Мария Ковальчук, “Завтра твоей страны”
Как нам обустроить Шкловщину

Кандидат экономических наук Петр Мигурский и политик Григорий Костусев разработали стратегический план развития Шкловского района. Проанализировав экономическую и политическую ситуацию, ученые пришли к выводу, что малой родине белорусского президента пора жить по правилам рыночной экономики.

О работе, получившей название «Шкловский район: стратегия развития», Петр Мигурский рассказал «Завтра твоей страны».

— Район, на мой взгляд, имеет хорошую экономическую перспективу, а следовательно и социальную. Надо только вовремя отказаться от нынешнего тупикового курса развития.

— Два года назад в соответствии с указом Александра Лукашенко, Шкловский район за достижения высоких показателей в социально-экономическом развитии оказался на Республиканской доске почета, а вы говорите о тупиковом пути развития…

— Если объективно проанализировать нынешнее экономическое состояние Шкловского района, то картина будет неутешительная. Время показало, что социалистический путь развития себя исчерпал. Один из показателей, красноречиво свидетельствующий об этом — уровень доходной части районного бюджета. Последние лет пять он застыл на одной отметке — 12 миллиардов рублей.

Мы сравнили некоторые экономические показатели Шкловщины за 2007 год с 1990 годом. И что получилось?! Даже с учетом приписок (а сегодня факт приписок признал даже президент страны Александр Лукашенко) только один показатель — производство зерна — превышен к уровню 1990 года. Но и тут есть вопросы. Зерна на зернотоках нет, зерносушильное оборудование изношено, на комбикормовых заводах не видно очередей из машин, груженных зерном, планы реализации зерна государству едва выполняются.

На мой взгляд, убедительнее аргумента, чем натуральные показатели, не существует. Именно натуральное производство позволяет оценить истинное положение дел. В Шкловском районе на официальном уровне рапортуют о резком увеличении внутреннего валового продукта в денежном выражении, но при этом наблюдается резкое падение всех натуральных показателей, за исключением урожая зерна.

С 1995 года остается неизменным соотношение государственного и частного сектора — 65 процентов к 35. Но при этом частный сектор наращивает производство молока, мяса, зерна, особенно фантастические показатели в производстве овощей и картофеля. А госсектор, где вращаются сотни миллиардов государственных рублей, стагнирует.

— И какой выход из сложившейся ситуации предлагаете вы, в чем суть вашего плана стратегического развития Шкловского района?

— Первое, что я хочу отметить: локального плана решения данной проблемы не существует. Это общегосударственная задача. И ее решение надо начинать с развития принципов демократии. Каждый чиновник должен зависеть от избирателя, от жителя того региона, которым он руководит. Местную вертикаль должен избирать народ, а не президент.

Второе. Приватизация госсобственности. Я приведу такой пример. Сегодня годовой бюджет Шкловского района составляет 12 миллиардов рублей, из них 400 миллионов — это штрафные санкции. Как вы думаете, каков показатель в этой статистике приватизации госсобственности? Менее одного миллиона рублей! Не миллиарда — миллиона!

На территории района сотни заброшенных объектов, которые не эксплуатируются. Почему бы их не продать инвесторам? Я убежден, что у нас есть все возможности для того, чтобы сотрудничать с западными инвесторами.

На мой взгляд, сегодня не только в Шкловском, во всех районах страны, есть возможности и резервы для создания условий динамичного развития среднего и малого бизнеса. Нужно только правильно выбрать стратегию развития с учетом имеющихся возможностей.

Посмотрите — в районе нет ни одного убыточного фермерского хозяйства. Если бы часть денег, которые государство инвестирует в колхозы, дать фермерам, как бы они поднялись!

Остается без государственного внимания и поддержки еще один сектор — приусадебные участки. Сегодня производство любой продукции на приусадебном участке выгодно для государства. Надо только организовать закупку овощей, мяса, молока и другой продукции у населения. Нельзя делать ставку лишь на крупномасштабное производство.

На что еще хочу обратить внимание. Сегодня в нашем районе проживает 22 тысячи экономически активного населения, и только 12 тысяч работают в реальном секторе экономики. Уровень безработицы в районе составляет 25 процентов. Один из выходов такой ситуации мне видится в создании альтернативной занятости.

Такой опыт есть в других странах. Государство предоставляет определенные преференции. Для этого и создаются предприятия, не связанные с сельхозпроизводством. К примеру, различные сборочные производства, переработка продукции (например, консервирование овощей), тепличное хозяйство, производство сувениров и так далее.

— Какие еще направления, на ваш взгляд, могут стать стратегическими приоритетами развития района?

— Я думаю, что развитие въездного туризма могло бы стать одним из ключевых направлений стратегического развития района. У нас для этого есть много преимуществ. Например, протекающая по территории района река Днепр. Близость района к Могилеву могла бы превратить Шкловщину в рекреационную зону. Здесь можно было бы построить современные базы отдыха.

Нельзя забывать о социальном развитии деревни. Добрейка, в которой я живу, — центральная усадьба колхоза. Из социальных объектов в ней функционируют только один — магазин. Нет ФАПа, клуба, почты. И кто-то будет говорить, что в село вкладываются огромные деньги! Мы эти деньги не видим. Село стареет, колхозники либо спиваются, либо уезжают из села, потому что нет зарплаты, нет условий, нет возможности самореализации.

— Начиная работу над планом стратегического развития района, вы изучали опыт других стран?

— Я по специальности агроном, работал председателем колхоза. Эту тему изучаю давно. Конечно, принимаясь за такой колоссальный и ответственный труд, я обращался к опыту других стран — Швеции, Чехии, Польши, Германии. Я убежден, что нам нельзя игнорировать опыт стран Балтии, потому что они прошли период перехода от социалистического пути развития к рыночной экономике. На их примере нам надо учиться.

На мой взгляд, более приемлем для белорусской провинции опыт Польши, а конкретно — опыт местного самоуправления. Успехи небольших городов и деревень Польши я связываю именно с разумным и эффективным самоуправлением, в Польше местная власть не мешает, а помогает работать и мелкому, и крупному бизнесу.

— Как думаете, ваш план может быть реализован в условиях современной Беларуси?

— Думаю, если бы люди, ответственные за судьбу района считали его своим краем, не работали с оглядкой на Могилев и Минск, реально отвечали перед своими избирателями, этот план прошел бы на «ура» и имел бы результат. Но при авторитарной системе управления государством это маловероятно.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)