Михаил Брошин

Как российская пропаганда раскритиковала будущий декрет Лукашенко

Идея Александра Лукашенко подстраховаться на случай внезапного ухода из жизни, предусмотрев на этот случай передачу власти Совету безопасности, не вызвала энтузиазма у «политруков», топящих за объединение с РФ.

В частности, по этому поводу пригорюнилась Украина.Ру: «Декрет обещает власть не «Лукашенко-2», а непосредственно его. И это на сегодня третий тип транзита власти. Но в нем заключена большая опасность: «семибоярщина» — зловещий способ правления, который неизбежно ведет все типы русских государств к смуте».

Но это, так сказать, псевдоисторические соображения общего характера. Другой автор того же сайта Ростислав Ищенко раскритиковал будущий декрет детально:

«Назвать это решение просто непродуманным мало. Это, как сейчас модно говорить, выстрел себе в ногу.

Этим решением Лукашенко демонстрирует своему окружению, что он ему не доверяет. Тех, кто в чём-то замешан, это насторожит, тех, кто ни в чём не виноват, обидит. При этом все эти люди остаются на своих местах. Первые (настороженные враги) получают время для того, чтобы организовать контригру. Вторые (обиженные друзья) теряют стимул к активной поддержке своего президента, ведь активность в данной ситуации может быть неправильно истолкована, а им и так уже не верят».

Но основную проблему Ищенко видит даже не в этом:

«Лукашенко, возможно, думает, что, распыляя президентские полномочия между двумя десятками членов Совбеза, снижает личный интерес предателей в собственном окружении к своему устранению. Мол, если все знают, что полномочия переходят к премьер-министру, то и ориентироваться заговорщики будут на него, а если президент становится един в двадцати лицах, то нечего им и огород городить, никто не сможет захватить абсолютную власть.

Однако, как подсказывает исторический опыт, в таких случаях действует диаметрально противоположный принцип…

Коллективным и.о. «если что» становятся двадцать равноправных членов Совбеза. У каждого из них появляется шанс стать следующим президентом, либо убедив большинство коллег поддержать себя как «компромиссную фигуру» (так когда-то Брежнев стал генсеком ЦК КПСС), либо подавив их сопротивление, опираясь на собственный и поддерживающей его группы силовой ресурс (этим путём, при ликвидации коллективного руководства, пошёл Сталин).

Совбез включает в себя всех основных министров, всех силовиков, если они получают ещё и президентскую власть, их полномочия становятся неограниченными. В таких условиях окружение может решить, что президент им не только не нужен, но и вреден. Если его не будет, то они становятся всебелорусским «ареопагом», их политическая капитализация резко возрастает…

Законы политики суровы. Неоднократно родные братья, дети, жёны поднимали в борьбе за власть руку на главу государства — своего ближайшего родственника, едва только получали шанс на то, что власть перейдёт к ним. Надеяться на верность обычных сотрудников на этом фоне было бы крайне опрометчиво».

Любопытная точка зрения, не лишенная доли здравого смысла. Однако автор сосредоточил свой взгляд на «кроне», а не на «корнях».

Почему вообще в Беларуси периодически заходит речь о «заговорах»? И почему мы не слышим ничего подобного о Литве, Польше, Германии?..

Ответ прост: если в стране действует механизм ротации власти через выборы, то тема «заговоров» отпадает сама собой. Сильнейший определяется в условиях политической конкуренции, чаще всего довольно жесткой, но все же исключающей такие вещи как перевороты и вооруженные мятежи.

Заговоры – реальные или мнимые – случаются, как правило, в государствах, где «выборы», если и проводятся, то с заранее запрограммированным результатом. Тоталитарная власть, стремясь к самосохранению любыми средствами, сама же и создает питательную среду для бунтов и путчей.

Очень забавной в этой связи выглядит альтернатива, предлагаемая Ищенко: «Запад потеряет интерес к свержению Лукашенко только в том случае, если Россия уже будет стоять твёрдой ногой». Однако исторические прецеденты говорят, что самодержцам бояться нужно не Евросоюза и США. Уж куда тверже, чем в Кремле стояла «нога России», но это не спасло Павла I от заговора, во главе которого стоял руководитель его же собственной тайной полиции…

Лучшей защитой от разного рода мятежей для первых лиц является чувство меры и игра по хотя бы относительно честным правилам. Но… Даже симпатизирующий белорусскому правителю автор, обращая внимание на то, что замысел декрета противоречит действующему Основному закону Беларуси, констатирует: «Лукашенко, конечно, привык к тому, что его воля выше конституции и на законы можно не обращать внимания».

В этом и есть главная беда. Если руководителю государства «иногда не до законов», то где гарантия, что этот же принцип подчиненные не используют в отношении него?..

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:88)