Кирилл Иванов
Как Беларусь теряет лидерство в производстве бульбы, ставшей нашим негласным брендом

И почему белорусы стали покупать картофель в Украине и Литве, потратив миллионы на госпрограммы.

Один из читателей «Салідарнасці» из Гродненской области рассказала нам о том, что в его регионе до сих пор не убрали с полей картофель. И теперь якобы решается вопрос о привлечении к уборке работников бюджетных организаций.

— Впервые такое вижу, когда ноябрь на носу, а у нас картошка все еще в поле неубранная зеленеет, — удивляется наш читатель.

Решив проверить, редкость ли для Беларуси — столь поздняя уборка картофеля, — мы изучили тему поглубже. И, похоже, вышеописанная история — далеко не единственная и не самая большая проблема в этой отрасли.

Как за картошку поручались министры и вице-премьер

Два года назад в Беларуси завершилась Государственная комплексная программа развития картофелеводства, овощеводства и плодоводства, которая действовала с 2011-го по 2015-й.

Заказчиками программы были определены Минсельхозпрод, Национальная академия наук, облисполкомы, «Белгоспищепром», Минторговли и «Белкоопсоюз». Руководители этих ведомств и организаций несли персональную ответственность за выполнение госпрограммы, общий контроль осуществлял вице-премьер, в ведении которого находились вопросы агропромышленного комплекса.

Отметим, что данной программе предшествовала Программа развития картофелеводства на 2006-2010 годы, завершившаяся сокращением площади посадки картофеля на 19,4% и падением валового сбора на 13,3%. Последний момент тогда объяснили тем, что 85% всей площади посадки картофеля сконцентрировано у населения, где ежегодно наблюдается тенденция снижения посадок второго хлеба.

Что обещала программа 2011-2015 и чем все закончилось

Новая программа предусматривала достижение ряда показателей, среди которых были следующие:

- стабилизировать площадь посадки картофеля в сельскохозяйственных и других организациях на уровне 67 тыс. гектаров;

- получить в среднем по стране урожайность картофеля 300 центнеров с гектара;

- сконцентрировать производство картофеля в крупнотоварных организациях, что составит более 80% всего производства в сельскохозяйственных и других организациях;

- ежегодно (начиная с 2016 года) осуществлять посадку картофеля в товарных посадках семенами не ниже элитных;

- производить картофель различного целевого назначения в сельскохозяйственных и других организациях в объеме не менее 2 млн. тонн и т.д.

На реализацию Госпрограммы было предусмотрено использование 2630225 млн. рублей (в ценах 2010 года).

Во второй половине 2015 года Комитет госконтроля опубликовал итоги мониторинга исполнения программы. Выводы были неутешительны. «Согласно данным Комитета государственного контроля, большинство определенных в программе целей и задач, которые касаются развития картофелеводства, не выполняются либо выполняются не так, как следовало», — писал в августе 2015-го «Ежедневник».

Как два года назад отмечали контролеры, вместо стабилизации площадей посадок картофеля на заданном уровне наблюдалось их последовательное сокращение.

Запланированная средняя урожайность на протяжении действия программы ежегодно не дотягивала до прогнозных показателей на 50 и более ц/га. При этом, более половины хозяйств добивались урожайности не более 200 ц/га, а каждое десятое собирало не более 100. И это при том, что современные сорта картофеля способны давать урожай до 500 ц/га.

В 2016-м, согласно данным Минсельхозпрода, средняя урожайность ни в одной из областей не превысила 300 ц/га, в этом году, этого показателя не добились в Гомельской и Могилевской областях.

Два года назад в КГК отмечали, что причинами фактического провала госпрограммы стало повсеместное нарушение технологий выращивания картофеля, использование семенного материала устаревших сортов (при том, что на создание новых государство тратило сотни тысяч долларов, а на закупку импортных семян уходили миллионы). Итогом реализации программы стало появление на магазинных полках литовской, польской и даже египетской картошки. Например, в 2016-м белорусы купили в Украине 4,5 тыс. тонн за $ 1,2 млн.

А что другие госпрограммы?

Самое печальное в этой истории то, что схожих примеров неэффективного использования бюджетных средств не один и не два.

— Миллиарды долларов вложены в проекты по деревообработке, а должной отдачи пока нет, — заявлял в начале января этого года после очередного совещания у главы государства председатель Комитета госконтроля Леонид Анфимов.

«Вместо обеспечения рынка страны ценными рыбами по доступной цене с прилавка исчезли амур, толстолобик, щука, судак, сом и другие виды отечественных рыб. А рядовой потребитель сегодня зависит от импортной рыбы и высоких цен», — сообщал КГК год назад по результатам проверки реализации Госпрограммы развития рыбохозяйственной деятельности на 2011-2015 годы.

А здесь можно почитать о любимом детище властей — агрогородках. О том, как в реальности (а не на бумаге) была реализована программа устойчивого развития села на 2011-2015 годы.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)