Яна Владимирова

«Из СИЗО Женя пишет: «Лучшее, что ты можешь для меня сделать, — жить счастливо»

История любви бывшего следователя, ставшего политзаключенным.

Евгений Юшкевич и Валерия Эйсмант. Все фото из личного архива

Евгений Юшкевич прошел путь от следователя, который расследовал убийства, сетевой сбыт наркотиков, финансовые, налоговые и ИТ-дела, до программиста.

В 2017 году уволился с должности старшего следователя отдела по расследованию по экономическим преступлениям управления Следственного комитета по Минску, а в 2020 стал разработчиком и инициатором проекта bychange.me, который помогал в обучении, переподготовке силовиков, госслужащих и людей, уволенных или ушедших с работы по соображениям совести.

— «Жизнь дана, чтобы развиваться, а не для того, чтобы выверять интервалы в письмах на бумаге», — приводит слова Евгения его девушка Валерия Эйсмант. — Поэтому Женя и ушел из СК.

В первый раз Евгения задержали 24 ноября 2020 года. Ему предъявили обвинения по ст. 342 УК — «Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них». Спустя 10 дней отпустили под подписку о невыезде.

Уезжать из Беларуси Евгений не собирался.

— Женя понимал, что он ничего преступного не совершил. Почему он должен скрываться? — рассказывает Валерия.

Второе задержание любимого человека стало для нее ударом.

— 19 апреля (2021 года – прим. С.) днем Женя перестал выходить на связь. Я подумала, должно быть, просто работает. Вечером, когда возвращалась домой, мне позвонила мама Евгения и тревожно спросила, где он —вспоминает Валерия. — Приехала – вижу: дом не закрыт на ключ. Соседи выбежали на улицу. У меня все внутри оборвалось… Поняла, что Женя, скорее всего, задержан.

В постановлении на обыск, который показали родным Жени, была указана статья 289 (Акт терроризма).

— Первые два месяца после ареста Жени я существовала на автопилоте: передачи, письма… Сейчас начала приходить в себя. Оглядываясь назад, не представляю, как мне удалось не обозлиться.

Было сложно: я осталась без работы. Дом, который мы снимали, продали. Нужно было параллельно заниматься переездом.

Единственное, что мне давало силы и энергию, — это Женины письма. Из СИЗО он пишет: «Лучшее, что ты можешь для меня сделать, — это обходить стрессы и жить счастливо».

Валерия и Евгений впервые встретились четыре года назад.

— Женя первый раз увидел меня в прокуратуре, где я работала. Он подписался на меня в Инстаграме. Я тоже следила за его обновлениями. Мне очень нравился его стиль жизни. Я в 9 утра на работе, а он где-нибудь на берегу реки, чашка кофе в руках, рядом собака.

Несколько лет мы просто перекидывались парой фраз. Однажды мне на работу пришла открытка из Сербии. Там была только одна фраза: «Вочы як у сербкі». Подписи не было. Но я поняла, что это от Жени — фотографии из Сербии были только у одного человека из моей ленты.

Летом 2020 года я готовилась к защите дипломной работы на юрфаке БГУ. Женя вызвался мне помочь. Так мы стали общаться ближе.

Женя погрузил меня в свою контрастную, насыщенную жизнь, которой я восхищалась. Мы могли днем поехать с собаками в глухой лес, где нас съедали комары, а вечером сидеть в одном из классных ресторанов Минска.

У нас не было этапа флирта. Женя серьезный человек. С ним нет никаких неясностей, все четко, по делу и честно. Съехались по классической схеме. Каждое лето в общежитии планово отключали горячую воду. Хотела нормально сходить в душ: приехала и осталась навсегда.

Каждый день Валерия пишет Евгению в СИЗО:

— Женя лучше всех меня понимает. Это своеобразная терапия через письма. Сначала было непросто писать, понимая, что корреспонденцию читают третьи лица. Я старалась сдерживать эмоции и не откровенничать слишком, а сейчас неважно, кто еще будет читать нашу историю любви и что подумает.

Этими фото Валерия поздравила Евгения с днем рождения. Снимки также были опубликованы в соцсетях за полторы недели до даты, чтобы и другие люди могли отправить ему поздравления

Валерия заказала этот портрет у художника, оформила его как открытку и отправила в СИЗО ко дню рождения любимого

Женя меня мотивирует, поддерживает. Знает, что я прохожу непростой этап в плане профессионального становления. Понимает, как никто другой, потому что сам этот путь проходил.

Для меня любое его письмо — огромная радость, даже если там три строчки. Недавно получила открытку с Алладином и Жасмин, которые летят на ковре-самолете. Он пишет: «Летим тратить твою первую зарплату». Я обещала, что как только найду работу, с моей первой зарплаты приглашу его в любое место, куда он захочет.

Главный вывод, который Женя повторяет в каждом письме: ему ни за что не стыдно. Думаю, этим не каждый может похвастаться.

Женя честный, умный и добрый. Он последнюю рубаху отдаст, чтобы оказать помощь тому, кто в ней нуждается.

Никогда не слышала, чтобы о человеке говорили столько хорошего и только хорошее, как о нем.

Чтобы о Жене помнили, Валерия оформляет цитаты из его писем и публикует в соцсетях.

— Первое, что вы сделаете, когда Женя выйдет на свободу?

— Я разрыдаюсь. Все, что во мне копилось, выплеснется. Наверное, не сразу смогу поверить, что вот он и к нему можно прикоснуться, обнять.

Сейчас нам помогают мечты о будущем. В наших мечтах мы живем в небольшом домике подальше от города, наши собаки утрамбовывают землю на участке и не могут поделить еду.

Правда, Женя говорит, что надо отказываться от любых надежд и мечт, только так можно выжить в заключении.

Писал мне: подумай, что тебе делать на случай плохого варианта развития событий. Он не сторонник того, чтобы я ждала его, если это затянется надолго. Но, кажется, он ещё не до конца понимает моего решения. Поэтому ему ответила: у меня на тебя большие планы, и на плохой вариант развития событий образец заявления в ЗАГС у меня уже лежит.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:112)