Лучшее из архива
Илья Антонович

Как отметили День независимости в 2005 году

Праздник на Октябрьской площади для многих оказался со слезами на глазах. Огромная площадка перед Дворцом республики 3 июля была забита до отказа. А между тем желающие бесплатно посмотреть на звезд эстрады все прибывали и прибывали. Когда подступы к Октябрьской площади со всех сторон перекрыли живой стеной омоновцы, стало ясно — День независимости превратился в вавилонское столпотворение.

Усилия стражей порядка мгновенно породили давку. Похоже, печальные события на Немиге так никого ничему и не научили… Многие женщины начали плакать. Редким везунчикам удалось прорваться сквозь оцепление. Остальных милиция теснила от центра праздничных гуляний.

Купаловский сквер напоминал муравейник. Те, кто не верил в то, что на площадь уже не пускают, двигался в направлении дворца, остальные, отчаявшись, сидели на лавочках, лежали на травке и пили-пили-пили пиво… Очередь в туалеты была подлиннее, чем в перестроечные времена за колбасой.

Впрочем, для многих празднующих ожидание у зеленых кабинок было просто невыносимым. Тогда народ оправлялся у деревьев и столбов, мало заботясь о том, чтобы хоть как-нибудь укрыться от посторонних глаз.

Через пьющую и писающую толпу пробирались ко Дворцу республики опоздавшие артисты. Сестрички Берулава из проекта Мerry Poppins поставили свой автомобиль на парковке у ВДНХ и с костюмами в руках семенили на высоченных каблучищах за продюсером Евгением Колмыковым. Прохожие узнавали в сексапильных девушках певиц из не по-белорусски вызывающего клипа “Любовь” и громко сообщали друг другу об этом.

На своих двоих добирался к месту действия и лидер “Леприконсов” Илья Митько. Рядом с музыкантом, тащившим на спине гитару, шествовала неземной красоты блондинка — официальная пассия Ильи.

Позже выяснилось, что опоздавшие оказались в выигрыше. Разъяренная толпа, не добравшаяся до Октябрьской площади, жестоко обходилась с машинами, припаркованными в непосредственной близости от Дворца республики. Так, автомобиль певицы Алеси и ее супруга Сергея Липеня какие-то молодчики поколотили ногами. Ехать транспортное средство может, но вот внешний вид его неслабо пострадал.

Алесе в тот день вообще не везло. Сперва ее не пригласили на сцену вместе с ансамблем “Сябры”. По этому поводу красавица обрушила свой гнев на ведущих концерта. Ярость певицы усилилась после того, как ее именем объявили выход воспитанницы Раинчика: “солистка Молодежного театра эстрады Алеся Виктория Алешко”. Настоящая Алеся рвала и метала.

Не наблюдалось на праздничном концерте певицы Галины Шишковой — это странно уже хотя бы потому, что ее покровителем является Егор Хрусталев, генеральный продюсер ОНТ. Впрочем, трудно сказать, проиграла или выиграла Шишкова, не попав в программу. Организаторы действа допустили огромное количество просчетов, отражавшихся в итоге на артистах. Группе “Черника”, например, включили чужую фонограмму. У Николая Гнатюка фонограмма выключилась вовсе. Секунд на 15 прервалась песня нового проекта Макса Алейникова — трио “Топлесс”. Девушки модельного вида в костюмах а-ля “Блестящие” даже не сразу поняли, что случилось.

Кстати, “Черника” — тоже детище Алейникова. Так что поводов для истерик у Макса в тот вечер было гораздо больше, чем у Алеси, но он ни на кого не орал.

Последней каплей стал сорвавшийся номер Влады. Внезапно — из-за нехватки электричества — выключились вообще все микрофоны. Чтобы они снова могли работать, Хрусталев велел отключить огромный экран, установленный на Октябрьской площади. Публика была не в восторге: ведь далеко не все, кто находился здесь, могли видеть, что же происходит на сцене.

Как ни прятался по темным углам закулисья певец Александр Сухарев, его-таки заприметил Борис Моисеев. И очень выразительно поздоровался. Свидетели этого приветствия стали хихикать и шушукаться. Оказывается, в свое время наш Сухарев приглянулся французскому шансонье Нильдо Фернандесу, с которым Моисеев пел в дуэте. Француз был так пылок и настойчив, что традиционно ориентированный Сухарев всерьез опасался за свою честь. Но обошлось. Свидетель фиаско товарища Борис Моисеев, как оказалось, ничего и никого не забыл.

Кирилл Слука, исполняя свою фирменную “Белоруссию”, направил микрофон в зал и до конца композиции слушал хоровой вариант исполнения собственной песни. Коллеги за кулисами злились: “Совсем Слука обленился!”. А Николай Басков вовсю признавался в любви к Александру Лукашенко. Тот, в свою очередь, выступил с танцевальной программой “а-ля Ельцин в 1996 году”. Но, надо признать, что у российского президента пляски выходили как-то органичнее, что ли.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)