Лучшее из архива
Вероника ЧЕРКАСОВА, Андрей ЛЕНКЕВИЧ (фото)

Как проходило «Басовішча» в 2004 году

Как рассказать, что такое “Басовішча?” Как ни крутись, но без каламбура не получится, ибо городок на белорусско-польской границе, где уже 15 лет проходит музыкальный фестиваль с таким названием, так и называется — Городок.

Пятнадцать лет назад “Басовішча” придумали участники Белорусской ассоциации студентов в Польше (сокращенно «БАС», отсюда и название). Тембр голоса и главный по “Славянскому базару” Родион Басс к данному мероприятию, единственному белорусскому фестивалю альтернативной музыки, не имеют ровным счетом никакого отношения.

Вечером 22 июля от Академии наук отъезжали автобусы на “Басовішча”. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять — желающих поехать на фестиваль несоизмеримо больше, чем мест в автобусах, предназначенных для музыкантов и журналистов.

Народ нервничал, но хуже всех приходилось Александру Помидорову, который занимался организацией поездки. Растерянный и злой Помидоров метался между двумя автобусами, записывая, вычеркивая, раз за разом перетасовывая фамилии, как будто это могло помочь уехать всем желающим. С опозданием на 45 минут автобусы, провожаемые взглядами тех, кому не повезло, наконец направились в сторону белорусско-польской границы.

Руководить цветом белорусского рока, сосредоточенным в пространстве автобусного салона, не самая легкая задача. Александр Помидоров, мужчина ангельского терпения, железной рукой наводил порядок на вверенной ему территории. К слову, всем, кто стремится перевезти через границу спиртное для личного пользования в обход пристального ока таможенников, сообщаем, что водка с виду поразительно напоминает “Минскую-3”, -4, -5 и т.д, а обнюхивать бутылки с минералкой служивые еще не додумались. Это ноу-хау позволило скрасить долгую дорогу.

От границы до Городка — километров двадцать по вытряхивающей душу брусчатке. В его центре — школа, в которой уже много лет селят приехавших на “Басовішча” музыкантов, рядом с ней — гнездо разврата под названием Killer bar.

При ближайшем рассмотрении злачное место оказалось небольшим деревянным сарайчиком, где по вечерам двое аборигенов наяривают классику советской попсы вроде бессмертного хита “Белые розы” на польском языке. Пятнадцатилетнее влияние рока на местную жизнь привело к тому, что в небольшом городке, больше похожем на деревню-переростка, открыли свой магазин музыкальных инструментов.

Одной из достопримечательностей Городка является местный бимбар. Шестидесятиградусная влага чиста, как слеза невинной девушки, и считается в Польше эталоном качества данного продукта. Доброжелательные городчане особенно активизируются в преддверии фестиваля и в любое время суток готовы поделиться с приезжими высококачественным первачем.

От Городка до поляны, на которой проходит фестиваль, ровно тридцать пять минут быстрым шагом. Транспорт отсутствует, и рассчитывать можно только на свои ноги. После бессонной ночи этот путь дается с трудом.

Автобус прибыл в восемь утра, а в 11.30 уже началась настройка аппаратуры. Первым “пристреливается” невыспавшийся “Нейро Дюбель”. Фестивальная поляна заполняется плотным мощным звуком. Вдруг он обрывается — и над рядами скамеек повисает невозможная, нереальная тишина. И снова на головы обрушивается вбивающий в землю грохот.

Лидер группы Александр Куллинкович доволен, музыканты наконец отправляются спать. Бытовая сторона жизни в школе по-спартански проста и лишена буржуазных вывертов вроде душа, простыней и просто кроватей, которые успешно заменили черные дерматиновые спортивные маты.

Пока приехавшие приходили в себя после дороги, фестивальная поляна готовилась к вечеру. Гуськом тянулись машины с нежно-зелеными биотуалетами, разворачивались мини-кафе, потянуло запахом жаренных на углях колбасок.

В крытом черепицей павильоне с раннего утра наливали холодное пиво — официальный напиток фестиваля. Во избежание ненужных эксцессов оно здесь продавалось только в банках и пластиковых стаканах.

Вообще, безопасность на “Басовішчы” — разговор особый. Когда одетые в черное здоровенные накачанные парни впервые появились на фестивальной поляне, стало несколько не по себе. Уж очень они напоминали минский ОМОН, только без резиновых дубинок.

Но опасения, по счастью, не оправдались. Охрана была непривычно корректной и вежливой и не проявляла ненужной инициативы. Крепкие ребята контролировали входы на поляну, аккуратно отсеивая носителей алкоголя в любой таре. Оказалось, что все они из частной фирмы, которая не один год специализируется на охране такого рода мероприятий.

Как правило, “Басовішча” проходит относительно спокойно. Ветераны припомнили, как в 2000 году охрана сдала полиции с десяток местных скинов, которые приехали “бить белорусов”.

Несколько лет назад какой-то псих в первый же день фестиваля вылил ведро воды на звукорежиссерский пульт, поскольку ему пригрезилось, что на нем сидит огненный дьявол. Пульт закоротило, а задержанный поборник святости на самом деле оказался душевнобольным.

Вспомнили и о том, как разошедшийся в процессе исполнения песни Куллинкович прыгнул со сцены прямо на спину охраннику и, уже сидя на нем, задумался о возможных последствиях своего поступка. К искреннему удивлению Куллинковича, парень терпеливо улыбался до тех пор, пока главный “дюбель” с него не слез.

Первой песней, исполненной на “Басовішчы-2004”, стала “Молитва” на стихи Натальи Арсеньевой, которую в рамках “свободной сцены” спела пинская группа «Black Sugar». А сам фестиваль в восемь часов вечера открыл Александр Помидоров.

К этому времени поляна и прилегающие к ней территории заполнились людьми. Навстречу двигался молодой человек, на майке которого было написано: “Алкоголь убивает медленно. Значит, у нас есть время!”

Грянул прошлогодний победитель — минская группа “Indiga”, за ней — классная польская группа “Triquetra”. Перед сценой начались танцы, на которые с любопытством взирали охранники. Им даже в голову не приходило вмешиваться или запрещать.

Народ отрывался, охрана охраняла, а комары безбожно жрали как первых, так и вторых. Во второй день комары уже не кусались: то ли растерялись от такого количества еды, то ли были сметены звуковой волной.

Прямую трансляцию “Басовішча” осуществляло “Radio Bialystok”.

— За пятнадцать лет организация “Басовішча” была отработана до мелочей, и сегодня можно говорить о том, что из квартирного междусобойчика он превратился в настоящий фестиваль белорусской песни, — сказал корреспонденту “Салідарнасці” Александр Помидоров. А поскольку в этом году не было “Рок-коронации”, добавим мы, то “Басовішча” стало еще и единственным фестивалем, на котором наши молодые музыканты получили возможность показать себя, а зрители — составить представление о состоянии белорусской альтернативной музыки.

— Жаль, что в этом году не удалось взять всех, кого хотелось, — посетовал Помидоров. — У кого паспорт оказался не в порядке, кого в армию забрали… и все равно белорусы на “Басовішчы” традиционно сильнее польских групп.

Первый фестивальный день закончился около двух часов ночи выступлением “Нейро Дюбеля”. Но и это, как оказалось, не предел. Для особо веселых на расположенный возле сцены экран завели картинку и включили музыку. Show must go on…

На второй день начался конкурс. С белорусской стороны выступали “Tezaurus”, “Plus Vakol”, “Taxi”, “Anima”, “Тарпач”, “Soncavarot”, “Cor-Set”, с польской — “5 set 5” и “HMP”. Дамы с гитарами сменяли дам с микрофонами.

— Што ні гурт — жаночы вакал, — сформулировал Помидоров со сцены основную отличительную черту нынешнего “Басовішча”.

На второй день фестиваля голос ведущего хрипел и сипел, а потому заявленное в программе выступление группы PomidorOFF представить было сложно. Но она вышла на сцену, равно как и другие признанные польские и белорусские звезды: “Zero 85”, “N.R.M.”, “Ulis”, “Крама”…

К осипшему Помидорову вернулся голос, в два часа ночи Лявон Вольский пытался объяснить публике, что она устала, а публика не верила и требовала новых песен… И когда наконец в четыре утра отыграла последняя группа — польская “Judy 4”, тишина показалась неожиданной и странной, а в мозгах продолжали бухать ударные.

Ранним утром автобусы покидали спящий Городок. Вдоль дороги брела сонная парочка, на лавочке, обнявшись, дремали две бездомные девицы, в чьем-то саду из-под зеленого стеганого одеяла, наброшенного на качели, торчали три головы.

Хорошо, что есть “Басовішча”. Жаль только, что для того, чтобы послушать белорусскую музыку, нужно оформлять визу и ехать в другую страну.

Статья опубликована в еженедельнике «Салідарнасць» от 30.07.2004.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)