«Не пишите, что умер. Убили». Избитый житель площади Перемен Роман Бондаренко скончался в реанимации

«Эта кровь на руках режима».

Избитый житель площади Перемен Роман Бондаренко умер в реанимации. Как стало известно, вечером ему стало хуже, поднялась температура до 40. В 20:00 его не стало. 

Роману Бондаренко был 31 год.

Сегодня врачи оперировали парня несколько часов, все это время он был без сознания. Прогнозы были не оптимистичны: шанс выжить один из тысячи.

Маме удалось увидеть сына в больнице до его смерти.

— Маме разрешили увидеть Романа, ненадолго пустили в реанимацию, он в коме. Подключен к разным аппаратам, весь в повязках и синяках, — рассказывала TUT.BY Ольга, сестра Романа Бондаренко.

Она также рассказала, что кто-то приехал в БСМП и изъял личные вещи брата.

Как сообщает TUT.BY, на «Площади перемен» уже собралось около 100 человек. Люди зажгли первые три свечи в память о Романе.

Вечером 11 ноября Роман Бондаренко узнал, что на площадь Перемен приехали неизвестные в масках, чтобы срезать бело-красно-белые ленты.  Он пришел к месту событий, но, как рассказала Нашай Ніве свидетельница происшедшего Юлия, в конфликт не вступал. Однако тихари набросились на парня.

«Все это время по периметру двора стояли тонированные бусы. Из них никто не выходил. И эти, которые выбежали, взяли Рому, понесли за руки и ноги, махнули бусу, чтобы тот подъехал. Рому кинули внутрь машины», – сообщила Юлия.

Еще один свидетель рассказал Радыё Свабода, что узнал в одном из участников нападения спортивного функционера, приближенного к Александру Лукашенко.

Спустя примерно полтора часа Бондаренко доставили из милиции в больницу без сознания. Мужчина был страшно избит: большой отек мозга, закрытая черепно-мозговая травма, весь в гематомах.

Врачи до последнего боролись за жизнь Романа. Но тщетно…

Ранее Светлана Тихановская обвинила режим Лукашенко в произошедшем.

— Понимаем, что эта кровь — на руках режима, который пытается спасать свое существование ценой жизней белорусов, — заявила политик.

Смерть Романа Бондаренко всколыхнула многих.

Тихон Чернякевич, литературовед:

«Душаць слёзы.

Яшчэ адно забойства ў прамым эфіры.

Рэчы Рамана Бандарэнкі з бальніцы ўжо канфіскаваныя «невядомымі людзьмі». Біялагічны матэрыял забойцаў знішчаецца недзе, проста ў гэтую секунду».

Сяргей Навумчык, политик:

«Раман Бандарэнка забіты за Бел-Чырвона-Белы Сьцяг. Вечная Памяць».

Катарина Андреева, журналист:

«Умер. Светлая память Роману. Сил близким!

Работаешь почти на автомате, умеешь ставить «заслон» между работой и своей жизнью. И так месяцами. А потом что-то одно сдирает ранку. Даже 10 августа в паре десятков метров от Тарайковского мне не было так страшно и плохо, как сегодня. Может, адреналин помогал, уж не знаю.

А сегодня я работала на ленте новостей: звонила лечащему врачу, родственникам, писала маме. Гуглила, что же такое субарахноидальное кровоизлияние. И чувствую, что всё. Ярость достигает предела. Есть острая необходимость защищаться — любыми методами.

Тут ещё МВД выкатывает циничный пост под заголовком «Дворовой конфликт: конфронтация взглядов». Нет, так не пойдёт, чемоданова. Я бы поменяла на «Фашисты безнаказанно убивают людей».

Адар’я Гуштын, журналист:

«Я ўжо не пытаю, як будуць жыць міліцыянеры, якія забілі Рамана. Але як будуць жыць ябацькі, якія прыехалі ў чужы двор «наводзіць парадкі»? Нельга ад гэтага адмыцца, да канца жыцця вы будзеце з гэтым. І беларусы гэтага не забудуць».

Саша Филипенко, писатель:

«В Беларуси еще одна смерть. Сегодня в реанимации умер Роман Бондаренко, парень, который вчера вышел во двор собственного дома, чтобы отстоять бело-красно-белые ленточки, которые люди в знак солидарности привязывают к забору — ленточки эти приехали срезать люди в масках (в 2020 году у них такая работа, за это они получают деньги, которые следственный комитет ворует со счетов белорусов)

Романа затолкали в микроавтобус, увезли в РУВД, где избили и откуда позже доставили в реанимацию с множественными несовместимыми с жизнью травмами.

Сегодня днем Роман Бондаренко, которому был 31 год и который вчера вечером спустился в собственный двор, скончался на операционном столе.

Совсем скоро, обязательно(!), во что бы то ни стало(!), мы узнаем и назовем имена и фамилии всех, кто убивал, и всех, кто отправлял шакалов во двор Романа».

Дмитрий Щигельский, психиатр:

«Он убит, поэтому не умер, а погиб».

Анатолий Шумченко, лидер предпринимателей:

«Роман Бондаренко. Убит в борьбе за новую свободную Беларусь».

Змицер Панкавец, журналист:

«Калі чытаю пра смерць Рамана Бандарэнкі, маладога, светлага, прыгожага хлопца, то чамусьці думаю пра тарты матушкі Гаўрыілы. Колькі тартоў цяпер заслужылі красаўцы?»

«Не пишите, что умер. Убили», — пишут пользователи в соцсетях.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.9 (оценок:50)