Бурдея понятно, что ему даже было отказано в просьбе о деньгах на проезд в Минск. Ко всему прочему в деле имелось и подписанное обоими «искателями быстрых денег» заявление о безвозмездном сотрудничестве со штабом Милинкевича в период его избирательной кампании.

Несмотря на все вышеперечисленные «факты», прокурор потребовал для Ляшкевича максимального наказания — шесть месяцев ареста.

— Суд однозначно является политической акцией, — отметил присутствовавший на суде Александр Милинкевич. — Я не сомневаюсь, что этот процесс нужен был в качестве воспитательной мерой и для жителей Щучина, и для граждан всей Беларуси. Думаю, Сергея Ляшкевича судят в первую очередь за то, что он живет в Щучинском районе, где прописан я сам. Имей я прописку в каком-то другом районе, то искали бы террористов там. Безусловно, Ляшкевич — жертва. Он честно исполнял свои обязанности в период избирательной кампании. И я горжусь, что знаю такого человека, как он.

— Это все грубая фальсификация с целью профилактики инакомыслия, — заявила мать подсудимого Ирина Ляшкевич. — Даже несмотря на то, что произошло, я одобряю деятельность моего сына и поддерживаю его. Надеюсь, что приговор будет мягким. В любом случае, думаю, мой сын все выдержит, поскольку он сильный духом человек.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)